ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ

 

Болезнь Бехтерева - прогрессирующая одеревенелость позвоночника, или анкилозирующий спондилоартрит. Симптом нервущейся во время вдоха нитки

 

 

В палеопатологической литературе представлено несколько случаев болезни Бехтерева.  Однако найденные при раскопках кости с достоверными проявлениями болезни Бехтерева не дают представления об истинной протяженности поражения, в особенности о наиболее калечащей форме этой болезни, а также о тяжести ее последних фаз. Ископаемых костных материалов с характерными изменениями во всем позвоночнике, по видимому, никто не обнаружил.

 

В опубликованных работах ничего не говорится и о состоянии скелета конечностей у страдавших болезнью Бехтерева. Мы наблюдали 5 случаев этого заболевания: по одному – в погребениях Саркела и Красноярского края и 3 – в Эски Кермене. Остановимся подробнее на первом из них, поскольку он представлен почти всеми костями скелета.

 

Исследованный нами скелет мужчины зрелого возраста (около 40–45 лет) из погребения X–XII вв. в г. Саркеле разрешает представить тяжесть заболевания в одной из последних фаз наиболее калечащей формы болезни Бехтерева. Эта находка позволяет выяснить ряд недостаточно или вовсе не изученных анатомических изменений при этом заболевании, связанных с функциональными нарушениями.

 

О. А. Артамонова, предоставившая нам зарисовку обнаруженного при раскопках погребения (45, А ), сообщила, что соответствующий скелет сразу же привлек внимание из за тяжелейшей деформации позвоночника. Скелет лежал на боку, ибо покойника из за тяжелейшей деформации туловища и нижних конечностей можно было положить в могилу либо в изображенном на рисунке положении, либо в полусидячем положении с максимально согнутыми спиной и шеей. Это та форма прогрессирующего спондилоартрита, когда позвоночник больного дугообразно согнут, почти как колесо.

 

Все кости отличаются легкостью, в особенности весь позвоночник, вследствие остеопороза и в меньшей мере атрофии. Эти изменения естественны при многолетней одеревенелости позвоночника и тяжелой деформации вовлеченных в процесс тазобедренных и коленных суставов.

 

Позвоночник от II шейного позвонка до крестца включительно представлял единое костное образование (45, Б). Крестец анкилозирован с обеими подвздошными костями.

 

Грудина искривлена дугообразно (45, А ), выпуклостью кпереди. Рукоятка грудины срослась с телом грудины, несросшийся мечевидный отросток не был найден. I шейный позвонок не был анкилозирован ни с затылочной костью, ни со II шейным позвонком. Однако соответствующие суставные поверхности имели отчетливо выраженные проявления деформирующего артроза. Все движения головы были, следовательно, резко ограничены.

 

Передняя продольная связка подверглась полному окостенению только в области XII грудного и трех верхних поясничных позвонков. На всем остальном протяжении передняя продольная связка либо вовсе не окостенела, либо окостенела на незначительном протяжении. Таким образом, в отличие от обычных изменений в поздних фазах болезни Бехтерева, у данного жителя Саркела – Белой Вежи фиксация позвоночника и превращение его в единое костное образование в основном являются результатом анкилозирования межпозвонковых суставов, лишь в некоторых участках одеревенелость усиливалась за счет окостенения передней продольной связки, а в шейном отделе – за счет окостенения желтых связок (между дугами смежных позвонков).

 

Тело XII грудного позвонка – место наибольшей выраженности кифоза – подверглось деформации, оно сплющено в переднем своем отделе. Аналогичный участок тела XI грудного позвонка слегка сплющен (45, Б ).

 

Крестец состоит из 6 позвонков. С ним полностью анкилозированы сохранившиеся остатки подвздошных костей.

 

Крестец резко изогнут, его нижняя часть располагается почти под прямым углом к верхней (45, Б ). Когда больной сидел, то прикасался значительной частью крестца к сиденью, тогда как здоровый человек, сидя, соприкасается с сиденьем только копчиком.

 

В тазобедренных суставах наблюдались резкие проявления деформирующего артроза (45, В, Г ). На обширном протяжении окостенело место прикрепления малой ягодичной мышцы (на передней поверхности большого вертела). На соответствующем участке имеется еще не описанная в литературе паростально возникшая большая костная пластинка (45, В, Г ).

 

Это обширное костеобразование и резко выраженная шероховатость в области прикрепления большой и средней ягодичных мышц и большой поясничной мышцы, надо полагать, являются следствием хронической травматизации мест прикрепления всех указанных мышц, работавших в необычных условиях и в какой то мере компенсировавших скованность туловища.

 

В коленных суставах также имелись резкие проявления деформирующего артроза в виде мощных краевых костных разрастаний на суставных концах бедра и большеберцовой кости. Таким образом, если туловище этого человека было как бы сковано и лишено движения, то и в тазобедренных и коленных суставах движения были возможны лишь в небольшом объеме и сопровождались характерным хрустом, который был слышен даже на расстоянии. Проявления деформирующего артроза были отчетливо выражены и в грудино ключичных суставах. Все ребра были анкилозированы с позвонками. Следовательно, ребра не участвовали в акте дыхания. Дыхание обеспечивалось усиленной работой диафрагмы.

 

Если грудную клетку такого человека на уровне сосков на высоте выдоха обвязать ниткой, то во время глубокого вдоха нитка не рвется, ибо ребра не поднимаются и грудная клетка не расширяется.

 

Симптом «нервущейся во время вдоха нитки», как показывают наши многолетние наблюдения над соответствующими больными, является первым или одним из первых проявлений заболевания Бехтерева. Этот симптом «нервущейся нитки» выражен уже в воспалительной фазе заболевания до наступления анкилоза. При своевременном распознавании этой фазы можно при помощи комплексного лечения (рентгенотерапии, антибиотиков, массажа в первую очередь длинных мышц спины) восстановить нормальный тип дыхания, предотвратить наступление анкилоза в ребернопозвоночных суставах.

 

У исследованного скелета из Саркела – Белой Вежи сохранились все 32 зуба. Они были в довольно хорошем состоянии, имелась лишь выраженная стертость эмали на жевательных поверхностях. Только в области второго малокоренного зуба справа на нижней челюстй обнаружено проявление одонтогенного остеомиелита; больной знал, что такое флюс.

 

Челюстной сустав был без изменений; следовательно, больной, поскольку зубы были в хорошем состоянии, мог пользоваться челюстями без ограничения.

 

Черепной свод сохранился плохо. На всем протяжении прослеживались венечный и чешуйчатый швы. На основании состояния швов и зубов можно было предполагать, что больной прожил около 40–45 лет. Больной в течение многих лет был почти беспомощен. Он мог дожить до этого возраста только благодаря исключительной и постоянной помощи, уходу и заботам со стороны окружавших его лиц. Возможность существования человека, много лет страдавшего тяжелейшей формой болезни Бехтерева, определенным образом характеризует быт и условия жизни больного, его семьи и окружения.

 

При дифференциальном диагнозе необходимо в первую очередь исключить распространенные проявления деформирующего спондилоза, представляющего результат хронической травматизации фиброзного кольца дисков и передней продольной связки при сохранении тургора студенистого ядра. В этих случаях возникают мощные костные разрастания у мест прикрепления передней продольной связки. Костные разрастания нередко напоминают клюв попугая (8, А  и Б ). Срастаясь с таким же костным разрастанием смежного позвонка, они дают резко выраженный костный выступ, край которого находится на большом расстоянии от тела позвонка (114, А, Б ; 116, В ; 127, А ).

 

При болезни Бехтерева, как это видно на позвоночнике жителя Саркела – Белой Вежи (45, Б ), окостеневшая передняя продольная связка плавно (без резкого выступа) соединяет тела смежных позвонков. Не менее существенно, что при болезни Бехтерева межпозвонковые пространства не снижены в высоту, тогда как межпозвонковые суставы запустевают и в той или иной мере анкилозируются (45, Б ). При распространенных формах деформирующего спондилоза межпозвонковые, пространства между телами позвонков резко снижаются (127, А ), а межпозвонковые суставы (между сочленяющимися верхними и нижними суставными отростками) не обязательно анкилозируются (114, А, Б ). При старческом кифозе типичные патологические изменения обнаруживаются в грудном отделе позвоночника и захватывают лишь несколько позвонков, тела которых в переднем отделе сплющиваются. При врожденной аномалии развития позвонков – при так называемой конкресценции – тела двух, реже трех смежных позвонков представляют единое целое. Их замыкающие пластинки соприкасаются на всем протяжении или частично (78, А, Б ).

 

Из 3 случаев болезни Бехтерева из погребений в Эски Кермене (VI–XII вв.) представим фрагмент скелета, состоящий из 3 нижних поясничных позвонков и полностью анкилозированного левого крестцово подвздошного сочленения (46, А ). Позвонки скованы благодаря анкилозу межпозвонковых суставов. Межпозвонковые пространства не снижены.

 

В погребении XIII–XIV столетия у с. Сарагаш Красноярского края (из раскопок С. А. Теплоухова) был обнаружен фрагмент шейного отдела позвоночника. 4 нижних шейных позвонка типичным образом фиксированы благодаря окостенению как передней, так и задней продольных связок (46, Б ). Полностью анкилозированы суставы между этими позвонками. Шейный отдел позвоночника анкилозируется обычно при болезни Бехтерева позже нижележащих позвонков. О длительности заболевания свидетельствует и окостенение межпозвонковых дисков с наличием спонгиозной структуры в них, что хорошо видно на сагиттальном распиле (46, Б ). Межпозвонковые пространства не снижены, что характерно для болезни Бехтерева.

 

 

 

К содержанию книги: ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ. БОЛЕЗНИ ДРЕВНИХ ЛЮДЕЙ

 

 

Последние добавления:

 

 ГЕОЛОГИЯ БЕЛАРУСИ

 

ВАСИЛИЙ ДОКУЧАЕВ

 

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. ПОЧВОВЕДЕНИЕ. АГРОХИМИЯ