КЛИМАТЫ ПАЛЕОГЕНА И НЕОГЕНА

 

Ископаемая тропическая флора палеогена и неогена

 

 

ПАЛЕОТРОПИЧЕСКАЯ ОБЛАСТЬ

 

Изменения климата, происходившие в северной половине Евразиатского материка, не затронули Индии, Индокитая, самого Южного Китая и Индонезии, защищенных высокими хребтами Гиндукуша,. Гималаев, в которых поэтому формационный (климатический) тип растительности, так же как и литогенетический тип выветривания, сохранялись в течение всего палеогена и неогена неизменными.

 

Количество местонахождений ископаемой тропической флоры палеогена и неогена в общем невелико, к тому же локализованы они преимущественно в одной области — Юго-Восточной Азии (Бирма, Таиланд, Вьетнам, Индонезия). Очертить ареал распространения палеотропиче- ской растительности в данном случае помогают другие элементы ландшафтного комплекса, в первую очередь литогенетические особенности кор выветривания с сопровождающими их осадками, выходы которых распространены несравненно шире и равномернее по площади. Как известно, под пологом тропического леса развиваются различные красноземы, желтоземы и настоящие латериты, а также продукты их переотложения, составляющие формацию бескарбонатных красноцветов. Очевидно, совпадение ареалов накопления бескарбонатных красноцветов и тропических лесов существовало и в прошлом, поскольку все известные местонахождения ископаемой тропической флоры палеогена попадают в область распространения бескарбонатных красноцветов. Следовательно, в тех районах геоботанической области, для которых данные по ископаемой флоре отсутствуют, границы могут реконструироваться по литогенетическим объектам.

 

Палеоботанические данные свидетельствуют о том, что в течение палеогена и неогена на территории палеотропической области были распространены диптерокарповые леса, по составу мало отличающиеся от современного дождевого леса низменностей Суматры и Борнео, и теко- :вые леса, напоминающие современные муссонные леса Индостана. В составе тропических лесов были разнообразно представлены диптерокар- повые, панданусовые, фикусы, банановые, пальмы, бамбуки, древовидные папоротники, а в Китае также магнолии, лавры, вечнозеленые дубы.

 

Таким образом, и в прошлом растительность палеотропической области была дифференцирована в зависимости от режима выпадения осадков на дождевые и муссонные леса и, вероятно, саванное редколесье. Последнее, судя по литологическим данным (локальное обогащение осадков известью и кремнеземом, связанное с некоторой аридизацией климата), могло быть распространено во внутренних районах Индии и Индокитая (плато Корат), в которых, кстати, эта растительная формация является господствующей и в настоящее время.

 

Вместе с тем имеются основания предполагать, что в прошлом соотношения влажных лесов и растительных ассоциаций, приспособленных к периодическому недостатку влаги, были несколько иными, чем в наше время. Дождевые леса, по-видимому, занимали более обширные площади (за счет листопадных муссонных лесов), о чем, в частности, свидетельствуют находки ископаемых древесин диптерокарповых в олигоцене и миоцене Верхней Бирмы, за пределами области их современного произрастания. Согласно же П. Ричардсу (1961), диптерокарповые являются характерным членом формации дождевого леса и не встречаются в листопадном муссонном лесу.

 

Вообще же палеогеографическая обстановка на территории палеотропической области Южной Азии в кайнозое была очень динамичной и изменчивой, отражавшейся на региональном распределении атмосферных осадков, которые в условиях тропического климата являются основным фактором, регулирующим течение физиологических процессов у растений. Если менялась картина распределения атмосферных осадков (локально), то, следовательно, изменялось и распределение отдельных формаций тропической растительности. Развитию диптерокарповых лесов особенно благоприятствовал ландшафт приморских низменностей, получивший широкое распространение в плиоцене.

 

Тропические леса Южной Азии развивались автохтонно в течение всей кайнозойской эры. Их огромное флористическое богатство, как полагают палеоботаники, является одним из проявлений их глубокой древности.

 

Основным внешним факторам, регулирующим периодичность физиологических процессов тропической растительности, является сезонная засуха, а не температура, как в умеренном климате (Ричарде, 1961). Поэтому все провинциальные и исторические изменения тропической растительности Южной Азии в кайнозое были связаны исключительно с колебаниями продолжительности и интенсивности засушливого периода.

 

В Северном Вьетнаме в угленосных отложениях неогена широко распространены растения субтропиков и умеренного климата; таксодиевые, сосны, тсуги, кленовые, гикори, орехи, лапина, каштаны, дубы, ольхи, ивы, показывающие на существование в горных областях тропиков вертикальной зональности.

 

 

 

К содержанию книги: Палеоген и неоген

 

 

Последние добавления:

 

КАМЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ

 

СТРАТИГРАФИЯ И ТЕКТОНИКА ТИТОН-ВАЛАНЖИНСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ РАЙОНА БАЙДАРСКОЙ КОТЛОВИНЫ В КРЫМУ

 

СИХОТЭ-АЛИНЬ

 

Вегенер. Происхождение континентов и океанов

 

ГЕОЛОГ АЛЕКСАНДР ФЕРСМАН