ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ

 

Демографические и палеопатологические данные костных коллекция. Костные валики торусы. Одонтогенный остеомиелит. Сифилитический остит и периостит. Вдавления эрозии в области края ребер. Деформация рукоятки грудины

 

 

Переходим к описанию больших костных коллекций, позволяющих представить и демографические, и палеопатологические данные, а затем – к единичным находкам.

 

В могилах Гришкина Лога (ранний, баиновский, этап тагарской культуры) в 1958 и 1960 гг. были обнаружены кости 116 человек, среди них 31 – это дети и подростки, т. е. почти 27 %. В возрасте от 1.5 до 5 лет было 12 детей, от 6 до 9 лет – 15 детей, от 10 до 13 – 3 и 1 подросток около 14–15 лет. У старших из них синостозы не наступили, иначе говоря, половые железы не были включены в работу эндокринного аппарата (у девочек, в частности, менструации еще не наступили).

 

Причины смерти детей нельзя было установить на основании состояния костей. Обнаруженная патология не могла ее вызвать. У 5 были найдены следы рахита (может быть, слишком долго кормили грудью). У одного ребенка была ангиома лобной кости. У одного на плечевой кости – processus supracondyloideus – бессимптомная особенность.

 

Мужских скелетов было 26, из них молодых – 4, зрелых – 15, пожилых – 3, стариков – 4. Женских скелетов было 40, из них 2 полузрелых, т. е. в возрасте, когда не все синостозы наступили, 13 – молодых, 12 – зрелых, 8 – пожилых, 5 – старых. Пол у остальных 19 взрослых не удалось уточнить. Одна молодая женщина умерла во время незаконченных родов, скелет ребенка находился в ее тазу.

 

Травматические изменения отмечены у 16 взрослых (почти у 19 %). Некоторые переломы относятся к типу боевых травм: например, рубленая рана черепа зрелого мужчины, у зрелой женщины вмятина в левой теменной кости, свежая сквозная трещина чешуи височной кости и старая резаная рана теменной кости у зрелого мужчины, рана плечевой кости у молодого мужчины. Первые 3 травмы могли оказаться смертельными.

 

Среди частых травм мирного времени наиболее опасными были компрессионные переломы позвонков. Часто наблюдались хрящевые узлы в позвоночнике.

На нескольких костях были обнаружены резко выраженные дегенеративно дистрофические поражения, в частности остеохондрозы.

 

Довольно часто наблюдался одонтогенный остеомиелит; у одного пожилого мужчины – с прободением в гайморову полость. Это осложнение могло закончиться смертью.

Доброкачественные опухоли и опухолевидные образования установлены у 4 человек.

На нескольких скелетах найдены изменения, относящиеся к аномалиям, как к бессимптомным, так и болезненным. Последняя, в частности, представлена так называемой болезненной сакрализацией. Осложнения со стороны нервной системы могли наблюдаться при наличии проатланта у пожилой женщины.

 

На нескольких челюстях имелись костные валики (торусы).

 

К подгорновскому этапу минусинской культуры относятся костные материалы 42 человек, найденные в могилах у Подгорного озера, и 10 человек, обнаруженных в могилах у села Барсучиха.

 

Мужчин было 17, женщин – 21, пол не распознан у одного, детей было 13, т. е. около 25 %.

 

39 взрослых распределяются следующим образом по возрасту: молодых мужчин – 4, молодых женщин – 5, зрелых мужчин – 9, зрелых женщин – 11, пожилых мужчин – 3, пожилых женщин – 5, старых мужчин – 1.

 

У 20 из 52 найдены травматические изменения (больше 38 %). 4 случая травмы черепа могли закончиться смертью. Часты были хрящевые узлы в позвоночнике, нередки компрессионные переломы тела позвонка.

 

Очень часто наблюдались деформирующие артрозы, спондилозы и спондилоартрозы, остеохондрозы. У 26 человек из 39 имелись дегенеративнодистрофические поражения позвоночника, а у 24 – дегенеративно дистрофические поражения суставов. Иногда наблюдались выраженные проявления деформирующих спондилозов в грудных и поясничных позвонках без изменений в шейном отделе.

Довольно часты были остеохондрозы в суставах нижней челюсти, у нескольких людей с вывихом или подвывихом челюсти. Найдены «красивые» экспонаты неоартрозов нижней челюсти.

 

Одонтогенный остеомиелит с подрывающими полостями встречался часто, иногда на нескольких зубах. Альвеолярная пиоррея не являлась большой редкостью.

 

На нескольких фалангах одного подростка найдены изменения, наблюдаемые при болезни Кашина – Бека.

 

Костные валики на челюстях (торусы) встречались нередко, главным образом на нижней челюсти.

 

Изучая костные материалы из раскопок в Хакассии, найденные Г. П. Сосновским, мы установили наличие туберкулезного поражения позвоночника у одного человека, жившего в III в. до н. э., и у одного в XI в. н. э. (см. стр. 80–81), а также метастазы рака в позвоночнике у человека, жившего в VII в. до н. э.

 

Исход сифилитического остита и периостита был обнаружен нами на большеберцовой кости человека, жившего в карасукский период. Такие же, но распространенные изменения были установлены нами на обеих костях предплечья, на ключице и на большеберцовой кости у человека эпохи средней бронзы; кроме того, на большеберцовой кости (V–II вв. до н. э.).

 

Красивый экспонат окостеневшего желатинозного ядра (nucleus pulposus) найден среди позвонков человека подгорновского этапа культуры раннего железа (92).

 

Особого внимания заслуживает находка Г. А. Максименкова – наконечник кремневой стрелы в пяточной кости. Проведенное нами анатомическое и рентгенологическое исследование позволило восстановить ряд обстоятельств и обстановку трагедии, свершившейся свыше трех тысяч лет назад (13, А, Б, В ).

 

Из переданных нам З. Б. Альтманом костных материалов исключительный интерес представляют IV, V и VII (или VIII) ребра девушки лет 17–18 из погребения эпохи бронзы (карасукская культура, X в. до н. э.). Остальные кости ее скелета, поскольку они еще сохранились, рассыпались при прикосновении.

 

По нижнему краю IV ребра латеральнее шейки имелось 2 довольно глубоких углубления: одно – кругловатое, другое – овальное, с гладкими краями и дном (93, А ). В V ребре наблюдалось такое же углубление кругловатой формы. В VII ребре на границе задней и средней трети было такое же овальное углубление. На рентгенограмме видны вдавления со склерозированными краями, располагающиеся в местах прилегания межреберных артерий (93, Б ).

 

Эти изменения характерны для очень опасной для жизни врожденной аномалии аорты – сужения ее перешейка. Это тяжелое заболевание называется коарктацией аорты. Название образное: перешеек аорты как бы сдавлен арками, больше всего в среднем его отделе. Это первая находка, свидетельствующая о том, что и в древности могла наблюдаться коарктация аорты и что страдавшая этим врожденным заболеванием не умерла в раннем детстве, что наступает чаще всего. Отсутствие подобных палеопатологических находок позволяет нам остановиться несколько подробнее на этом заболевании.

 

Сужение перешейка аорты ведет к нарушению кровообращения. Суженный участок аорты представляет механическое препятствие на пути кровотока, которое в какой то мере на тот или иной срок может частично компенсироваться возникновением новых сосудистых связей – коллатералей.

 

Клиническая картина характеризуется резкой гипертонией верхней половины тела и относительным понижением давления в нижней половине тела. На нижних конечностях у таких больных часто вовсе не удается измерить кровяное давление. У больных то раньше, то позже наступает декомпенсация сердца, отсутствует аппетит, общая слабость, учащается дыхание. Имеются характерные жалобы на одышку, головные боли, похолодание ног, нередко кровотечения из носу. Кожа имеет тусклую, серую окраску. Чем раньше возникают проявления декомпенсации сердца, тем тяжелее прогноз. Очень велика смертность детей при такой аномалии. При медленно нарастающем процессе рост и развитие идут в общем нормально и все же средняя продолжительность жизни для взрослых людей с коарктацией аорты 30–35 лет.

 

Кровообращение при этом заболевании в определенной мере обеспечивается возникновением коллатералей между системой сосудов дуги аорты и нисходящей аорты. Одним из проявлений такой частичной компенсации является расширение межреберных артерий. Постоянное давление вдвое, втрое или еще сильнее расширенных и извилистых межреберных артерий вызывает в нижнем крае главным образом IV–VIII ребер характерные углубления. Раньше 5–6 лет они обычно не обнаруживаются. Чем старше больной, тем резче выражены вдавления на ребрах.

 

Вдавления (или эрозии) в области нижнего края ребер впервые были описаны Рёзлером, а затем Рейлсбеком и другими исследователями при коарктации аорты. Однако в дальнейшем было установлено, что эти патологические изменения иногда наблюдаются и при других врожденных пороках, связанных с уменьшенным кровотоком через легкие, и цианозом, например при тетраде Фалло, атрезии легочной артерии, болезни Эбштейна. Более слабо выраженные вдавления на ребрах, изредка обнаруживаемые у взрослых, могут быть иного происхождения.

 

Обнаружение этих изменений позволяет восстановить картину тяжелого состояния больной и объяснить смерть в молодом возрасте. В настоящее время таких больных оперируют.

 

Столь же большое внимание должна привлечь рукоятка грудины (94), которая была обнаружена в могильнике Гришкин Лог 1 банковского этапа минусинской курганной культуры VII–VI вв. до н. э.

 

Малые размеры грудины позволяют предполагать, что она представляет часть скелета женщины, небольшого роста, грацильного строения. Рукоятка не синостозировала с телом грудины, на ней нет отчетливых проявлений старения. Женщина умерла в довольно молодом возрасте.

 

Как известно, передняя поверхность рукоятки грудины отличается некоторой выпуклостью, тогда как задняя ее поверхность довольно плоская. Между тем рукоятка грудины, найденная в Гришкином Логе 1, отличается отчетливо выраженной равномерной вогнутостью, вдавленностью задней ее поверхности (94). Это возникает лишь в результате давления патологически измененного органа или опухолевого образования, располагающегося позади рукоятки грудины. В первую очередь приходится думать о давлении аневризмы аорты. При аневризме у места перехода восходящего отдела аорты в ее дугу может возникнуть вдавление задней поверхности рукоятки грудины.

 

Чаще всего аневризма аорты сифилитического происхождения, в особенности грудной аорты. Н. Н. Аничков  считает, что сифилис является почти единственным этиологическим моментом, вызывающим аневризму аорты. Если бы были найдены другие кости этой женщины и обнаружены в них сифилитические изменения, диагноз этот считался бы бесспорным. В нашем распоряжении – только рукоятка грудины. Найденные в ней изменения, вполне возможно, – результат давления аневризмы аорты в области перехода восходящей аорты в ее дугу. Столь же вероятно, что это изменение вызвано давлением аневризмы аорты сифилитического происхождения. Наличие типичных сифилитических поражений у древнего населения Минусинской котловины нами было установлено на скелетах нескольких людей.

 

Однако описанные изменения на рукоятке грудины могут возникнуть и не в результате давления аневризмы аорты. Давление какой нибудь опухоли, располагающейся позади грудины, может вызвать такие же изменения. Загрудинный зоб, особенно при плотной, а также в той или иной мере обызвествленной капсуле, может длительным давлением деформировать указанным образом заднюю поверхность рукоятки.

 

Представленная деформация рукоятки грудины с равномерным вдавлением ее задней поверхности, какого бы происхождения это вдавление ни было, по видимому, является единственной палеопатологической находкой.

 

Проявления давления аневризмы нисходящей аорты на позвоночник были также обнаружены в этом районе в погребении IV–III в. до н. э. (40).

 

Среди погребений в Сарагаше VI–V в. до н. э. была найдена концевая фаланга II, III или IV пальца кисти с проявлениями неравномерно выраженного, частичного остеолиза ее бугристости. Нет следов травматического повреждения и воспалительных изменений, нет реактивных эностальных и периостальных изменений. Такая картина наблюдается при трофических нарушениях, сопровождающихся рассасыванием наиболее периферических участков костей, а именно на пальцах рук и ног. Это, в частности, характерно для болезни Рейно (Raynaud), сирингомиелии, склеродермии. Это может возникнуть и при отморожениях, однако в этих случаях чаще поражаются концевые фаланги ног, а не рук. К тому же при отморожениях чаще всего страдают концевые фаланги V и I, а не II–III–IV пальцев.

 

В сохранившихся костях мужчины из погребения VI–V в. до н. э. в Подгорном были обнаружены следующие изменения: плохо сросшийся, косой надмыщелковый перелом плечевой кости, резко выраженный, распространенный деформирующий спондилоз, а также анкилоз ребернопозвонкового сустава в XI поясничном позвонке.

 

В скелете одного мужчины из погребений XIII–XIV в. в Сарагаше имелись множественные старые, одновременно возникшие переломы ребер. Такое обширное повреждение несомненно было связано с кровоизлияниями в плевру; нередко в этих случаях наблюдается кровоизлияние в перикард. Больной перенес эту тяжелую травму.

 

В скифских погребениях нескольких молодых людей в Сарагаше (IV–III в. до н. э.) были установлены характерные повреждения, возникающие у подростков, хронически перегружающих позвоночник (см. главу III, 5).

 

Ряд заслуживающих внимания аномалий и фаз патологических процессов, в частности доброкачественных и злокачественных опухолей (первичных и вторичных), обнаруженных среди костных материалов из Красноярского края, описан в III главе.

 

 

 

К содержанию книги: ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ. БОЛЕЗНИ ДРЕВНИХ ЛЮДЕЙ

 

 

Последние добавления:

 

 ГЕОЛОГИЯ БЕЛАРУСИ

 

ВАСИЛИЙ ДОКУЧАЕВ

 

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. ПОЧВОВЕДЕНИЕ. АГРОХИМИЯ