КЛИМАТЫ ПАЛЕОГЕНА И НЕОГЕНА

 

Однообразие климата палеоцена, эоцена и нижнего олигоцена и похолодание климата

 

 

Прогрессировавшее похолодание, усиливавшаяся муссонная циркуляция и возраставшая пестрота в распределении атмосферных осадков (в связи с усложнениями рельефа материка) отразились на развитии кайнозойской растительности, которая с каждой эпохой приобретала все более сложную дифференциацию и изменяла свой состав.

 

В палеоцене, эоцене и нижнем олигоцене различия бореальной и тропической областей по термическому режиму были еще невелики и поэтому существенно не влияли на зональную дифференциацию растительности. Последняя тогда в большей мере определялась условиями увлажнения (количество и режим выпадения атмосферных осадков), которые были уже достаточно контрастными, хотя и не в такой степени» как в настоящее время.

 

Относительное однообразие климата палеоцена, эоцена и нижнего олигоцена (особенно- в отношении температуры) было причиной в общем слабой зональной дифференциации растительности, основной чертой которой была комплексность, т. е. совместное произрастание представителей различных климатических классов. Например, в отложениях палеогена северных районов Евразии совместно находят остатки бореальных (березы, ольхи, ивы) и субтропических форм (магнолии, троходендроны, платаны, гинкго).

 

С позднего эоцена происходит похолодание климата, и растительность все более и более дифференцируется по термическому режиму.

 

К среднему олигоцену уже четко обозначаются два термических типа растительности, получившие от А. Н. Криштофовича название «тур- гайской» и «полтавской» флор. Первая — теплоумеренная, листопадная; вторая — тропическая, вечнозеленая. Конечно, и флоры тургайская и полтавская еще были в большой мере комплексными, сочетавшими в себе растения различных термических классов, но уже более узкого диапазона, чем раннепалеогеновая флора («гренландская» и «гелинден- ская» флора А. Н. Криштофовича). В тургайской флоре вечнозеленые растения отсутствовали (северные районы) или были представлены только в подлеске (южные районы).

 

Так как похолодание распространялось с севера, наиболее динамичными и энергичными процессы термической дифференциации растительности были в пределах бореальной области. В неогене на базе тургайской флоры складываются две самостоятельных геоботанических зоны: таежных и широколиственных лесов, различные по климатическим условиям.

 

Со среднего миоцена под влиянием похолодания и иссушения (исходившего из аридной области) по южной окраине теплоумеренного- пояса тургайские хвойно-широколиственные леса стали замещаться лесостепными, а затем и степными ландшафтами.

 

С течением времени похолодание распространяется все дальше на юг. В связи с этим умеренная растительность неуклонно расширяет свой ареал за счет тропической, отступающей в области ее современного произрастания. В плиоцене она распространяется также на значительную часть аридной области, во флоре которой в это время происходит смена полтавского (тропического) базиса на тургайский (теплоумеренный).

 

Максимальным преобразованиям подвергалась кайнозойская растительность северных районов, наиболее приближенных к центру охлаждения. К югу количество -и масштабы воспринятых растительностью- влияний сурового климата уменьшаются и, соответственно, возрастает в  ее составе роль древних элементов. Минимальным изменениям подвергалась растительность тропической области, а также китайского сектора тихоокеанского побережья, климат которых в кайнозо-е был относительно стабильным.

 

Одновременно с формированием термической зональности климата (и растительности) усиливалась контрастность в распределении атмосферных осадков. Увеличение площади суши и ее среднего гипсометрического уровня должно было сопровождаться ростом термических контрастов континентов и океанов, которые в свою очередь порождали сильную муссонную циркуляцию атмосферы. Аридная область еще более иссушается, и в ней выделяется зона настоящих пустынь, а в тропической области расширяются ареалы проявления муссонного климата с засушливым сезоном.

 

Несомненно, что в палеогене влажные тропические леса покрывали более значительные площади, чем в неогене, когда они частично были, замещены муссонными лесами, теряющими листву на сухое время года.

 

Дифференциация лесной растительности в палеогене и неогене происходила также и под влиянием нараставшей солнечности климата. В лесах постепенно повышалась роль гелиофитов — пород с мелкой разреженной листвой (березовые, тополевые), и соответственно сокращалось распространение тенелюбивых растений (сциофитов), отличавшихся густым облиствением (буковые, еловые). Результатом этого процесса было значительное обеднение лесов Сибири елью и пихтой и полное исчезновение из них тсуги и бука.

 

Итак, на основе комплексной относительно однообразной растительности раннего палеогена в дальнейшем складывается очень сложная геоботаническая зональность. Зональными новообразованиями являются таежные, широколиственные и отчасти муссонные леса, а также растительность степей и настоящих пустынь.

 

 

 

К содержанию книги: Палеоген и неоген

 

 

Последние добавления:

 

КАМЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ

 

СТРАТИГРАФИЯ И ТЕКТОНИКА ТИТОН-ВАЛАНЖИНСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ РАЙОНА БАЙДАРСКОЙ КОТЛОВИНЫ В КРЫМУ

 

СИХОТЭ-АЛИНЬ

 

Вегенер. Происхождение континентов и океанов

 

ГЕОЛОГ АЛЕКСАНДР ФЕРСМАН