Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

БИОГРАФИИ РУССКИХ УЧЁНЫХ

медицина, биология, ботаника

 

Николай Иванович Пирогов

 

 

врач хирург Николай Иванович Пирогов

 

Смотрите также:

 

История науки

 

История медицины

 

Медицина в зеркале истории

 

Биология

 

Медицинская библиотека

 

Медицинская энциклопедия

 

Судебная медицина

 

Микробиология

 

Физиология человека

 

Биогеронтология – старение и долголетие

 

Биология продолжительности жизни

 

Внутренние болезни

 

Внутренние болезни

 

Болезни желудка и кишечника

 

Болезни кровообращения

 

Болезни нервной системы

 

Инфекционные болезни

 

Палеопатология – болезни древних людей

 

Психология

 

Общая биология

 

Паразитология

 

Ботаника

 

Необычные растения

 

Жизнь зелёного растения

 

Защита растений от вредителей

 

Справочник по защите растений

 

Лекарственные растения

 

Необычные деревья

 

Мхи

 

Лишайники

 

Древние растения

 

Палеоботаника

 

Пособие по биологии

 

Валеология

 

Естествознание

 

Происхождение жизни

 

Развитие животного мира

 

Эволюция жизни

 

1810 - 1881

 

Имя гениального русского ученого, врача и общественного деятеля Николая Ивановича Пирогова известно не только медицинскому миру, но и всем культурным людям нашей страны. Н. И. Пирогов в истории медицины занимает такое же место, какое Д. И. Менделеев в истории химии, И. М. Сеченов и И. П. Павлов в истории физиологии, Н. И. Лобачевский в истории математики.

 

Николай Иванович Пирогов родился в Москве 25 ноября 1810 г. в семье майора, служившего в интендантстве.Отец Н. И. Пирогова старался дать детям лучшее по тому времени образование; семья его была дружной и культурной. Однако смерть отца и несколько других несчастных происшествий привели к разорению семьи Пироговых. Детские и студенческие годы Н. И. Пирогова прошли в тяжелых материальных условиях.

 

Уже в семи-восьмилетнем возрасте Н. И. Пирогов читал много книг, журналов разнообразного содержания; среди книг были иллюстрированные издания на латинском, немецком, французском языках.

 

Большое впечатление на Н. И. Пирогова произвели сочинения Н. М. Карамзина.

По совету профессора Московского университета Е. О. Мухина, хирурга, физиолога и анатома — хорошего знакомого семьи Пироговых, Н. И. Пирогов поступил в 1824 г. на медицинский факультет Московского университета. Студенческие годы будущего ученого проходили в условиях, весьма неблагоприятных для развития науки. В стране свирепствовала самодержавная реакция. Публично раздавались требования мракобесов прекратить «мерзкое и богопротивное употребление человека, созданного по образу и подобию творца, на анатомические препараты». В Казани дело дошло до «предания земле» всего анатомического кабинета: все препараты, сухие и в спирте были помещены в гробы и после панихиды с процессией отнесены на кладбище. Это было в XIX в., хотя еще в начале XVIII в. Петр I сам занимался анатомией и купил в Голландии за высокую цену анатомические препараты, сохранившиеся частично и до настоящего времени. В университете преподавание анатомии велось не на трупах, а например, на платках, подергиванием за края которых изображались функции мышц.

 

За все студенческие годы Н. И. Пирогов видел на живом человеке лишь две операции сечения мочевого пузыря и одну ампутацию голени, а сам ни одной операции не только на живом, но и на трупе не сделал. В таких условиях в единственной хирургической клинике университета обучался будущий знаменитый хирург. Да и, по собственному признанию Н. И. Пирогова, в этот период у него еще не было интереса к хирургии: он стремился стать физиологом, и это не случайно. Пробуждение интереса к естествознанию и экспериментальной физиологии чрезвычайно характерно для передовых течений науки и общественной мыс* ли первой половины XIX в. «Одна из главных потребностей нашего времени,— писал А. И. Герцен,— обобщение истинных, дельных сведений об естествознании... невозможно без естествоведения воспитать действительно мощное умственное развитие.» Клод Бернар подчеркивал: «Врач будущего — это врач-экспериментатор».

 

Позднее Н. И. Пирогов вспоминал, как еще студентом он занимался экспериментированием; он писал: «Если, например, внесешь кусок эластического зонда в шейную вену собаки и оставишь его там, то около него образуется вокруг сгусток... Это я знал давно уже из моих студенческих опытов над животными». Экспериментировал Н. И. Пирогов и в Дерпте, где проходили первые годы его научной и врачебной работы: «Приехав в Дерпт, я бросился, очертя голову, экспериментировать».

 

В университете, в студенческой среде Н. И. Пирогов усвоил демократические прогрессивные убеждения, которые у него оставались в течение всей жизни. Студенты, с которыми он общался, живо обсуждали стихи Пушкина, откровенно высказывали атеистические и радикальные взгляды. Вначале это поражало юношу, но в то же время заставляло задумываться о доле и судьбах своего народа. Под влиянием радикальных настроений, господствовавших среди передовой части студенчества, складывался Пирогов-гражданин, враг всего реакционного в жизни общества и догматизма в научной деятельности.

 

Несмотря на недостатки в преподавании, Н. И. Пирогов ценил университет и его лучших профессоров, сумевших в трудных условиях отстаивать интересы науки и просвещения.

Окончив медицинский факультет в 1828 г., Н. И. Пирогов, в числе наиболее способных студентов, был направлен в Дерптский институт для подготовки к профессорскому званию.

 

В 1832 г. Н. И. Пирогов блестяще защитил диссертацию «О перевязке брюшной аорты» и получил диплом доктора. Вскоре диссертация была переведена с латинского на немецкий язык и напечатана в Германии. В 1833 г. Н. И. Пирогов с другими молодыми врачами получил командировку в Берлин, где в течение двух лет знакомился с состоянием хирургии, посещая клиники крупных хирургов — Грефе, Ланге- бека, Диффенбаха. Эти годы были периодом расцвета операционной техники. Операции, которые производятся теперь в 20—30 и более минут, тогда производились в две-три минуты. К этому хирургов побуждала крайняя болезненность операций, так как не было ни наркоза, ни местного обезболивания.

 

Отдавая должное техническому мастерству немецких хирургов, Н. И. Пирогов в своих воспоминаниях отмечает, что многие западноевропейские хирурги недооценивали значение глубокого знания анатомии и физиологии и умения применить эти знания для развития хирургии. «Анатомия чисто описательная никогда, однако же, не была предметом моих анатомических исследований,— писал Н. И. Пирогов,— и главная цель моих анатомических исследований была всегда приложение их к патологии, хирургии или по крайней мере к физиологии...» «...ловко сделанная хирургическая операция еще не дает права на звание опытного клинициста.» Н. И. Пирогов выступил глашатаем анатомо-физио- логического направления в хирургии. Его труды в этом направлении открывали новую эпоху.

 

В 1835 г., по окончании командировки, Николай Иванович Пирогов направился в Москву, где должен был занять кафедру в Московском университете. Но в Москве кафедра хирургии была предоставлена его товарищу по работе в Дерпте — Ф. И. Иноземцеву. Н. И. Пирогов тяжело переживал несбывшуюся мечту быть профессором в Москве и часто об этом с горечью вспоминал. Он вернулся в Дерпт, где с блеском проявил изумительное мастерство хирурга, удивляя всех своими смелыми операциями. Слава Н. И. Пирогова как «чудесного доктора» росла. Клиника была переполнена ожидавшими его лечения. Проф. Мойер, оценивший талант и блестящие знания своего ученика, предложил коллегии профессоров предоставить Н. И. Пирогову кафедру хирургии. 26-летний Пирогов становится руководителем кафедры хирургии в Дерптском университете. После прочтения пробной лекции Н. И. Пирогов был в 1836 г. утвержден профессором.

 

За пятилетний период профессорской деятельности в Дерпте популярность Н. И. Пирогова как хирурга-клинициста и анатома чрезвычайно возросла. Изданные им за этот период капитальные научные труды—«Анналы Дерптской хирургической клиники», «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций», являвшиеся подлинным украшением медицинской науки,— укрепили его авторитет как крупнейшего ученого и обессмертили его имя в России и Европе.

 

С целью изучения постановки хирургии за границей Н. И. Пирогов отправился в Париж осмотреть лучшие клиники. Посетив знаменитого Вельпо, он застал его за чтением своей монографии, о которой Вельпо дал очень лестный отзыв. Из Парижа Н. И. Пирогов уехал разочарованным, так как практическая работа в больницах была неудовлетворительна, смертность среди больных очень высока.

 

В 1841 г. Н. И. Пирогов получил приглашение в Петербург на кафедру хирургии в Медико-хирургическую, ныне Военно-медицинскую академию, где по его инициативе была создана клиника Госпитальной хирургии и госпиталь при ней на 1000 коек. Одновременно Н. И. Пирогов в течение ряда лет был профессором патологической анатомии и основал в Академии патолого-анатомический музей, которому передал свою коллекцию препаратов.

 

В 1841 г. вышла монография Пирогова «О перерезке ахиллова сухожилия как оперативно-ортопедическом средстве лечения». В этой работе, поставленной экспериментально, была блестяще доказана регенерация тканей.

 

Несмотря на омрачавшие жизнь Н. И. Пирогова столкновения в Медико-хирургической академии с интриганами, клеветниками и казнокрадами, несмотря на то, что трудиться ему приходилось в неблагоприятных, вредных для здоровья условиях (анатомический театр находился в полуподвальном, непроветриваемом помещении и освещался лишь масляной коптилкой, а это все сильно подрывало его здоровье), петербургский период был периодом дальнейшего расцвета деятельности Н. И. Пирогова. В этот период он написал «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела» (1843—1845 гг.), провел замечательные работы по проверке физиологических действий эфирного и хлороформного наркоза, открытых в 1846—1847 гг.

 

В 1850 г. Н. И. Пирогов издал работу «Анатомические изображения наружного вида и положения органов, заключающихся в трех главных полостях человеческого тела». В работе «Топографическая анатомия по распилам через замороженные трупы» (4 тома), написанной в 1851 —1854 гг., он ввел новый способ анатомического исследования человеческого тела. Этот метод обессмертил имя Пирогова. Он и сейчас является основным при изучении и преподавании топографии органов.

 

Едва раздались первые залпы Крымской войны, Н. И. Пирогов подал рапорт с просьбой командировать его в действующую армию. Вскорг Н. И. Пирогов во главе группы врачей и сестер милосердия выехал в действующую армию в Севастополь, где самоотверженно работал в госпиталях. Заслуга привлечения женщин к уходу за ранеными на театре военных действий принадлежит Н. И. Пирогову. Популярность его быстро росла, особенно среди солдат. У него учились врачи не только оперировать, но и администрировать, заражаясь энтузиазмом великого хирурга. Участвуя в Севастопольской обороне, он провел огромную работу по организации помощи раненым. Н. И. Пирогов разработал вопросы группировки, распределения, эвакуации и лечения раненых. Особо тщательно изучил он условия оперативного вмешательства в военно-полевой обстановке и рационализировал методику операций.

 

В 1856 г. Пирогов, раздраженный неблаговидным поведением сановников-реакционеров и консервативной части профессоров Петербургской медико-хирургической академии, уходит в отставку, отказавшись навсегда, еще в расцвете сил (ему было 46 лет), от работы в клиниках и преподавания.

 

В 1856 г., по возвращении из Севастополя в Петербург, Н. И. Пирогов, увлеченный общим либеральным движением, выпускает педагогическую статью «Вопросы жизни». Хотя не все положения этой статьи были на высоте требования передовой русской интеллигенции того времени, тем не менее статья произвела огромное впечатление. Под влиянием общественного мнения, Н. И. Пирогову был предложен пост попечителя Одесского учебного округа. Со вступлением Н. И. Пирогова в новую должность «Одесский Вестник», находившийся в ведении попечителя учебного округа, стал печатать либеральные статьи о всеобщем равенстве, праве на образование, свободе научного исследования, о связи политехнического образования с общим и т. д. Начались столкновения с генерал-губернатором, посыпались доносы, и в 1858 г. Н. И. Пирогов был переведен на должность попечителя Киевского учебного округа. На этом посту он пробыл три года. Но и здесь повторилось то же, что в Одессе. Н. И. Пирогов подал в отставку и в 1861 г. уехал в свое имение «Вишня» Подольской губернии (ныне Винницкой области). А. И. Герцен в «Колоколе» писал, что отставка Н. И. Пирогова «одно из мерзейших дел Александра, увольняющего человека, которым Россия гордится». Н. И. Пирогов пробыл в «Вишне» не более года.

 

В 1862 г. Пирогов выехал за границу в качестве руководителя группы молодых русских ученых, готовящихся к профессорскому званию. На этом поприще Н. И. Пирогов также проявил себя как вдумчивый и чуткий педагог, и много молодых русских юношей, отправлявшихся для усовершенствования за границу, обязаны ему своими знаниями. В частности, Н. И. Пирогов первый разгадал в И. И. Мечникове исключительную одаренность и оказал ему необходимую помощь во время его второго пребывания за границей.

 

В этот период Н. И. Пирогов обобщил свой опыт военно-полевой хирургии и подготовил к печати бессмертный труд «Начала общей во- енно-полевой хирургии», вышедший в двух изданиях в 1864 и 1865— 1866 гг. на немецком и на русском языках.

В 1866 г. после выстрела Каракозова снова усилилась реакция и борьба с свободомыслием. В связи с этим институт профессуры был закрыт, и Н. И. Пирогов уволен; он возвратился в «Вишню», где и прожил почти безвыездно последние 15 лет своей жизни, лишь два раза выезжая на фронт.

 

В 1870 г. Н. И. Пирогов выехал на театр военных действий франко-прусской войны в качестве представителя Российского общества Красного Креста.

 

В 1877 г. он отправился на театр военных действий русско-турецкой войны и издал капитальный труд «Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии в 1877—78 гг.». Последние три года жизни Н. И. Пирогов прожил в своей «Вишне», занимаясь врачебной практикой.

 

В мае 1881 г. Московский университет торжественно праздновал юбилей 50-летней деятельности Н. И. Пирогова. Художник Репин изобразил приезд Пирогова в Москву на празднование своего 50-лет- него юбилея. Приветствовать Н. И. Пирогова собралось много иностранных гостей и представителей русской хирургии. В печати — в России и за границей — юбиляру было посвящено много статей, но за его спиной уже стояла роковая болезнь. Это обстоятельство, конечно, для Н. И. Пирогова омрачило торжество. За несколько месяцев до того он заметил язвочку во рту. Во время юбилея консилиум врачей, состоящий из Склифосовского, Грубе, Богдановского и др., вынужден был сообщить ему роковой диагноз: злокачественная опухоль челюсти, и предложил операцию. Н. И. Пирогов дал согласие, но по настоянию жены он отправился в Вену к знаменитому Бильроту. Последний подтвердил диагноз, но опухоль уже стала неоперабельной. Вскоре мучительные боли усилились и 5 декабря 1881 года на семьдесят втором году жизни Н. И. Пирогов скончался.

 

Уже больным Пирогов продолжал писать знаменитую автобиографию «Дневник старого врача», который, как он выразился, писался для себя, но не без задней мысли, что, может быть, когда-нибудь прочтет и кто другой. Дневник не был закончен, несмотря на настойчивое стремление довести его до конца, так как Н. И. Пирогов сознавал свое безнадежное состояние.

 

Тело Пирогова было набальзамировано доктором Д. И. Выводце- вым и положено в склеп в селе Шереметка, где оно сохраняется и в настоящее время.

 

По постановлению Правительства СССР усадьба Пирогова «Вишня», ныне село Пирогово, передана Главному военно-санитарному управлению Советской Армии, которое открыло здесь музей им. Пирогова.

 

Заслуги Николая Пирогова в развитии мировой и русской медицины велики и многогранны. В развитии же анатомии и хирургии они поистине огромны. «При первом прикосновении к своей специальности — хирургии — он открыл естественно-научные основы этой науки: нормальную и патологическую анатомию и физиологический опыт»,—справедливо говорил о Н. И. Пирогове И. П. Павлов.

 

Николай Иванович Пирогов заложил основы топографической анатомии. Его труды «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фиброзных фасций» (1837 г.) и «Топографическая анатомия» (1852 г.) сразу же получили мировую известность и оказали огромное влияние на развитие хирургии и анатомии.

 

Он впервые разработал и применил новые методы анатомического исследования—распилы замороженных трупов, высечение отдельных органов из замороженных трупов, что открыло возможность с небывалой до того точностью установить топографию и форму органов. Результаты громадного труда над исследованием распилов замороженных трупов обобщены в его «Топографической анатомии», содержащей четыре тома рисунков и четыре тетради текста,— величественный памятник, навсегда обессмертивший имя Н. И. Пирогова и прославивший русскую медицину.

 

О том, какой колоссальный труд был положен в основу этой работы, можно судить хотя бы из следующего. Только за время пребывания в академии Н. И. Пирогов произвел 12 000 патологоанатомических вскрытий. В 1848 г. во время холерной эпидемии Пирогов вскрыл более восьмисот трупов холерных больных и издал в 1849 г. блестящую по тщательности анализа и документации «Патологическую анатомию азиатской холеры» с атласом, изданном одновременно на французском и русском языках.

 

В 1846 г. он создал при Медико-хирургической академии Анатомический институт, которым сам заведовал. До настоящего времени сохраняют свое значение описания фасций, кровеносных сосудов и нервов человека, выполненные Н. И. Пироговым.

 

Н. И. Пирогову принадлежат выдающиеся заслуги в изучении, научном обосновании и применении наркоза. В 1847 г., немедленно после первых сообщений о применении за границей эфирного наркоза, он одновременно с А. М. Филомафитским и Ф. И. Иноземцевым, работавшими в Москве, развернул экспериментальные исследования по токсикологической, фармакологической, а затем и клинической проверке и усовершенствованию нового метода. Прежде чем применить наркоз на человеке, он испытал его на себе. Он первый предложил прямокишечный метод наркоза. Заслуги Н. И. Пирогова в изучении и усовершенствовании применения наркоза, разработке методик, дозировки, выяснении показаний и противопоказаний общепризнаны. В клинике Пирогова впервые был применен хлороформный наркоз. Н. И. Пирогову, а затем С. П. Федорову принадлежит идея внутривенного наркоза. В 1847 г. Пирогов впервые в истории медицины применил эфирный наркоз в массовой военно-полевой практике. Впоследствии во время Крымской войны он произвел в Севастополе в фронтовых условиях около 10000 операций с применением обезболивания.

 

Изучив самостоятельно многие отделы хирургии, он дал новое толкование многим патологическим процессам. Прекрасный клиницист, он гениально раскрыл сущность многих патологических состояний и дал их классические описания.

 

Н. И. Пирогов является основоположником военно-полевой хирургии.

 

В основу ее он положил богатый собственный опыт участника четырех войн: кавказской, крымской, франко-прусской, русско-турецкой. Он первый ввел не только в России, но и в Европе оказание частной помощи на войне.

 

Н. И. Пирогов ввел лечение поврежденных конечностей гипсовой повязкой. Гениальный хирург, еще при первом столкновении с военно-полевой хирургией во время Кавказской экспедиции, пришел к выводу о решающем значение строгого покоя (обездвиживания) при огнестрельных переломах костей. Там впервые в военно-полевых условиях он применил неподвижную крахмальную повязку, но он убедился, что повязка эта очень далека от совершенства. Испытал Пирогов с этой целью и гуттаперчевые шины. Помог случай. За полтора года до Севастопольской войны Н. И. Пирогов обратил внимание на свойства гипса, он увидел у скульптора действие гипсового раствора на полотно и убедился, что гипсовая повязка может найти огромное применение в воен- но-полевой хирургии. Свои соображения об этом он высказал в печати в 1851 г. Много лет спустя Н. И. Пирогов с гордостью писал: «Благодеяния анестезирования и этой гипсовой повязки в военно-полевой практике доказаны были нами на деле прежде других наций».

 

Великий хирург, он не только обладал исключительной техникой, но и создал свои собственные методы операций. Он был автором остео- пластической операции, при которой благодаря сохранению пяточной кости при ампутации голени культя становится хорошо опорной, и больной может ходить, опираясь на собственную ногу. «Операция Пирогова бессмертна,— говорил известный русский хирург и ученый В. И. Разумовский,— она будет существовать и не заменится ничем, пока будет существовать человеческий род и хирургическое искусство.» Эта операция, называемая, как и многие другие, именем Пирогова, послужила основой для дальнейшего развития костно-пластической хирургии. Для остановки кровотечения при ранениях крупных сосудов Н. И. Пирогов многократно применял их перевязку. Эта операция применяется широко и сейчас.

 

Н. И. Пирогов дал точный анализ местной и общей реакции организма на травму. Он подчеркивал значение, помимо местного лечения, также и общего лечения раненых — санитарно-гигиенических условий, диеты и др. Н. И. Пирогов указал на значение дрожжей, моркови, рыбьего жира при лечении раненых и больных. Он изучил тромбофлебиты, сепсис, выделил особую форму «раневой чахотки», как форму раневого истощения и сепсиса.

 

Н. И. Пирогов дал классическое описание шока, которое вошло во все учебники хирургии и является непревзойденным и в настоящее время. Изучил он сотрясение мозга, местную асфиксию тканей, газовый отек, кишечную непроходимость и т. д.

 

Еще не была создана бактериология, не была разработана антисептика, а Пирогов применял ряд антисептических средств (камфорный спирт, хлористую воду, йод и др.). Он близко подошел к современным представлениям о профилактике раневой инфекции. Убедившись, что не воздух — причина заражения и нагноений ран, а загрязненные предметы: белье, перевязочный материал и др., а также скученность раненых, Н. И. Пирогов предложил ряд мероприятий для борьбы с этим бичом современной ему хирургии.

 

В кратком очерке трудно даже перечислить вопросы, которыми как хирург занимался Н. И. Пирогов: операции зоба, удаление злокачественных опухолей, операции на прямой кишке, туберкулез яичка и т. д. Нельзя не вспомнить в наши дни, когда в медицине получило широкое развитие и применение учения И. П. Павлова, заслуг Пирогова в оценке им роли нервной системы в патологии, его внимания к учету индивидуальности раненого к методам воздействия на нервную систему больного.

 

Н. И. Пирогов как врач пользовался исключительной популярностью. Его практика с первых дней самостоятельной работы была громадна. Это был поразительно бескорыстный труженик. В числе его пациентов были люди всех классов: от бедного крестьянина до членов царской фамилии. Часто Н. И. Пирогов добивался успеха там, где другие хирурги его не имели. Известно, что в 1862 г., когда лучшие европейские хирурги не могли определить местонахождение пули в теле итальянского революционера Гарибальди, раненого при Аспромонте, был приглашен Н. И. Пирогов. Он извлек пулю из ноги Гарибальди и вылечил его.

 

Н. И. Пирогов неустанно стремился совершенствовать медицинское образование в России. Он был талантливым профессором хирургии и патологической анатомии. Он ввел демонстрации препаратов, добился организации госпитальных клиник, приближающих студентов к практике. Он был честным и искренним учителем научной молодежи. Пи«< рогов говорил: «Для учителя такой прикладной науки, как медицина, имеющей дело прямо со всеми атрибутами человеческой натуры (как собственного я, так и другого чужого я)..., необходима, кроме научных сведений и опытности, еще добросовестность, приобретенная только трудным искусством самосознания, самообладания и знания человеческой натуры. В бытность мою за границей я достаточно убедился, что научная истина далеко не есть главная цель знаменитых клиницистов и хирургов... Было везде заметно старание продать товар лицом. Товар худой и недоброкачественный продавался за хороший и кому? Молодежи— неопытной, незнакомой с делом, но инстинктивно ищущей научной правды... Видев все это, я положил за правило, при первом моем вступлении на кафедру, ничего не скрывать от моих учеников, и если не сейчас же, то потом немедля открывать перед ними сделанную мною ошибку, будет ли она в диагнозе или в лечении. В этом духе я написал свои „Клинические анналы", описав в подробности все мои промахи и ошибки, сделанные при посещении больных, и не щадя себя». Впоследствии И. П. Павлов по поводу этого труда Пирогова писал: «Первым его профессорским подвигом было издание его ,,Клинических анналов". Такая беспощадная, откровенная критика к себе и к своей деятельности едва ли встречается где-нибудь еще в медицинской литературе. И это — огромная заслуга».

 

Н. И. Пирогов был не только гениальным и разносторонним врачом, хирургом и ученым, но и выдающимся педагогом. Он охватил в своих педагогических статьях широкий круг проблем воспитания, обучения и организации низшего, среднего и высшего образования. Многие из его выступлений по этим вопросам, в особенности его статья «Вопросы жизни», относящаяся к 1856 г., вызвали в стране большой общественный отклик. Н. И. Пирогов был решительным противником ограничения права на образование представителей низших сословий и нерусских национальностей, защитником женского образования. Он высказывался против ранней специализации, доказывал значение общеобразовательной школы, отстаивал наглядный метод обучения и т. д. О педагогических взглядах Пирогова лестно отзывался Н. Г. Чернышевский, который говорил, что, в сущности дела, о коренных вопросах образованному человеку невозможно думать не так, как думает Пирогов. Н. А. Добролюбов указывал, что «Вопросы жизни» «поразили всех светлостью взгляда и благородным направлением мысли автора, и пламенной живой диалектикой и художественным представлением затронутого вопроса». Добролюбов отмечал также, что все, читавшие статью» от нее в восторге, что «сочувствие публики к такой статье имеет глубокий святой смысл». Высоко оценивал педагогические взгляды Пирогова К. Д. Ушинский.

 

Вместе с тем во взглядах на воспитание и обучение сильно сказалась ограниченность философского мировоззрения Пирогова; непоследовательность и половинчатость, свойственная либералам. Это проявилось, в частности, в его отношении к религии и в особенности в допущении им, хотя и со всякими оговорками, правомерности прибегать к телесным наказаниям как средству воспитания учащихся. Последнее обстоятельство вызвало гневный протест со стороны революционных демократов, ярко выраженный Н. А. Добролюбовым. Н. И. Пирогов был врагом шовинизма и расизма, защитником угнетенных национальностей царской России.

 

Преследуемый реакционерами и завистниками, травимый верноподданическими журналистами, Н. И. Пирогов проявил большую волю и мужество в защите своих взглядов, подлинную любовь к родине и простому человеку.

 

Значение Н. И. Пирогова в медицине настолько велико, что известный русский хирург В. А. Оппель считал возможным делить историю русской хирургии на два периода: до Пирогова и после него, аналогично принятому большинством ученых делению ее на пер/юды — до и после Листера. В. А. Оппель писал о Н. И. Пирогове: «Его научные взгляды так подчас глубоки, так проникновенны, что именно их надо пересмотреть, сообразно с современным состоянием науки, в них можно найти объяснение того, что еще требует объяснения».

 

Несмотря на 20 лет профессуры в Дерпте и Петербурге, непосредственных учеников Н. И. Пирогова, которые возглавили бы потом кафедры, было немного. К их числу принадлежит выдающийся профессор хирургии в Киеве В. А. Караваев. Он создал крупную школу хирургов, сделавших много для развития хирургии. Ее представителями были Е. И. Богдановский, П. П. Пелехин, С. П. Коломнин, Л. Л. Левшин, Е. С. Павлов, П. Ф. Лесгафт и др., занявшие кафедры в Петербурге, Москве, Киеве и Казани. Все русские хирурги, работавшие после Пирогова, считали себя его учениками.

 

В тяжелой обстановке жил и трудился Н. И. Пирогов. «Много надо иметь духовных сил,— пишет В. И. Разумовский,— а главное любви к науке и родине, чтобы не задохнуться в этой убийственной атмосфере, чтобы так много работать и при этом еще вести борьбу с окружающими темными силами. И он боролся; будучи сбит с одной позиции, он тотчас же занимал другую...

 

В борьбе он не погиб... во мраке глубокой тьмы невежества, во мраке российской ночи яркой звездой засиял гений Пирогова на русском небе, и сияние этой звезды, лучезарный блеск был виден за пределами России. Еще при жизни Николая Ивановича ученый европейский мир признал его, и признал не только великим ученым, но в известных областях своим учителем, своим вождем... Пирогов — наша русская гордость и прежде всего гордость русских врачей.»

 

Главнейшие труды Н. И. Пирогова: Хирургическая анатомия артериальных стволов и фиброзных фасций, Дерпт, 1837; Полный курс прикладной анатомии человеческого тела, СПб., 1843—1848; Практические и физиологические наблюдения над действием паров эфира на животный организм, СПб., 1847; Патологическая анатомия холеры, СПб., 1849, 1850; Анатомические изображения наружного вида и положения органов, заключающихся в трех главных полостях человеческого тела, СПб., 1850; Топографическая анатомия, иллюстрированная распилами, проведенными через замо« роженное тело человека в трех направлениях. СПб., 1852—1859; Костнопластическое удлинение костей голени при вылущении стопы, «Военно-медицинский журн.», 1854; Налепная алебастровая повязка в лечении простых и сложных переломов и для транспорта раненых на поле сражения, СПб., 1854; Начала общей военно-полевой хирургии, взятые из наблюдений военно-госпитальной практики и воспоминаний о Крымской войне и Кавказской экспедиции, Дрезден, 1865—1866; Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и в тылу действующей армии в 1877— 1878 гг., СПб., 1879; Сочинения в 2-х томах: т. 1—Вопросы жизни. Дневник старого врача, т. 2 — Статьи и заметки, СПб., 1887; Севастопольские письма, СПб., 1899; Начала военно-полевой хирургии, М., 1945; Севастопольские письма и воспоминания, М., 1950; Костнопластическое удлинение костей голени при вылущении стопы, М., 1952; Избранные педагогические сочинения, М., 1953; Собрание сочинений в 8 томах, М., 1957—1962.

 

О Н. И. Пирогове: Бертенсон И. В., Николай Иванович Пирогов, СПб., 1881; Малис Ю. Г., Н. И. Пирогов. Его жизнь и научно-общественная деятельность, СПб., 1893; Ильинский А. К., Памяти Н. И. Пирогова, Юрьев, 1905; Разумовский В. И., Николай Иванович Пирогов. Его жизнь, деятельность и мировоззрение, СПб., 1907; Павловский А. Д., Н. И. Пирогов как военно-полевой хирург и как гуманист в военно-санитарном деле, Киев, 1911; Казански й М. В., Николай Иванович Пирогов. Его жизнь и деятельность, Казань, 1912; Оппель В. Н., История русской хирургии, Вологда, 1923; Куше в Н. В., Н. И. Пирогов как терапевт, 1927; Волков В., Н. И. Пирогов, Днепропетровск, 1931; Ушаренко И. П., Пирогов, Л., 1949; Бурденко Н. Н., Н. И. Пирогов — основоположник военно-полевой хирургии, в кн.: Н. И. Пирогов, «Начала общей военно-полевой хирургии», т. I, М., 1941; Даль М. К., Н. И. Пирогов. Его патоло- гоанатомические наблюдения и исследования, Госиздат Укр., 1947; Штрайх С. Я., Н. И. Пирогов, М., 1949; Злотников М. Д., Великий русский хирург Н. И. Пирогов, Иваново, 1950; Красновский А. А., Педагогические идеи Пирогова, М., 1950; Корнеев В. М., Великий русский хирург и анатом Н. И. Пирогов, Л., 1952; Колесов В. И., Страницы из истории отечественной хирургии, М., 1953; 3 а б- л у д о в с к и й П. Е., Развитие хирургии в России в XIX веке. Н. И. Пирогов, М., 1955; Якобсон С. А., Н. И. Пирогов и зарубежная медицинская наука, М., 1955; Геселевич А. М., Научное, литературное и эпистолярное наследие Н. И. Пирогова, М., 1956; Геселевич А. М. и С м и р н о в Е. И., Н. И. Пирогов, М., 1960; Максим енков А. Н., Н. И. Пирогов, Л., 1961.

 

 

 

К содержанию книги: ЛЮДИ РУССКОЙ НАУКИ: биологи, зоологи, медики, ботаники, биохимики

 

 

Последние добавления:

 

Внешняя политика Ивана 4 Грозного   Гоголь - Мёртвые души   Книги по русской истории   Император Пётр Первый