ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ

 

Кости людей из городища Саркел – Белая Вежа

 

 

(X–XI и начало XII в.)

 

В результате строительства Волго-Донского канала и возникновения огромного Цимлянского водохранилища под водой должны были оказаться сотни древних курганов и остатки десятков древних поселений. Многочисленные сохранившиеся в земле в течение 800–1000 лет материалы – следы человеческой жизни – стали бы недоступными. Поэтому здесь до затопления обширной местности под руководством М. И. Артамонова производились систематические археологические исследования и из древних могильников собирались человеческие кости.

 

Среди затопляемого были остатки древней хазарской крепости Саркел, позднее – русского городища, носившего в соответствии с летописными указаниями название Белая Вежа (т. е. Белая гостиница).

 

Хазарский каганат – давно исчезнувшее государство. Оно было когда то влиятельным и сильным. С VI по X в. Хазарский каганат занимал обширную территорию, включавшую Нижнее Поволжье, Северный Кавказ и степную область к востоку от Днепра. Нижнее Поволжье называлось Хазарской рекой, Каспийское море – Хазарским морем. Хазарское государство в период своего расцвета соперничало и враждовало с Арабским халифатом. Последний постоянно угрожал Византии, поэтому она находилась в дружеских отношениях с хазарами, что, в частности, выразилось и в технической помощи, оказанной византийскими специалистами при постройке хазарами крепости Саркел на левом берегу Дона.

 

Спокойствие северных границ Византийской империи в значительной мере обеспечивалось хазарами, которые господствовали над воинственными племенами степных кочевников Северного Причерноморья. Крепость Саркел была, по видимому, построена для защиты от мадьяр, которые угрожали не только хазарам, но и колониям Византийской империи, в частности в Крыму. Этим объясняется помощь, оказанная византийцами в строительстве крепости.

 

Однако хазарам надо было укреплять свои позиции и против соседних славянских племен, надо полагать, не очень охотно плативших им дань. После создания пути из «варяг в греки» началась планомерная борьба Руси с хазарами. В значительной мере это было выполнено Олегом и Игорем. Святослав же, как известно, одержав ряд побед, занял столицу хазарского государства Итиль. Помимо других военных успехов, в частности организации русского Тмутараканского княжества у Керченского пролива, Святослав, поднявшись по Дону, взял в 965 г. крепость Саркел. Более 150 лет Саркел – Белая Вежа оставался русским городом.

 

Во второй половине XI в. хозяевами южнорусских степей стали половцы. В начале XII в. для Белой Вежи наступили тяжелые испытания, закончившиеся в 1117 г. полным разгромом города.

 

Белая Вежа была довольно крупным русским центром. Сюда приходили издалека энергичные и предприимчивые люди. Оседая на этой окраине Руси, они должны были быть достаточно бдительными из за частых набегов кочевников, а во время военных действий, захватывавших и город, вынуждены были защищать свои семьи, дома, добро. В городе, по видимому, находились и иноплеменные наемники.

 

Большинство погребений носило признаки христианской обрядности.

Нами было исследовано 350 скелетов или их частей. Изучение этих костей оказалось чрезвычайно поучительным в отношении ряда патологических процессов и адаптационно компенсаторных изменений. Наш музей обогатился ценными экспонатами, иллюстрирующими большинство патологических процессов на костях человека.

Как было указано, в начале XII столетия крепость и город были полностью разгромлены. Тяжела была судьба его защитников и населения, в значительной мере разделявшего все бедствия вместе с воинами. Можно восстановить много эпизодов, полных трагизма и потоков человеческой крови.

 

О. А. Артамонова обнаружила при раскопках спешно похороненного мужчину. Ему было около 60 лет. Он получил тяжелые, но не смертельные ранения рубящим оружием. Мозговой череп и нижняя челюсть были повреждены. Он несомненно потерял сознание. Неподвижного человека сочли умершим и похоронили в небрежно выкопанной могиле на глубине 0.5 м. Раненый, однако, очнулся в могиле и повернулся в гробу (97). Можно представить себе переживания заживо погребенного, повернувшегося в гробу лицом книзу и пытавшегося, опираясь на руки, спиной поднять крышку гроба. Он задохся, застыв в непосильной попытке вернуться к жизни, лежа на животе и на руках, спиной кверху.

 

Мужчине, похороненному в одном из погребений, было около 30 лет. Однако по состоянию здоровья он не мог быть воином, ибо перенес компрессионный перелом XI и XII грудных позвонков. Кроме того, во многих других грудных позвонках имелись вызвавшие фиксацию позвоночника старые хрящевые узлы, в частности и задние хрящевые узлы. Последние могли давить на спинной мозг и обусловить полную инвалидность. У этого человека бедренная кость была перерублена, а на голове рассечены скуловая кость и обе челюсти. Несомненно ранения не были нанесены одновременно, рубили уже лежачего.

 

Подобным образом мог погибнуть подросток 13–14 лет, получивший перелом носовых костей и повреждение других костей лицевого черепа. У другого была отрублена голова. У одной женщины 20–22 лет был отсечен нижний край правой половины нижней челюсти. В одном погребении был обнаружен скелет женщины 30–40 лет. В результате удара по черепу тупым оружием возникли трещина левой половины лобной кости и расхождение лобного и венечного швов, а также левого чешуйчатого шва. Смерть, надо полагать, наступила от кровоизлияния в мозг.

 

Рубленые раны были нанесены мечом или саблей. Велика была их частота в области мозгового и лицевого черепа. Несомненно, что чаще всего они наносились либо всадниками, либо воинами, находившимися на возвышении.

 

Среди 294 взрослых мужчин и женщин у 34 (11.6 %) отмечены старые, уже зажившие переломы длинных трубчатых костей. Кроме того, наблюдались зажившие переломы других костей, а также и свежие переломы, нередко множественные.

Среди погребений было около 33 % детских.

 

Можно с уверенностью считать, что детская смертность намного превышала указанную цифру (свидетельствующую лишь о сохранившихся скелетах).

Однако и старость в Саркеле – Белой Веже была редким явлением. Если объединить данные В. В. Гинзбурга, Б. В. Фирштейн и Л. Г. Вуич,  уточнявших возраст в основном исходя из состояния черепных швов и зубов, то из 179 мужчин только 4, т. е. 2.2 % (±1.0 %), а из 117 женщин только 13, т. е. 11.3 % (±2.9 %), дожили до старости.

 

Преждевременная изнашиваемость костно суставного аппарата наблюдалась с огромной частотой и у мужчин, и у женщин. Это свидетельствует о том, что и условия жизни в мирное время часто предъявляли требования, превышавшие возможности человеческого организма. На костях из погребений Саркела – Белой Вежи найдены тяжелейшие проявления деформирующего артроза и деформирующего спондилоза с самыми разнообразными локализациями этих поражений (см. главу III, 1).

 

Изучая на этих костях дегенеративно дистрофические поражения плечевого сустава, мы сумели представить дополнительные данные, уточнившие ранее высказанные Пфулем и нами указания о необходимости различать главный плечевой сустав (между головкой плечевой кости и суставной впадиной на лопатке) и добавочный плечевой сустав, так называемый субакромиальный. Дегенеративно дистрофические поражения могут наблюдаться в обоих, а также в каждом из них. В последнем случае анатомические изменения, рентгенологические симптомы и клиническая картина различны.

Костные разрастания на малом бугорке, если они направлены в сторону межбугорковой борозды, могут разорвать длинную головку двуглавой мышцы (98).

 

Разнообразным заболеваниям и адаптационно компенсаторным изменениям, обнаруженным на костях жителей этого города, уделено должное внимание в соответствующих главах.

 

Сифилитические изменения в длинных трубчатых костях и в костях черепа были найдены нами у 26 взрослых из 294 похороненных (8.8 %).

 

Чем объяснить несомненно большую частоту сифилитических поражений костей у жителей Саркела – Белой Вежи по сравнению с другими исследованными нами костями людей, живших в других местах в доколумбовские времена?

 

Костная коллекция из Саркела – Белой Вежи отличается количественно от всех других костных коллекций, нами исследованных. Это исключает элемент случайности. В поисках объяснений частоты сифилиса в этом городе можно высказать следующие предположения.

 

Население города и крепости с момента их возникновения по сравнению с таковым многих других, даже более значительных городов не было столь постоянным. Оно резко отличалось от таких поселений, где почти все были земляками и знали не только каждого жителя, но и отцов, и дедов, будучи в родстве или свойстве со многими из них. Наоборот, население Саркела – Белой Вежи было весьма динамичным, изменчивым в своем составе. Гарнизон города и в известной мере начальствующая верхушка также сменялись. Население города не могло не контактироваться с ними, оно в той или иной мере смешивалось. Однако уже с начала возникновения крепости и города в них было немало приезжих и притом достаточно влиятельных людей (из Византии и других государств). Несмотря на то что некоторые из них прибывали на довольно значительные сроки, вряд ли многие из них приезжали с женами. Судя по хорошо документированным историческим данным (указанным М. И. Артамоновым), в город приезжали странствующие торговцы из разных стран. Они должны были отличаться достаточной личной энергией, предприимчивостью и настойчивостью, находчивостью, чтобы преодолеть те несомненные трудности и препятствия, которые существовали для далеких путешествий в беспокойном средневековье.

 

Среди приезжих могло быть немало способных авантюристов, а иногда и людей с «темным» прошлым, которым у себя на родине нечего было терять. Среди них могло быть несколько страдавших венерическими болезнями в заразной фазе. Заболеть ими странствующему нестарому мужчине, которого не сопровождает семья, легко при наличии случайных и беспорядочных половых сношений. Это нередко у людей, которые стремятся лишь к бродячей жизни. Вместе с тем любой приезжий «новый» человек, если он энергичный и способный, может не только увлечь женщин, но и заинтересовать и их более степенных родителей. Такой «новый» человек, прибывший издалека, рассказывающий были и небылицы, в частности про самого себя, мог иметь и имел немало шансов привлечь исключительное к себе внимание и расположение жителей далекой окраины. Еще легче это можно было сделать сильному и влиятельному представителю власти и гарнизона. Все указанное, как нам кажется, может объяснить частоту сифилитических поражений в Саркеле – Белой Веже.

 

У жителей Саркела – Белой Вежи с довольно большой частотой наблюдались одонтогенные остеомиелиты. Нередко можно было обнаружить на челюстях человека несколько подрывающих остеомиелитических полостей, свидетелей перенесенных флюсов, т. е. абсцесса и отека.

С немалой частотой отмечена альвеолярная пиоррея, ведущая к потере зубов.

Особого внимания заслуживает состояние челюстей и зубов у одной женщины около 45 лет. Оно свидетельствовало о своеобразном, по видимому трагическом, происхождении деформации ее лицевого черепа. Зубы на нижней челюсти этой женщины были в удовлетворительном состоянии. Только левый центральный резец выступал из ряда. Между тем на верхней челюсти сохранились лишь 2 луночки для левых резцов. Остальные 14 луночек отсутствовали. Альвеолярный край на соответствующем протяжении верхней челюсти, где не было зубных луночек, был полностью атрофирован (54, Б  и В ).

 

В очень глубокой старости может наблюдаться столь резкая атрофия альвеолярного края и всей челюсти (54, А ). Однако в этих случаях никогда не бывает такого состояния лишь на одной челюсти. Это в той или иной мере обнаруживается на обеих челюстях, при этом старческая атрофия резче выражена на нижней челюсти. Заболевания зубов, а также и альвеолярная пиоррея с последующей потерей зубов, как общее правило, выражены резче на нижней челюсти.

 

Не подлежит сомнению, что состояние верхней челюсти этой женщины не является следствием заболевания зубов и челюсти или проявлением глубокой старости (таковые не были найдены при исследовании всего скелета).

 

Надо думать о других возможностях, которые могли бы объяснить отсутствие зубов только на одной верхней челюсти. Эти зубы могли быть вырваны у этой женщины в качестве наказания. Можно высказать и другие предположения. 14 зубов на верхней челюсти у нее отсутствовали за много лет до смерти, быть может уже в молодости. Возможно, что они были вырваны для того, чтобы она не надеялась выйти замуж – таково могло быть приказание того, кто полновластно и безжалостно распоряжался ее судьбой. Наконец, не исключено, что она была одной из тех, из кого в те жестокие времена искусственно создавали калек – шутов для потехи пресыщенных всевозможными ощущениями богатых феодалов, рабовладельцев и их гостей. Их мог развеселить вид женщины с обезображенным лицом, с запавшей верхней челюстью, с уродливо выступающим подбородком, вид молодой шамкающей женщины (см. главу VI, 6).

 

 

 

К содержанию книги: ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ. БОЛЕЗНИ ДРЕВНИХ ЛЮДЕЙ

 

 

Последние добавления:

 

 ГЕОЛОГИЯ БЕЛАРУСИ

 

ВАСИЛИЙ ДОКУЧАЕВ

 

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. ПОЧВОВЕДЕНИЕ. АГРОХИМИЯ