ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ

 

Кости людей из правобережной крепости на Дону начала 9 века

 

 

В 1958 г. экспедиция под руководством С. А. Плетневой раскопала остатки одной древней крепости, находившейся приблизительно в 4 км к югу от Саркела, но на правом берегу Дона.  Она была построена значительно раньше Саркела.

 

Эта крепость в начале IX в. стала очагом какого то волнения, которое было жестоко подавлено хазарскими властями, причем крепость была полностью разрушена. Во время этой беспощадной карательной экспедиции был перебит не только гарнизон, были убиты и все гражданские лица, жившие в юртах внутри этой для того времени, казалось бы, почти неприступной, располагавшейся на холме крепости, окруженной массивными стенами толщиной в 4 м и усиленной боевыми башнями. Меч и огонь не щадили ни женщин, ни детей. Все убитые остались без погребения.

 

Прошло свыше 11 столетий после кровавого побоища. Холм, где была крепость, остался необитаемым. Непогребенные кости постепенно покрывались слоями земли. Немногое из того, что сохранило время и не было растащено мелкими и крупными хищными животными и птицами, было собрано археологической экспедицией, привезено в Ленинград и детально изучено.

 

Мы исследовали анатомически и рентгенологически всего 8 неполных скелетов. Однако полученные данные заслуживают определенного внимания как дополнение к изученному на костных материалах из погребений в Саркеле – Белой Веже.

 

Под остатками одного жилища были найдены кости взрослого человека. Антрополог В. В. Гинзбург по особенностям черепа отнес его к монголоидам, по видимому южносибирского типа. Этот неполный скелет с нерезко выраженными проявлениями полового диморфизма скорее всего принадлежал мужчине около 30 лет. В челюстях сохранились луночки всех зубов. Невыпавшие из луночек зубы отличаются умеренной стертостью эмали.

 

Передний гребень на большеберцовых костях был сильно выражен; он был дугообразно изогнут кпереди, но без каких либо утолщений. Наоборот, край переднего гребня отличался тонкостью, почти как ребро трехгранной призмы. Это – нередкая особенность строения большеберцовой кости у народов, у которых уже дети являются отличными всадниками.

 

Такая форма и строение большеберцовых костей иногда ошибочно рассматриваются как проявление старого сифилитического остеопериостита. Однако при этом заболевании передний гребень большеберцовой кости является неровным и волнистым, местами сильно утолщенным. Этих патологических изменений при осмотре и ощупывании не было обнаружено. Кроме того, на рентгенограммах хорошо прослеживалась нормальная, постепенно нарастающая к середине диафиза толщина компактного вещества и не было патологических изменений в структуре кости. Костномозговые пространства не были сужены.

 

Одна из его малоберцовых костей была резко деформирована в результате старого сросшегося перелома средней трети диафиза.

 

Этот молодой человек погиб от множественных травм, нанесенных ему. На черепе виден перелом лобной кости, перелом основания черепа, травматическое расхождение черепных швов и другие повреждения, в результате которых сохранность черепа пострадала.

Под остатками одного жилища был обнаружен скелет взрослой женщины с европеоидными чертами черепа и очень хорошим состоянием зубов. Рядом с костями находились монеты. Расхождение черепных швов позволяет думать, что смерть ее наступила в результате удара тупым оружием по голове.

 

Заслуживают специального внимания остатки другого скелета, найденные среди завала камней. Это был скелет женщины около 45 лет, с европеоидными чертами черепа, у которой имелись выраженные проявления ряда заболеваний.

На нижней челюсти, в области корня левого центрального резца, была остеомиелитическая подрывающая каверна. В альвеолярном крае нижней челюсти, в области отсутствующих 7 го и 8 го зубов, обнаружены последствия одонтогенного остеомиелита.

 

На правой плечевой кости имелись краевые костные разрастания в области головки – проявления деформирующего артроза. Кроме того, хорошо были видны проявления дегенеративно дистрофического поражения не только главного плечевого сустава, но и субакромиального сустава. Они проявлялись в уплощении малого бугорка и в краевых костных разрастаниях на нем. Следовательно, эта женщина не могла поднимать правую руку выше горизонтали, не в состоянии была причесываться этой рукой, застегивать или завязывать что либо на спине.

 

У этой женщины на обеих большеберцовых костях и анатомически, и рентгенологически определялись типичные сифилитические поражения. В результате старого сифилитического остеопериостита передний гребень обеих большеберцовых костей был дугообразно искривлен кпереди и неравномерно утолщен. Костномозговые пространства в средней трети диафиза этих костей были резко сужены в результате склероза губчатого вещества, прилегающего к переднему кортикальному слою.

 

Последствия одонтогенного остеомиелита с наличием подрывающей каверны были обнаружены еще у одной женщины на верхней челюсти в области 2 го и 3 го зубов справа. Это была женщина около 45 лет (с закрытым сагиттальным швом). Остальные зубы у нее были в хорошей сохранности; лишь 6 е зубы на нижней челюсти были кариозными.

Обширные проявления одонтогенного остеомиелита обнаружены на нижней челюсти человека 40–50 лет, по видимому женщины. Остеомиелитические изменения с подрывающими кавернами отмечены на большом протяжении. Они захватывали область 8 зубов – всех четырех резцов, обоих клыков и обоих первых малокоренных зубов.

Между жилищами были найдены разрозненные кости ребенка. Для уточнения возраста были рентгенографически исследованы его нижняя челюсть и сохранившиеся кости. Из постоянных зубов имелся лишь

 

6 й зуб (с обеих сторон). Остальные постоянные зубы еще не прорезались. По состоянию зубов можно считать, что ребенку было около 7 лет. Исследованные кости также соответствовали этому возрасту. Смена зубов у этого ребенка, жившего в начале IX в., происходила в те же сроки и в том же порядке, которые характерны для большинства современных детей.

 

Под остатками одного жилища был найден неполный скелет женщины. Судя по состоянию черепных швов, это была старая женщина. Однако зубы у нее, учитывая ее возраст, были в хорошем состоянии. У нее имелась сравнительно нередкая аномалия – наличие добавочного крестцово подвздошного сустава. У современного населения, по данным А. И. Борисевич, он наблюдается в 17 % случаев.  Добавочный сустав располагается кзади от главного крестцово подвздошного сочленения, в том участке таза, где задние края крыльев подвздошных костей прилегают к крестцу. Добавочный сустав образован бугорком наружного гребня крестца и задне верхней остью подвздошной кости. Чаще всего этот сустав располагается на уровне второго заднего крестцового отверстия, кнаружи от него. Нередко в этом добавочном суставе возникает деформирующий артроз, который может сопровождать такое же поражение главного крестцово подвздошного сочленения, но может наблюдаться и в качестве самостоятельного заболевания, вызывая боли в крестце. На крестце у этой женщины мы обнаружили деформирующий артроз, проявлявшийся в краевых костных разрастаниях в добавочном крестцово подвздошном суставе.

 

Эта же аномалия наряду с другими аномалиями была обнаружена в скелете женщины около 40–45 лет. На черепе этой женщины, у которой венечный шов был в значительной мере уже стерт, сохранился на всем протяжении лобный (или метопический) шов.

Как известно, чешуя лобной кости новорожденного состоит из 2 частей, которые срастаются между собой не раньше 2 го года жизни, но чаще всего к 4–5 годам. Однако у некоторого количества людей этот шов сохраняется и во взрослом состоянии. Эта особенность вовсе не является редкой, поскольку она наблюдается у 8–12 % взрослых.

 

Рентгенологам и хирургам надо знать о наличии немалого числа людей, у которых имеется лобный или метопический шов, чтобы в случае травмы не рассмотреть эту нормальную для данного человека особенность как перелом лобной кости. Кроме того, следует учесть, что при наличии у взрослых этой детской особенности чешуи лобной кости очень часто лобные пазухи либо вовсе не пневматизируются (не становятся содержащими воздух), либо односторонне и притом слабо пневматизируются.  Такая непневматизированная чешуя лобной кости нередко ошибочно рассматривается как проявление патологии (чаще всего как последствие остеомиелита). Диагностическая ошибка может привести к необоснованному оперативному вмешательству. Вместе с тем при травмах головы может возникнуть расхождение любого шва, следовательно и лобного.

 

Череп данной женщины, как это часто наблюдается при сохранении лобного шва, вовсе не имеет пневматизированных лобных пазух.

 

Многие антропологи считают, что сохранение лобного шва у современных взрослых людей – это прогрессивная особенность костей их черепа, связанная с более длительным ростом головного мозга, размеры которого сравнительно поздно достигают своего максимума. Проблеме метопизма посвящена обширная литература, в которой представлены различные взгляды.

 

Мы не считаем возможным участвовать в обсуждении вопроса о значении сохранения лобного шва для решения указанной общебиологической и антропологической проблемы. Мы лишь констатируем факт, что на черепах из погребений в Саркеле – Белой Веже и на черепах, найденных при раскопках этой правобережной крепости, можно наблюдать сохранение лобного шва у взрослых. Иначе говоря, у жителей в этом районе Дона в IX–XII вв. эта особенность также встречалась с известной частотой и притом не меньшей, чем в настоящее время.

 

У этой же женщины на черепе можно было наблюдать в области бывшего переднего бокового родничка (птериона) непостоянную добавочную кость. У современных людей такой нормальный вариант в виде одиночной или двойной добавочной кости наблюдается в 10–20 %, нередко только с одной стороны. На черепе исследованной женщины он имелся только слева, в виде одиночной кости в области шва между большим крылом основной кости и чешуей височной кости.

 

Крестец этой женщины состоит не из 5, а из 6 позвонков, что является результатом нередко в норме наблюдаемой ассимиляции нижнего поясничного позвонка крестцом. Отличающиеся большими размерами поперечные отростки этого позвонка почти полностью слились с боковой массой крестца. Костное срастание произошло с обеих сторон. Неподвижная сакрализация представляет собой вариант нормы и, следовательно, является бессимптомной находкой.

 

Передняя продольная связка на уровне межпозвонкового диска между ассимилированным поясничным позвонком и I крестцовым позвонком у этой женщины окостенела. Такое окостенение нередко возникает в травмируемом участке позвоночника, обладающего подвижностью. Возникновение окостенения передней продольной связки трудно представить себе при первоначально неподвижной сакрализации. Надо считать, что ассимиляция протекала медленно, в течение многих лет или нескольких десятилетий, и что неподвижной сакрализации предшествовал длительный период неполной и притом подвижной сакрализации.

 

Подвижная сакрализация – это такое соотношение между частично ассимилированным поясничным позвонком и крестцом, когда они соединены между собой добавочным суставом или полусуставом. В тех случаях, где имеется сустав или полусустав, возможно и возникновение заболевания в этом соединении. Чаще всего это деформирующий артроз с краевыми костными разрастаниями. Следы этих краевых костных разрастаний имеются на расширенных, ассимилированных, поперечных отростках поясничного позвонка. Таким образом, в течение какого то периода у этой женщины были поясничные боли в результате болезненной сакрализации. Боли могут наблюдаться только при подвижной сакрализации. Как только наступило окостенение передней продольной связки на уровне межпозвонкового диска между ассимилированным поясничным позвонком и крестцом, была обеспечена неподвижность между этими костями. Следовательно, боли должны были исчезнуть.

 

Однако для появления болей в крестце у этой женщины возникли новые условия: наличие деформирующего артроза в главном и добавочном крестцово подвздошных суставах с обеих сторон.

 

Скелет данной женщины заслуживает внимания еще в одном отношении. Нижний отдел ее крестца дугообразно изогнут кпереди. Следовательно, соединяющийся с ним копчик был направлен не столько вниз, сколько вперед. Это обстоятельство, конечно, могло затруднить у этой женщины нормальные роды, поскольку прямой диаметр входа в малый таз укорочен.

 

 

 

К содержанию книги: ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ. БОЛЕЗНИ ДРЕВНИХ ЛЮДЕЙ

 

 

Последние добавления:

 

 ГЕОЛОГИЯ БЕЛАРУСИ

 

ВАСИЛИЙ ДОКУЧАЕВ

 

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. ПОЧВОВЕДЕНИЕ. АГРОХИМИЯ