Вегенер. Происхождение континентов и океанов

 

Пермокарбоновое оледенение. Чередование ледниковых и межледниковых эпох в четвертичном периоде

 

 

Рассмотрим сперва карбон как самый древний период, для которого были составлены карты Земли с учетом теории дрейфа материков. Здесь мы сразу встречаемся с главным затруднением прежней палеоклиматологии, а именно со следами пермокарбонового оледенения.

 

Все современные южные континенты (и Декан) в конце карбона п в начале пермского периода были покрыты материковым льдом; напротив, ни на одном континенте современного северного полушария, не считая Декана, не известны признаки оледенения в этом периоде.

 

Подробнее всего следы материкового оледенения изучены в Южной Африке, где Моленграфф в 1898 г. впервые нашел под древней мореной отполированные льдом коренные породы и этим устранил последнее сомнение в моренном происхождении распространенного там «конгломерата Двайка» [165]. Последующие работы, из которых особенно надо выделить исследования Дю Тойта [166], дают очень подробную картину этого оледенения. Во многих местах по бороздам на отполированных породах можно определить направление движения льда; таким образом, здесь можно установить ряд центров оледенения, из которых растекался лед, и обратить внимание на ничтожную разницу во времени основной активности этих центров.

 

 В целом установлено увеличение мощности слоя льда с запада на восток в современном понимании. В Южной Африке южнее 33° ю. ш. валунные глины согласно залегают на морских отложениях. Валунные глины составляют их непосредственное продолжение. Это можно объяснить лишь тем, что материковый лед здесь оканчивался в виде плавучего «барьера», как это имеет место сегодня в Антарктике, причем основная морена, образующаяся при таянии нижней поверхности льда, отлагалась на древних морских осадках как их естественное продолжение. Следовательно, снеговая граница проходила здесь на уровне моря. Распространение этого южно-африканского оледенения, которое сопоставимо с современным оледенением Гренландии, доказывает, что речь идет о настоящем материковом леднике, а не просто о горном оледенении.

 

Однако совершенно такие же моренные отложения встречаются на Фолклендских островах, в Аргентине и Южной Бразилии, на Индостане и в Западной, Средней и Восточной Австралии. Во всех этих областях полное подобие всей последовательности слоев исчерпывающим образом объясняет гляциальное происхождение местных отвердевших валунных глин. Все они, как и в Южной Африке, лежали под материковым льдом. Многие расположенные в стратиграфической последовательности слои валунных глин, между которыми залегают межледниковые отложения, были найдены в Южной Америке и Австралии. Это вполне аналогично чередованию ледниковых и межледниковых эпох в четвертичном периоде Северной Европы.

 

Так, в средней части Восточной Австралии (Новый Южный Уэльс) существуют две морены, разделенные угленосными межледниковыми слоями. Следовательно, суша здесь была дважды покрыта материковым льдом, но в промежутке на моренном ландшафте образовались пресноводные озера, которые подверглись заболачиванию. Южнее этих мест, в Виктории, был найден только один ледниковый горизонт, а севернее, в Квинсленде, —вообще ни одного. Самая южная часть Восточной Австралии была, следовательно, в этот период постоянно погребена подо льдом, на среднюю ее часть лед проникал только дважды, а северная оставалась совершенно свободной. Таким образом, здесь начинает разворачиваться совершенно такая же картина, какую мы уже давно знаем для четвертичного ледникового периода Европы и Северной Америки. В четвертичном периоде чередование ледниковых и межледниковых периодов мы можем объяснить периодическими изменениями движения Земли и колебаниями интенсивности радиации; то, что такие колебания происходили на протяжении всей истории Земли, можно считать бесспорным. Но заметные следы они могли оставить после себя только в те периоды, когда материковый лед лежал в полярных областях. Все эти детали ясно показывают, что оледенение южных континентов в пермокарбоне должно рассматриваться как настоящее материковое.

 

Но следы пермокарбонового ледникового периода теперь далеко отдалены один от другого и распространены в области, которая занимает почти половину поверхности Земли!

 

Даже если мы поместим Южный полюс на самое вероятное место, в центре этих следов оледенения, т. е. примерно на 50° ю. ш. и 45° в. д., то найдем, что по отношению к линии экватора, соответствующей такому положению полюса, наиболее удаленные от полюса следы материкового оледенения в Бразилии, Индостане и Восточной Австралии должны быть расположены на географических широтах менее 10°. Получается, что полярный климат господствовал в то время в южном полушарии почти до линии экватора. В то же время в другом полушарии, исходя из таких построений, мы нашли бы только следы тропического и субтропического жаркого климата вплоть до Шпицбергена. Нет необходимости говорить, что подобный вывод не имеет смысла.

 

Попытка объяснить эти следы оледенений с позиций климатологии была предпринята Кокеном [167] еще в 1907 г., когда южно-америкаиские находки считались сомнительными. Однако его выводы практически оказываются абсурдными. Он считал, что не остается ничего иного, как предположить, что все эти следы оледенения образовались на большой высоте над уровнем моря. Этот вывод не может быть принят во внимание потому, что на нагорьях такой протяженности в тропиках не образуется материкового льда, а геологические наблюдения доказывают как раз обратное, свидетельствуя о том, что снеговая граница в областях пермокарбонового оледенения опускалась до уровня моря. С тех пор фактически больше уже не предпринимались попытки объяснения этих явлений с климатической точки зрения.

 

Эти следы оледенения представляют, таким образом, блестящее опровержение гипотезы о неподвижности континентов. Что сказали бы мы о теории дрейфа, если бы она в какой-либо части обобщенного ею большого материала привела бы к такому абсурду? Неизменность положения континентальных блоков рассматривалась до сих пор как априорная истина, не требующая доказательств. Но ведь в действительности это тоже только гипотеза, требующая проверки наблюдениями. Я сомневаюсь, в состоянии ли геология привести для какого-нибудь из своих выводов более надежное доказательство, чем доказательство неправильности гипотезы фиксизма, относительной неподвижности материков, основанное на изучении следов пермокарбонового оледенения.

 

Мы не будем здесь подкреплять сказанное цитатами из литературы. То, что очевидно каждому, не требует подтверждения ссылкой на чужое мнение, а кто не хочет видеть, тому все равно никоим образом не поможешь. Перед нами больше не стоит вопрос: перемещались ли континентальные блоки, ибо в этом нет никакого сомнения. Но перемещались ли они так, как это предполагает теория дрейфа материков? При этом прежде всего нельзя обойти молчанием того, что в пермокарбоновых отложениях ряда других мест найдены конгломераты, которые с геологических позиций до сих нор рассматривались так же как ледниковые, но по своему положению мало подходят, а частично вообще не соответствуют выводам теории дрейфа.

 

Так, например, имеются сообщения о таких пермокарбоновых (а также триасовых) конгломератах Центральной Африки [216], которые до сих пор сопоставлялись с южно-африканским конгломератом Двайка и рассматривались как основная морена материкового оледенения. Следы пермокарбонового оледенения в районе Конго при необходимости могли бы еще с ними быть объединены на основании гипотез теории перемещения (триасовые следы, правда, весьма плохо), однако, по моему мнению, это требует гипотез, невероятных с точки зрения климатологии.

 

Но как же в этом случае обстоит дело с надежностью доказательства их ледникового происхождения? Выше уже указывалось на то, что обманчиво схожие «псевдогляциальные» конгломераты с отполированными обломками могли образоваться и, как доказано, формировались также в совершенно других климатах (в частности, в аридном климате). Отполированные породы под предполагаемой мореной в районе Конго до сих пор нигде не обнаружены. Таким образом, до сих пор здесь известны только такие признаки, которые типичны для псевдоледниковых конгломератов. Кроме того, последовательность напластования там удается наблюдать лишь в небольших фрагментах отложений. Даже принадлежность их к пермокар- бону еще не доказана, так что нельзя утверждать, что гляциальное происхождение здесь подтверждается идентичностью всей последовательности слоев. То немногое, что нам известно об этих слоях, указывает, видимо, на их иной генезис и соответственно на другой климат. Следовательно, ни в коем случае нельзя считать здесь гляциальное происхождение конгломератов доказанным. Этому противоречит также тот факт, что в Южной Африке определена возможная северная граница материкового ледника.

 

Мало вероятно, чтобы в Центральной Африке в то же время существовала другая изолированная ледниковая шапка. Поэтому целесообразно пока не принимать во внимание конгломераты Центральной Африки в качестве показателей климата. Я считаю возможным, что в дальнейшем подтвердится их псевдогляциальное происхождение.

 

Еще вероятнее это по отношению к пермокарбоновым конгломератам, найденным Коертом в Того, которые, по имеющимся еще не очень детальным исследованиям, также считаются гляциальными. По моему мнению, весьма вероятно, что они образовались в аридном климате.

 

 

 

К содержанию книги: О теории дрейфа континентов

 

 

Последние добавления:

 

ГЕОЛОГ АЛЕКСАНДР ФЕРСМАН   ИСТОРИЯ АТОМОВ  ГЕОХИМИЯ ВОДЫ

 

  ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ ПОДМОСКОВЬЯ   КАЛЕДОНСКАЯ СКЛАДЧАТОСТЬ