ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ

 

Торусы на челюстях. Параоссальное окостенение. Периостоз. Паростоз. Морфологические особенности паростоза

 

 

Некоторые адаптационно компенсаторные изменения в скелете

 

В скелете человека обнаруживается целый ряд своеобразных особенностей, представляющих адаптационно компенсаторные изменения, генез которых различен. Они нередко ошибочно рассматриваются как проявление патологии или последствие таковой.

 

У отдаленных предков человека роль челюстей и зубов была многообразней, чем у человека в настоящее время. В течение многих тысячелетий работа этих органов у человека со строением тела, очень близким к современному, не ограничивалась только подготовкой к начальному акту пищеварения. Челюсти и зубы принимали участие в какой то мере в некоторых трудовых процессах (см. стр. 127 и 249).

 

На челюстях человека эпохи мезолита и неолита с большой частотой можно наблюдать своеобразные утолщения. Эти утолщения можно было обнаружить на верхней и нижней челюстях на их щечной или же ротовой поверхности. Их называют торусами (torus – валик).

 

Однако и у человека нашего времени с известной частотой можно обнаружить на челюстях торусы. Они редко наблюдаются в столь выраженном виде, как у людей каменного века. У наших современников такие находки ошибочно рассматривают как остеомы. Между тем эту находку необходимо трактовать совершенно иначе. Эти локальные утолщения, не получившие еще освещения в медицинской литературе, представляют не только общебиологический, но и практический интерес.

 

Мы наблюдали эти локальные уступообразные утолщения на многих десятках челюстей из погребений разных эпох. Выраженность их была различной. Эти локальные утолщения имели вид уступа, консоля, реже валика. Протяженность утолщения была различной, чаще на уровне корней одного двух зубов, реже трех четырех и большего числа.

 

Какой бы вид они ни имели, зубы, расположенные на протяжении этого утолщения, были без кариеса. На этом протяжении не наблюдалось ни альвеолярной пиорреи, ни одонтогенного остеомиелита. Между тем на тех же челюстях, но в других участках (где не было указанного локального утолщения) довольно часто можно было обнаружить то или иное из перечисленных патологических изменений.

 

Не подлежит сомнению, что указанное локальное утолщение не благоприятствует возникновению распространенных заболеваний зубов и челюстей. Отсюда понятна необходимость правильной трактовки таких находок (торусов), представляющих, можно полагать, унаследованную локальную особенность челюстей наших отдаленных предков. Эти торусы были проявлением адаптации к большой нагрузке, падавшей на челюсти этих людей. Однако наличие такой костной подпорки у современного человека оказывается, по видимому, полезным.

 

Костное утолщение всех видов имеет на поверхности тонкую замыкающую пластинку, под которой находится спонгиозное вещество. На рентгенограмме замыкающая пластинка дает дополнительную линейную или чаще волнистую тень, располагающуюся более или менее параллельно краю челюсти. Эту тень в практической деятельности (у нескольких больных) неправильно трактовали как периостит, а прощупываемое утолщение – как остеому.

 

Необходимость правильной трактовки указанных утолщений в практической деятельности очевидна.

 

На твердом нёбе в области шва нередко наблюдается утолщение костного вещества. Это утолщение может быть очень резко выражено, как на 82, Б , слева (из погребения начала нашей эры). В более отдаленные эпохи такая особенность данного шва была частым явлением, но не обязательным (тот же рисунок, справа).

 

Заслуживает особого внимания паростоз, или новообразованная кость, возникшая на почве окостенения смежной фиброзной ткани.

 

Известно, что в результате воспалительных процессов различного происхождения, поражающих надкостницу, может наступить длительное и даже стойкое утолщение кости. В этих случаях говорят об оссифицирующем периостите; новообразованная кость на всем протяжении непрерывно связана со старой костью, с ее компактным слоем.

 

Однако костная ткань может возникнуть на поверхности старой кости не только в результате раздражения воспалительным или другим процессом внутреннего (камбиального) слоя надкостницы. Костная ткань на поверхности старой кости может образоваться параоссально, а не только периостально.

 

Параоссальное окостенение происходит в результате метаплазии, т. е. перехода родственных кости опорных тканей (фиброзных пластинок, сухожильной ткани) в кость. Утолщение кости, возникшее в результате метаплазии без предшествующего воспалительного процесса, получило название периостоза. А. А. Цейтлин  показал, что в известном количестве случаев рентгенологи ошибочно трактуют в качестве сифилитического периостита односторонние и в общем невинные утолщения II, III и IV плюсневых костей. А. А. Цейтлин правильно отметил, что применение термина «периостит» в этих случаях является ошибкой. Он предложил пользоваться при наличии такой рентгенологической находки термином «односторонний периостоз», ибо оно, во первых, невоспалительное, а, во вторых, как показывают рентгенологические данные, это изменение не охватывает всего или значительной части цилиндра кости, а одну из сторон, правильнее – один край диафиза плюсневой кости. Эти данные несомненно представляли шаг вперед в трактовке соответствующих изменений. Дальнейшее уточнение не могло иметь места, пока в распоряжении врачей не было анатомически проверенного материала. Кости людей из раскопок нам такой материал дали.

 

Термин «периостоз» (περτ – по гречески «вокруг») означает, что метапластически возникшее окостенение окружает старую кость и, как при периостите, непрерывно связано с ней.

 

Между тем, как это видно на исследованных нами плюсневых костях (90, А, Б, В ), новообразованная кость прилегает к старой кости как полуцилиндр к цилиндру (90, А ). На каком то протяжении новообразованная кость несколько отстоит от старой кости, находясь с ней в значительной мере лишь рядом. Эта особенность обнаруживается в диафизе плюсневых костей, имеющем, как известно, 3 стороны, или грани, и 3 края. Новообразованная кость прилегает не к той или иной грани диафиза, а к тому или иному краю диафиза.

 

Для соответствующих изменений с характерными, нижеописанными анатомическими и структурными особенностями новообразованной кости мы ввели термин «паростоз» (παρα – по гречески «возле, около»).

 

Паростоз может возникнуть только у того края кости, к которому прикрепляются фиброзные пластинки и сухожильные растяжения. Они превращаются в условиях длительной нагрузки и перераздражения (хронической травматизации) в костное образование, которое в виде «нашлепки» примыкает к какому то краю старой кости.

 

На II плюсневой кости пожилого мужчины с подошвенной стороны, у соответствующего края диафиза, имелось веретенообразное костное образование длиной 30 мм (90, А , из погребения в г. Саркеле). Максимальная ширина этого костного образования 5 мм, а толщина – 4 мм. Поверхность его была как бы шагреневой и местами волнистой. Все образование напоминало гусеницу, прилепившуюся к старой кости. Эта костная «нашлепка» была неразрывно связана со старой костью не на всем протяжении, а лишь на своих концах. Между костной «нашлепкой» и диафизом в промежуточном участке остается зазор, небольшая щель. На рентгенограмме проследить эту щель обычно не удается (90, Б ), создается впечатление одностороннего утолщения.

 

Аналогичные изменения, но на меньшем протяжении, мы наблюдали с подошвенной стороны правой II плюсневой кости пожилого мужчины (из погребения в г. Саркеле). На костях левой стопы того же человека были обнаружены следы целесообразно выполненного оперативного вмешательства, по видимому по поводу отморожения и последующего нагнои тельного процесса (44, А  и Б ). Длительно протекавшее заболевание левой стопы способствовало перегрузке правой, где на II плюсневой кости возник паростоз.

 

Такие же изменения были обнаружены на нескольких плюсневых костях (II, III и IV) из погребений различных эпох.

 

На IV плюсневой кости из погребения в г. Саркеле (90, В ) паростоз был представлен костным образованием, имевшим 2 утолщения, расположенных одно за другим.

 

На рентгенограммах с анатомически изученных плюсневых костей с паростозом можно было установить, что основные пластинки в новообразованной кости располагаются главным образом параллельно длиннику кости. Если на рентгенограмме новообразованная кость проекционно накладывалась на диафиз, то создавалось ошибочное впечатление о наличии склероза кости.

 

На распиле и рентгенограмме видно, что метапластически возникшая кость имеет на периферии очень тонкий, спонгиозированный компактный слой, под которым находится губчатое вещество с мелкоячеистым строением.

 

Описанное костное образование, играя роль как бы подпорки, в какой то мере усиливает соответствующую плюсневую кость, к которой предъявляются более высокие требования в связи с теми или иными изменениями, понижающими анатомо функциональную полноценность либо смежных плюсневых костей, либо соседних участков опорно двигательного аппарата.

 

Паростоз представляет, следовательно, проявление приспособления (адаптации) плюсневой кости к повышенной нагрузке.

 

Паростоз может обнаружиться и в других областях опорно двигательного аппарата, где его проявления могут быть весьма своеобразны в зависимости от анатомических и функциональных особенностей данной области.

 

В этом отношении чрезвычайно поучительны изменения, обнаруженные нами на бедренной кости жителя Саркела – Белой Вежи (45, В  и Г ). Он много лет страдал тяжелейшей формой прогрессирующей одеревенелости позвоночника. На большом вертеле, на нижней его половине, по наружной и передней его поверхности, у места прикрепления малой ягодичной мышцы, имеется большая костная пластинка неправильной формы, размеры ее около 40x50 мм. Пластинка выпукла с наружной и передней стороны и вогнута внутри. На значительном протяжении эта пластинка имеет гладкую поверхность, но местами она неровная. Большая часть пластинки непрерывно связана с большим вертелом; меньшая часть ее нависает над передне нижней и наружно нижней поверхностью большого вертела. Эта нависающая часть представлена тонкой пластинкой, толщина которой равна 0.5–1 мм. В одном участке (спереди сверху) на описанную большую костную пластинку наслаивается маленькая пластинка в виде лепестка (45, В ). Нависающее костное образование представляет последствие метапластического окостенения фиброзных пластинок малой ягодичной мышцы. Это, следовательно, паростоз. Наличие обширного паростоза свидетельствует о некоторой адаптации данного участка опорно двигательного аппарата к новым условиям положения тела и нагрузке у искалеченного человека.

 

Морфологические особенности паростоза различны в разных отделах опорно двигательного аппарата.

 

Необходимо правильно трактовать роль паростоза в каждом конкретном случае. Являясь обычно показателем адаптационно компенсаторных изменений, паростоз иногда приобретает такие размеры, которые вызывают неудобства и даже болезнь. В частности, избыточное окостенение может вызвать давление на соседние сосуды и нервы.

 

Изменения одного и того же характера при разных конкретных условиях необходимо трактовать различно. Так, например, у молодого человека окостенение передней продольной связки, даже слабо выраженное, следует рассматривать как локальное проявление преждевременного изнашивания, у пожилого человека – это возрастная особенность.

 

Окостенение передней продольной связки, соединяющее костной скобой смежные позвонки, являющееся следствием той или иной патологии, ограничивает подвижность данного отдела позвоночника. Однако нередко при спондилитах возникшая указанным путем локальная иммобилизация иногда может оказаться полезной для больного (и эффективнее операции Ольби). Бессимптомный спондилолиз является потенциальным спондилолистезом; он становится таковым, если расслабляется связочный аппарат. Скобообразное окостенение передней продольной связки в области нижнего поясничного позвонка и крестца фиксирует этот слабый участок и препятствует соскальзыванию.

 

 

 

К содержанию книги: ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ. БОЛЕЗНИ ДРЕВНИХ ЛЮДЕЙ

 

 

Последние добавления:

 

 ГЕОЛОГИЯ БЕЛАРУСИ

 

ВАСИЛИЙ ДОКУЧАЕВ

 

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. ПОЧВОВЕДЕНИЕ. АГРОХИМИЯ