ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ

 

Груды человеческих костей – костища. Кости людей из раскопок разрушенного древнерусского городища Изяславля у Шепетовки

 

 

На восточной окраине села Городище Шепетовского района Хмельницкой области УССР, на берегу речки Гуски, впадающей в Горынь, находятся остатки разрушенного укрепленного городка, обнесенного тремя высокими земляными валами и глубокими рвами. Начиная с 80–90 х годов XIX в. местные жители нередко при распашке земли находили разнообразные предметы, принадлежавшие древним обитателям городища, а также куски обгорелых бревен, а нередко и человеческие кости.

 

Раскопки на этой территории были начаты лишь в 1957–1958 гг. Галицко Волынской археологической экспедицией Института истории материальной культуры АН СССР и Ленинградского университета под руководством историка и археолога М. К. Каргера. Разнообразные и многочисленные находки, в том числе предметы материальной культуры, характерные для определенной эпохи, а также анализ летописных данных позволили М. К. Каргеру сделать вывод, что все обнаруженное находится на территории древнего укрепленного городка, который был полностью уничтожен во время нашествия Батыя на Киевскую Русь.

 

После разрушения и разграбления богатого Киева в декабре 1240 г. татарские полчища двинулись на юго запад с целью завоевания Галицко Волынской земли. Осуществляя этот план, татары подошли к городу Лодыжину, окружили его и уговорили жителей сдаться, обещав их пощадить, однако после сдачи все жители были истреблены.  Дальнейшее движение татарских орд на некоторое время было заторможено ожесточенным и истинно героическим сопротивлением защитников ныне раскапываемого, небольшого укрепленного городка на берегу речки Гуски.

 

Повторяя содеянное в декабре 1236 г. с Рязанью, а в дальнейшем с Суздалем, Владимиром, Козельском и другими захваченными городами, жители которых были убиты, татары сожгли и этот городок, уничтожив всех его жителей.

 

М. К. Каргер считает, что имеется основание предполагать, что им обнаружены остатки упоминаемого летописью древнего городища Изяславля. Городок в дальнейшем уже больше не заселялся, даже его название было забыто. Более семи столетий ветры покрывали песком пепелища, заметая следы кровавого побоища.

 

Найденные во время раскопок «немые» человеческие кости позволяют представить ужасающую картину уничтожения населения города.

 

Раскопана пока только часть территории городка. Кладбище не обнаружено. Следовательно, не найдены останки похороненных, умерших естественной смертью или от болезни.

 

На всей территории уже раскопанной части городка на земле, а также под развалинами сожженных жилищ и деревянных клетей, устроенных внутри оборонительных валов, лежало большое количество разбросанных, разрозненных человеческих костей или их отломков. Кроме того, были обнаружены большие груды костей, некоторые из них были столь велики, что М. К. Каргер назвал их костищами.

 

Груды костей – костища – представляют остатки людей, которых после убийства бросали друг на друга. Так создавались, очевидно для устрашения, горы человеческих трупов.

 

Если в результате тяжелых травм костей наступает смерть, то это происходит вследствие одновременного повреждения жизненно важных органов или неостановленного кровотечения. Однако при боевых травмах, нанесенных холодным оружием, обычно наблюдается лишь одно смертельное ранение или одно ранение, связанное с потерей сознания, крайне редко – большее количество тяжелых и тем более смертельных ранений. Повергнутый и обессиленный враг естественно перестает быть боевым противником. Угрозу может представить не он, а его товарищ и соратник и во всяком случае не старуха и дети. Никого в бою не рубят «на куски». В бою не рубят труп или почти труп.

 

Часть обнаруженных костей была прислана нам для изучения. Разрозненные кости и большие костища нельзя было рассортировать, чтобы сказать, что эти кости – одного человека, а те – другого и т. д. Полных скелетов даже в самых больших костищах не было. Брошенные без захоронения трупы стали добычей хищных животных и птиц, мелких грызунов, поедавших или уносивших те или иные части трупов. Найденные среди костищ одноименные кости правых и левых конечностей только иногда были столь сходны, что можно было считать с уверенностью, что они принадлежат одному и тому же человеку.

 

Ориентируясь на количество таких находок, как череп, таз, крестец и некоторые другие кости, можно было с некоторой достоверностью считать, что мы исследовали кости 55 мужчин, 64 женщин и 59 детей. Кости 64 человек мы не могли уточнить в отношении их половой принадлежности.

 

Среди большого числа детских костей имелись принадлежащие даже годовалым и двухлетним. Следует учесть, что на открытой местности кости младенцев, как правило, быстро разрушаются. Кроме того, трупы незахороненных детей в первую очередь становятся добычей хищников. Поэтому, если спустя 7 столетий в указанных условиях сохранились кости 59 детей, не подлежит сомнению, что убитых детей было в несколько раз больше.

 

Среди убитых взрослых преобладали мужчины в возрасте от 30 до 50 лет и женщины от 30 до 40 лет.

 

Большинство ранений было нанесено рубящим оружием – мечом или саблей, значительно меньше – колющим оружием, оставлявшим на костях дырчатые дефекты с растрескиванием. Кроме того, на ряде черепов были найдены повреждения, нанесенные оружием типа палицы или булавы. Ударом палицы или булавы были нанесены смертельные травмы головы, вызвавшие вдавленные переломы и «вмятины» с растрескиванием в костях черепа.

 

Только часть ранений была нанесена противником, стоявшим «лицом к лицу», либо наносившим удар сверху. Таким, по видимому, был удар, нанесенный рубящим оружием по голове женщины около 40 лет. Ударом были одновременно срезаны часть правого надбровья и часть верхушки правого сосцевидного отростка. Удар вызвал расхождение чешуйчатого шва, теменно сосцевидного шва, правой половины ламбдовидного шва и правой половины венечного шва.

 

Значительная часть ранений была нанесена сзади и сбоку. Такие ранения холодным оружием могут быть нанесены уже раненому, поверженному и даже связанному пленному. Они были обнаружены на черепах стариков и женщин.

 

Мечом или саблей отвесным ударом была полностью срублена часть левой теменной кости, в частности вся область бугра (100, А ), где толщина черепного свода очень значительна. Поскольку череп находился в костище, следовательно среди горы трупов, надо считать, что это не результат ранения сражавшейся женщины, а удар палача или убийство, тешившее следивших за тем, как увеличивается еще одна гора трупов.

 

В том же костище был найден череп женщины около 40 лет с тяжелым, несомненно смертельным, переломом теменной и затылочной костей, с расхождением швов. На черепе третьей женщины, около 25 лет, имелся дырчатый перелом в правой височной кости. Той же женщине был нанесен еще один, также смертельный удар: часть свода черепа была срублена. В этом же костище находился череп ребенка (около 6 лет) с трещиной лобной кости.

 

Трудно допустить, что все обнаруженные нами 26 рассеченных лопаток, 16 плечевых костей, 22 разбитых, проколотых и разрубленных черепа, особенно если они находились среди костищ, а не в виде изолированно расположенных остатков скелета, могли быть ранениями, полученными в сражении. К тому же среди убитых было много женщин и детей. И уже во всяком случае 18 разрубленных тазовых костей (100, Б ) и 16 разрубленных бедренных костей (частично «на куски») свидетельствовали о том, что уцелевшее население было вырезано. Рубили поверженных, брошенных на землю, возможно связанных. Рубили лежавших ничком стариков, старух, детей.

 

В том же костище был найден разрубленный крестец старой женщины с полностью ассимилированным нижним поясничным позвонком. На краниальной замыкающей пластинке тела этого позвонка имелись отчетливые проявления деформирующего спондилоза. Нижняя часть крестца этой старой женщины была отрублена (100, В). Такой удар мечом или саблей можно было нанести лишь лежавшей ничком на земле. Отвесный удар был нанесен по задней поверхности таза, немного ниже боковых ямок ромба Михаэлиса, в плоскости, строго параллельной обеим ямкам. Такой удар (с отсутствием скошенности поверхности сруба крестца) мог быть нанесен только по обнаженному телу, очевидно для потехи убийц.

 

Это вовсе не единичная находка. Разрубить задний отдел крыла подвздошной кости можно было только у жертвы, брошенной или уже лежавшей ничком на земле (100, Б ). В данном костище 8 из 17 убитых были детьми в возрасте от 5 до 12 лет.

 

Дойдя до западных границ Киевской Руси, татары стремились добиться полной покорности населения на всем пройденном пути, запугать людей на землях, намеченных для дальнейшего захвата, посеяв чувство ужаса и полной безнадежности попыток сопротивляться.

 

Между тем даже этот маленький городок, проявив героическое сопротивление, показал, что разрушить и сжечь дотла город, убить защитников и население – еще не означает покорить город. В более чем двухсотлетней борьбе с татарами это был не единственный славный эпизод, когда город, осажденный превосходящими силами противника, предпочел смерть сдаче. В 1238 г. жители города Козельска также считали своим священным долгом умереть сражаясь, но не сдаться.

 

Героические примеры стоявших на смерть защитников Руси свидетельствовали о том, что победить еще не означает покорить. Эти примеры поддерживали пламя ненависти и дух сопротивления у живых и у следующих поколений, готовили новых бойцов с захватчиками, уверенных в грядущей победе.

 

У некоторого числа убитых были обнаружены патологические изменения и некоторые особенности. Они заслуживают специального внимания, и соответствующие находки представлены в отдельных подглавах III главы.

 

 

 

К содержанию книги: ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ. БОЛЕЗНИ ДРЕВНИХ ЛЮДЕЙ

 

 

Последние добавления:

 

 ГЕОЛОГИЯ БЕЛАРУСИ

 

ВАСИЛИЙ ДОКУЧАЕВ

 

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. ПОЧВОВЕДЕНИЕ. АГРОХИМИЯ