ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ

 

Глава VI Реконструкция некоторых черт физического облика людей, живших в рабовладельческую и феодальную эпохи. Скелет хана или вождя из урочища Шибэ на р. Урсуле в Горном Алтае (I в. до н. э.)

 

 

Археологические данные не всегда могут оказаться достаточными, чтобы решить вопрос, кто похоронен в данном кургане – хан (царь) или вождь (герой, военачальник). В обоих случаях погребение обычно сопровождалось большими почестями, оказанными покойному.

 

Династия царей или ханов обычно начинается с вождя, за военные подвиги облеченного властью. Таким родовым вождям, ставшим царями, и их царствующим потомкам в результате удачных войн грабежей удавалось накопить большие, нередко несметные богатства. Своими богатствами, всеми своими «вещами» они имели право безраздельно распоряжаться. «Вещью» для них был и раб, ибо обычай (а в дальнейшем и закон) считал, что вещь может быть «молчащей, мычащей и говорящей» (как это закреплено в римском праве). Часть этих богатств, относящихся к любой категории из указанных «вещей», следовала за вождем царем после его смерти. Часто одновременно с царем убивались и закапывались жена, наложница, раб, лошади, оружие, драгоценности. Начиная с этого периода возникают богатые, нередко сказочные по роскоши погребения.

 

Однако спустя тот или иной срок падала бдительность охраны таких могил. Божественность живого царя и присоединение его после смерти к сонму богов, с точки зрения опытных грабителей всех времен и народов, не накладывала «табу» на находившиеся в могиле ценности.

 

В 1927 г. под руководством М. П. Грязнова  и при участии М. Н. Комаровой были произведены раскопки такой пышной княжеской могилы в Горном Алтае в урочище Шибэ на р. Урсуле. Это был огромный курган, диаметром около 45 м, высота его достигала 2 м. Под каменной насыпью из крупных обломков скалы, приблизительно в центре кургана, находилась большая яма, глубиной около 7 м и площадью 35 м2. Погребение было устроено в двойной камере, срубленной из тесаных бревен с двумя потолками и досчатым полом. В саркофаге из огромной, красиво выдолбленной колоды находились скелеты взрослого и ребенка. В остальной части ямы было погребено 14 лошадей с богатыми, художественно выполненными уздечками, отделанными золотом. Погребение относится к раннему железному веку (I в. до н. э.).

 

Обычная судьба пышных погребений постигла и данное: его расхитили еще в древности. Грабители похитили все, что представляло с их точки зрения материальную ценность, переломали и перемешали оставшиеся предметы. Им, однако, не удалось проникнуть в ту часть ямы, где были погребены лошади и богатые уздечки.

 

Сохранность в этом погребении многих предметов и мумифицированных трупов, не подвергшихся гниению, объясняется тем, что могила под каменной насыпью оказалась промерзшей с глубины 50 см от уровня горизонта и до самого дна. Вечная мерзлота, предохранявшая трупы и предметы от гниения, позволила М. П. Грязнову выявить примененный тогда своеобразный способ мумификации. Внутренности и мускулатура были удалены и замещены какой то растительной массой. Головной мозг извлечен через специально сделанное в черепе трепанационное отверстие. Глаза были зашиты. Толстыми нитками были зашиты и все разрезы на теле. Следовательно, в этих случаях мы имеем дело с погребением не трупа, а собственно чучела покойника.

Анатомическое и рентгенологическое исследование скелета взрослого свидетельствует о том, что это был немощный старик, который уже за много лет до смерти стал почти полным инвалидом.

Позвоночный столб с IV шейного и по XII грудной позвонок был резко деформирован в результате обширного и мощного окостенения передней продольной связки и уплощения тел некоторых позвонков (114, А ).

 

Шесть грудных позвонков – с III по VIII – были спаяны в единое костное образование благодаря сплошному окостенению передней продольной связки. На передней поверхности этого отдела позвоночника места перехода тела одного позвонка в другой отличаются резкими выступами (114, А, Б ). В боковых отделах, где нет окостеневшей передней продольной связки, прослеживаются несколько сниженные в высоту межпозвоночные пространства.

Эти особенности при наличии неизмененных межпозвонковых суставов позволяют с уверенностью поставить диагноз медленно развивавшегося дегенеративно дистрофического поражения, а именно тяжелого деформирующего спондилоза с поздним вторичным анкилозированием тел указанного отдела позвоночника (от III до VIII грудного), и исключить инфекционно воспалительный анкилозирующий спондилоартрит (болезнь Бехтерева).

Дегенеративно дистрофическое поражение позвоночника не ограничивается указанными позвонками. Огромные костные разрастания такого же порядка имеются в области IX грудного позвонка (114, В ). Они резче выступают справа, чем слева; новообразованный костный выступ справа по размерам почти равен телу этого позвонка. Эта окостеневшая масса, однако, не привела к спайке с ниже и выше расположенными телами позвонков.

Тела X и XI грудных позвонков спаяны между собой в единое целое окостеневшей передней продольной связкой.

На теле XII грудного позвонка имеется почти такое же обширное, клювовидное костеобразование, как на теле IX грудного позвонка, – тяжелая форма деформирующего спондилоза.

Поясничный отдел позвоночника представлен четырьмя позвонками, а крестец – шестью (это вариант числа позвонков, не влияющий на здоровье его носителя).

Имеются проявления деформирующего артроза в правом грудиноключичном сочленении.

Хрящевые отделы правого и левого I ребра окостенели и представляли единое костное образование с грудиной. Грудина представлена тремя несиностозировавшими частями (рукояткой, телом и мечевидным отростком). Обычно все указанные части грудины или 2 верхних и 2 нижних синостозируют в пожилом возрасте. Все же отсутствие слияния мечевидного отростка наблюдается в пожилом возрасте почти в 30 %, а отсутствие слияния рукоятки с телом грудины у 10–15 % пожилых. Имеются умеренные проявления старения в области суставной впадины на лопатке и отчетливые проявления старения в основных и средних фалангах обеих кистей (имеются краевые костные разрастания как с ульнарной, так и с радиальной стороны).

Правое и левое бедра неодинаковой величины; левое короче правого на 2 см. Это укорочение объясняется, по видимому, врожденной аномалией развития правого бедра, угол шейки которого увеличен (coxa valga).

На головке бедра отмечено окостенение у места прикрепления круглой связки бедра (lig. teres), а также мощный гребень у места прикрепления мышцы к большому вертелу. Несмотря на то что этот человек прихрамывал на правую ногу, нет выраженной атрофии правого бедра.

Умеренно выражены проявления старения в надколеннике. «Шпора» – у места прикрепления Ахиллова сухожилия к пяточной кости. Слабо выражены проявления артроза в головке I плюсневой кости.

Состояние швов на черепе отличается стертостью в области стреловидного шва в центральном его отделе (чаще всего это наблюдается в возрасте около 50 лет).

В правой теменной кости, в ее заднем отделе, имеется большое посмертное трепанационное отверстие (см. выше о примененном способе мумифицирования).

Состояние зубов на верхней челюсти в общем удовлетворительное. На нижней челюсти, представленной несколькими обломками, в области

7 го и 6 го зубов справа остеомиелит с большой подрывающей полостью диаметром в 1.5 см (у него был флюс, возможно несколько раз повторявшийся).

Сравнивая темп старения костно суставного аппарата в разных отделах, можно констатировать несинхронное, асимметричное старение его.

Резюмируя, можно сказать, что скелет взрослого принадлежал преждевременно состарившемуся, прихрамывающему инвалиду с почти неподвижным позвоночником.

Ребенок, найденный в той же могиле, судя по состоянию скелета (окостеневшей ладьевидной кости стопы, отсутствию волнистой поверхности в области заднего отдела пяточной кости, а также на малом вертеле, наличию обеих многоугольных костей), был приблизительно 6 лет.

Множественные поперечные тяжи (так называемые годичные кольца) в метафизах длинных трубчатых костей этого ребенка свидетельствуют о толчкообразном росте в течение ряда лет. Это в данном случае не могло быть обусловлено рахитом. Множественные поперечные пластинки находились лишь в метафизе, т. е. в непосредственной близости к метаэпифизарной зоне роста, их не было в метадиафизарных участках и тем более в диафизах. Иначе говоря, толчкообразный рост происходил, по видимому, лишь за 1.5–2 года до смерти ребенка. В этом возрасте, если ребенок болеет рахитом, то это так называемый поздний рахит, связанный, в частности, со значительной деформацией длинных трубчатых костей, чего не было. Очевидно, какое то другое заболевание на длительный срок приковало ребенка к постели.

Что касается взрослого, похороненного в такой богатой могиле с высокими почестями, то с достаточной достоверностью можно решить, был ли он вождем героем (военачальником) или ханом.

Не подлежит сомнению, что человек, искалеченный многолетним заболеванием, от рождения физически неполноценный, прихрамывающий, преждевременно состарившийся и немощный, не мог быть военачальником, вождем героем. Он мог быть только ханом. Чтобы ослепить толпу подвластных чем то необычным и для многих невиданным, можно было такого хана одеть в шелка и меха, украсить золотом и драгоценностями и, окружив его вооруженными телохранителями и шаманами в причудливых одеяниях, бережно посадить на спокойно шагающего коня, богатая сбруя которого и золотая уздечка соответствовали бы сану седока.

Не располагая никакими данными, позволяющими считать хана умным, прямым или же хитрым и коварным, можно все же с уверенностью сказать, что широко контактировать с народом, где не только мужчины, но и женщины с детства уже всадники, он не мог. От имени хана и его якобы божественно охраняемой власти действовали на местах его доверенные лица, представители наследственной или ханом созданной знати.

 

 

 

К содержанию книги: ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ. БОЛЕЗНИ ДРЕВНИХ ЛЮДЕЙ

 

 

Последние добавления:

 

 ГЕОЛОГИЯ БЕЛАРУСИ

 

ВАСИЛИЙ ДОКУЧАЕВ

 

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. ПОЧВОВЕДЕНИЕ. АГРОХИМИЯ