ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ

 

Отморожения пальцев ног и рук. Последствия отморожения

 

 

Отморожения возникают чаще всего под влиянием низкой температуры, однако и в условиях влажного холода при температуре даже выше 0° отморожения (в частности, тяжелые) наблюдались довольно часто.

 

Иногда отморожения становились грозным бедствием. Всем известна массовая гибель солдат Наполеона Бонапарта вследствие отморожений и общего замерзания при отступлении из Москвы. В Крымскую кампанию, по Н. И. Пирогову, отморожения в нашей армии составляли 6 % всех потерь, а в английских экспедиционных силах – 5.3 %. Памятным является следующий эпизод первой мировой войны: в ночь на 13 декабря 1914 г. X турецкий корпус на Кавказском фронте потерял от замерзания 50 % своего состава. Хорошо известны большие потери от отморожения, понесенные армиями, вторгшимися в нашу страну в 1941 г., в частности во время Сталинградской битвы.

 

Отморожения пальцев ног и рук составляют, по С. С. Гирголаву, 99 % всех поражений от холода. Поражения стоп от холода наблюдаются значительно чаще поражения рук.

 

Наши систематические рентгенологические исследования пострадавших от отморожения во время Великой Отечественной войны позволили выявить следующие повреждения, возникающие в костях, не считая остеопороза (легко преодолеваемого разрежения костной структуры): 1 – рассасывание кости в результате нарушения трофики (трофический остеолиз), 2 – асептическое омертвение кости (остеонекроз), иногда с патологическим переломом, 3 – гнойное поражение костей и суставов, обычно вяло текущее. Чаще всего на стопе и кисти поражаются концевые фаланги. Более тяжелые отморожения связаны с поражением всех фаланг пальцев и даже плюсневых (или пястных) костей. Из концевых фаланг чаще всего поражаются концевые фаланги I и V пальцев. Нередко страдают и наиболее выступающие кпереди концевые фаланги. Больше всего поражаются крайние звенья, т. е. кости, входящие в состав I и V пальцев, и их плюсневые (или пястные) кости.

 

Военная обстановка 800–1000 лет назад была обычным явлением в жизни пограничного города Саркел – Белая Вежа. В климатическом отношении это местность, где холод и ветер воюют с человеком многие месяцы.

 

Какое то число костей с последствиями отморожений могло остаться в погребениях этого города, хотя такие кости плохо сохраняются в земле. Мы нашли 2 скелета с патологическими изменениями в костях стопы – последствиями отморожения.

На скелете взрослого мужчины из погребения в Саркеле имелись проявления тяжелого, длительно протекавшего отморожения обеих стоп (43). Головки I и II плюсневых костей были почти полностью разрушены. Репаративные изменения в виде замыкающей пластинки имелись лишь на периферии пораженного участка, тогда как костномозговые пространства в середине пораженного участка были обнаженными. Таким образом, полного заживления не наступило.

 

Отморожение было довольно тяжелым. В результате сухой гангрены в области головок I и II плюсневых костей с обеих сторон произошло самопроизвольное отпадение омертвевших пальцев и значительной части головок этих костей.

 

Выздоровление, которое, по видимому, было неполным, шло медленно, в особенности на правой стопе, которой больной долгое время не пользовался. В дальнейшем, надо полагать, больной также не слишком нагружал эту ногу (кости которой тоньше), щадил ее, опираясь при ходьбе на палку (см. стр. 48).

 

Второй скелет принадлежал пожилому мужчине. На этом скелете, помимо старого перелома левой малоберцовой кости, в костях левой стопы были обнаружены изменения, характерные для старого тяжелого, но полностью преодоленного поражения на почве отморожения. Изменения, обнаруженные в костях левой стопы, как нам кажется, заслуживают исключительного внимания.

 

Основная фаланга I пальца представлена небольшим фрагментом, ставшим частью головки I плюсневой кости (44, А, Б ). Как показывает рентгенограмма, фрагмент основной фаланги и I плюсневая кость имеют общие пластинки, их связь нигде не прерывается. На поверхности фрагмента нигде нет обнаженных костномозговых пространств. Вся поверхность представлена хорошо выраженной замыкающей пластинкой.

 

В I плюсневой кости, как и во фрагменте основной фаланги этого пальца, нет никаких следов преодоленного остеомиелита. Нет полостей в губчатом веществе, нет участков склероза, нет ассимилированных периостальных наслоений.

 

Можно считать, что фрагмент основной фаланги слился с головкой I плюсневой кости не в результате остеомиелита или гнойного артрита. Отсутствие функции в этом суставе обусловило запустевание сустава, исчезновение всех его элементов и полную ассимиляцию фрагмента. Ассимилированный фрагмент и I плюсневая кость работали как единый орган. Четко выраженная замыкающая пластинка на фрагменте, направление его уступообразной вершины не столько кверху, сколько кнаружи, к другим плюсневым костям этой стопы (44, А, Б ), общие костные пластинки – все это говорит об исключительном приспособлении к новым условиям нагрузки, действовавшим в течение многих лет.

 

Поверхность уступообразной части фрагмента, обращенная к остальным костям этой стопы, изогнута. Она отличается исключительной гладкостью. Для возникновения такой формы и структуры нужна нагрузка в течение многих лет.

 

От основания основной фаланги V пальца также сохранился небольшой фрагмент уступообразной формы. Его вершина направлена вверх, но вместе с тем в какой то мере наклонена в сторону остальных плюсневых костей этой стопы (44, А  и Б ). Таким образом, оба уступообразных фрагмента основных фаланг V и I пальцев конвергируют друг к другу.

 

Фрагмент основной фаланги V пальца также полностью ассимилирован соответствующей плюсневой костью. Это единое костное образование с общими пластинками.

Перед нами проявление адаптационно – компенсаторных изменений к новым условиям нагрузки как на внутреннем, так и на наружном крае сохранившихся костей стопы.

 

Никаких следов остеомиелита и гнойного артрита в V плюсневой кости нельзя найти и на рентгенограмме. То же самое относится и к ассимилированному фрагменту, имеющему на всем протяжении хорошо выраженную замыкающую пластинку.

 

О том, что этот человек долго пользовался этой стопой как органом опоры, можно судить на основании отсутствия каких бы то ни было проявлений атрофии. Пострадавшие в свое время кости, в особенности V плюсневая кость, отличаются достаточной мощностью.

Кортикальный слой IV и III плюсневых костей имеет большую толщину, чем это характерно для подобных костей (44, Б ). Это проявление рабочей гипертрофии кости.

 

У каждой балерины кортикальный слой II и III плюсневых костей в результате значительной нагрузки подвергается такой рабочей гипертрофии. Достаточно взглянуть на рентгенограмму стопы, чтобы сказать, что это стопа балерины.

 

Пострадавший от отморожения житель Саркела – Белой Вежи многие годы пользовался своей левой конечностью; он, по видимому, все же больше нагружал наружную часть стопы, где имеются столь отчетливые проявления рабочей гипертрофии в III и IV плюсневых костях и где имеется мощная V плюсневая кость.

 

Как возникли все те изменения, которые наблюдаются в этой стопе, в частности во фрагментах основных фаланг I и V пальцев? Является ли все это результатом сухой гангрены и самопроизвольного отпадения I и V пальцев на уровне демаркационной зоны, соответствующей вышине этих фрагментов? Могут ли после асептического некроза возникнуть эти уступообразные образования, конвергирующие друг к другу и обеспечивающие такую идеальную адаптацию к новым условиям? Или, может быть, хирургическое вмешательство и в те отдаленные времена, т. е. около 900 лет тому назад, предотвратив возникновение осложнений, создало необходимые условия для появления таких полезных этому человеку приспособлений в его костях?

 

Этот вопрос трудно решить. Несомненно, что и в более древние времена некоторые оперативные вмешательства выполнялись очень хорошо и заживление шло желательным образом.

 

Мы считаем возможным для сопоставления поместить схему с рентгенограммы культи стопы () современного 30 летнего мужчины спустя 10 лет после ампутации по поводу отморожения.  Хорошо видна ассимиляция усеченных основных фаланг с соответствующими плюсневыми костями на всех пяти пальцах, а также конвергенция уступообразных концов усеченных фаланг друг к другу. Видны и другие проявления компенсаторных изменений, которые прослеживаются и на костях умершего около 900 лет тому назад.

 

Без оперативного вмешательства такой исход тяжелого отморожения встречается редко, поэтому можно полагать, что и житель Саркела – Белой Вежи также подвергся удачному оперативному вмешательству.

 

Независимо от того, произошли ли описанные изменения в результате самоизлечения или умелого оперативного вмешательства, мацерированные кости, иллюстрирующие разные исходы тяжелого отморожения, заслуживают должного внимания. Наш же костный музей несомненно обогатился новыми экспонатами, представляющими научный и педагогический интерес.

 

 

 

К содержанию книги: ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ. БОЛЕЗНИ ДРЕВНИХ ЛЮДЕЙ

 

 

Последние добавления:

 

 ГЕОЛОГИЯ БЕЛАРУСИ

 

ВАСИЛИЙ ДОКУЧАЕВ

 

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. ПОЧВОВЕДЕНИЕ. АГРОХИМИЯ