Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

БИОГРАФИИ РУССКИХ УЧЁНЫХ

биология, ботаника, сельскохозяйственные науки

 

Василий Васильевич Докучаев

 

 

Василий Докучаев

 

Смотрите также:

 

История науки

 

Биология

 

Докучаев – Русский чернозём

 

Образование почв

 

Типы почв

 

Земледельческий словарь

 

Ботаника

 

Необычные растения

 

Черви и почвообразование

 

Дождевые черви

 

Жизнь зелёного растения

 

Защита растений от вредителей

 

Справочник агронома по защите растений

 

Лесоразведение

 

Лекарственные растения

 

Необычные деревья

 

Мхи

 

Микробиология

 

Общая биология

 

Лишайники

 

Древние растения

 

Палеоботаника

 

Пособие по биологии

 

Естествознание

 

Происхождение жизни

 

Эволюция жизни

 

1846-1903

 

Василий Васильевич Докучаев принадлежит к блестящей плеяде естествоиспытателей второй половины XIX в. Докучаев создал не только основы современного научного почвоведения, но и оказал громадное влияние на развитие ряда естественноисторических дисциплин. Идеи Докучаева вошли также в отечественную агрономическую науку, способствуя ее высокому теоретическому уровню и практическим достижениям.

 

Василий Васильевич Докучаев родился 1 марта 1846 г. в селе Ми- люково Сычевского уезда Смоленской губернии, в семье сельского священника. В 1867 г. после окончания Смоленской духовной семинарии В. В. Докучаев, несмотря на то, что его отец был без должности и не мог ему помогать, отказался от возможности учиться на казенный счет в Петербургской духовной академии и поступил на отделение естественных наук физико-математического факультета Петербургского университета. В период пребывания в университете В. В. Докучаев был вынужден давать частные уроки, отнимавшие у него много времени.

 

Однако благодаря своим блестящим способностям он с конца второго курса начал получать стипендию, которая давалась лучшим студентам.

 

В 1871 г. В. В. Докучаев окончил университет со званием кандидата естественных наук.

 

В числе профессоров физико-математического факультета Петербургского университета были такие выдающиеся ученые, как Д. И. Менделеев, Бутлеров, А. Н. Бекетов, П. Л. Чебышев и другие. Их лекции, несомненно, оказали большое влияние на расширение научного кругозора Докучаева. Однако непосредственное влияние на выбор специальности молодым В. В. Докучаевым оказал профессор П. А. Пузыревский. П. А. Пузыревский не был крупным ученым, но он был прекрасным педагогом и отличался большой эрудицией в области геологических дисциплин. Поэтому, хотя он занимал кафедру минералогии, ему приходилось также некоторое время читать курс геологии и палеонтологии.

 

Проф. Пузыревский предложил В. В. Докучаеву тему для кандидатской работы, выполнение которой считалось необходимым для получения университетского диплома первой степени. Работа была успешно выполнена. Она легла в основу первого научного доклада В. В. Докучаева «О наносных образованиях по речке Качне Сычевского уезда Смоленской губернии», с которым он выступил в 1872 г. в Петербургском обществе естествоиспытателей вскоре после окончания университета, и его первой печатной работы. Следует отметить, что эта дипломная работа определила на значительное время и направление дальнейших научных исследований В. В. Докучаева, посвященных, пользуясь современной терминологией, геологии четвертичного периода и геоморфологии.

 

Вскоре Василий Васильевич Докучаев избирается действительным членом Общества естествоиспытателей и получает от общества средства на научную командировку для изучения «наносной формации Смоленской губернии». Лето 1872 г. В. В. Докучаев проводит в Сычевском и Гжатском уездах Смоленской губернии. Он исследует наносы и формы рельефа, а также гидрологические особенности рек и болот в области Волго-Днепровского водораздела.

 

По возвращении из экспедиции В. В. Докучаев поступает в Петербургский университет на скромную и плохо оплачиваемую должность консерватора (хранителя) геологического кабинета. Однако это дает ему возможность вести научную работу.

 

С 1874 г. начинается преподавательская деятельность В. В. Докучаева. С 1874 по 1893 г. он преподает в Строительном училище, где проводит занятия по минералогии и геологии. В 1877 г. это училище было преобразовано в Институт гражданских инженеров.

В 1873 г. В. В. Докучаев избирается действительным членом Петербургского минералогического общества, а в 1874 г.— секретарем Отделения геологии и минералогии Петербургского общества естествоиспытателей.

 

На средства этих двух обществ и развернулись исследования Докучаева в начале его научно-исследовательской деятельности.

 

В. В. Докучаев уделяет особое внимание проблемам генезиса эрозионных форм рельефа, начиная от оврагов до речных долин в европейской части России. Одновременно он интересовался причинами обмеления рек и проблемой изыскания рациональных путей осушения болот в связи с гидрологическими особенностями последних.

 

В 1872—1873 гг. Докучаев проводил исследования в бассейне верхней Волги, изучая строение речных долин и междуречий Гжати, Качни, Сежи и Лосьмины. Особое внимание он уделил выяснению практически важного вопроса о причинах обмеления реки Гжати, приведшего здесь к резкому сокращению некогда оживленного судоходства. На основе всестороннего изучения современных гидрогеологических условий, а также четвертичных наносов, слагающих водоразделы и террасы, В. В. Докучаев показал, что упадок судоходства на Гжати определяется изменением характера стока в связи с сильной вырубкой лесов. Свои выводы он изложил в докладе, сделанном в Петербургском обществе естествоиспытателей и опубликованном в трудах общества. Наблюдения В. В. Докучаева Н'ад влиянием вырубок леса на изменение стока Гжати, по существу, положили начало разработке вопроса о водоохранном значении лесов. Проблема обмеления рек продолжала интересовать В. В. Докучаева и позднее. В конце 1876 г. в «Петербургском собрании сельских хозяев» он сделал доклад на тему «Предполагаемое обмеление рек Европейской России».

 

В 1874—1875 гг. В. В. Докучаев перенес свои исследования в область верховьев Днепра и Западной Двины. Долина Днепра была изучена им на протяжении около пятисот километров от истока. В результате были получены ценные данные, характеризующие строение долины Днепра и прилегающих к ней коренных берегов. В дальнейшем он исследовал водораздельные пространства между Днепром и Западной Двиной. Здесь его особое внимание привлекли обширные болота Полесья. Результаты изучения болот имели очень большое значение для формирования представлений В. В. Докучаева о взаимосвязи природных процессов, создающих лик земли.

 

В 1873—1874 гг. в Полесье работала специальная экспедиция Министерства государственных имуществ, изучавшая болота с целью проектирования их осушения. В большой статье В. В. Докучаев рассмотрел основные принципиальные вопросы, связанные с осушением болот вообще, и в частности болот Полесья. Одновременно он подверг критике методы и практические заключения экспедиции Министерства государственных имуществ, на которую бесплодно тратились огромные деньги.

 

Василий Васильевич Докучаев отмечал, что процессы болотообразования недостаточно изучены. «Даже такие важные в данном случае вопросы,— писал он,— как естественное место болот среди других явлений природы, коренные причины, обусловливающие их существование, и, наконец, те неизбежные последствия, которые вызывают, в свою очередь, болота в экономии природы — все это пока остается без ответа. По всей вероятности, тут-то и кроется причина неуспешности той борьбы, которую с давних пор ведет человек с болотами». Таким образом, В. В. Докучаев отмечал необходимость генетического подхода к изучению болот как необходимой основы для разработки мероприятий по их осушению.

 

В 1876 г, В. В. Докучаев экскурсировал по южной Финляндии и побережьям Финского залива. Здесь в области молодого ледникового рельефа он продолжал изучение четвертичных отложений, речных долин, а также мелководных бухт Финского залива.

 

Этими работами закончился первый период научного творчества В. В. Докучаева, результатом которого явилась магистерская диссертация «Способы образования речных долин Европейской России». Диссертация была блестяще защищена в Петербургском университете.

 

С самого начала своей деятельности В. В. Докучаев, по замечанию A.П. Павлова, выступил как сторонник актуализма, глубоко применял исторический метод, который в то время еще не вошел в сознание многих даже крупнейших геологов. Изучение четвертичных отложений привело Докучаева к постановке проблемы формирования эрозионного рельефа, а в дальнейшем и формирования ландшафта Русской равнины в ледниковое и послеледниковое время.

 

А. П. Павлов писал, что В. В. Докучаев «...расчистил тот путь, вступив на который геологи последующих десятилетий имели возможность выработать в этой области воззрения более правильные, более общие и более соответствующие духу и стремлениям современной науки».

 

Чтобы правильно оценить историческое значение работ В. В. Докучаева в области геоморфологии и четвертичной геологии, необходимо напомнить о существовавших в то время гипотезах образования речных долин европейской части России. Наибольшим распространением среди геологов пользовались теории, связывавшие образование рек с осушением Европейской равнины после отступания моря. Всеобщим признанием пользовалась так называемая «дрифтовая теория» знаменитого геолога Мурчисона (1845 г.), согласно которой все валунные наносы образовались на дне моря за счет материала тающих айсбергов. Отметим, кстати, что Мурчисон, в соответствии со своей теорией, считал и русский чернозем, покрывающий южную половину Европейской России, морским наносом. Меньшим распространением пользовалась во времена В. В. Докучаева концепция акад. Г. П. Гельмерсена, связывавшего образование среднерусских рек со стоком по руслам водногляциальных («уртштромо- вых») потоков.

 

В противоположность этим теориям В. В. Докучаев связал образование речных долин с размывающей работой поверхностных вод, другими словами, с развитием эрозионного рельефа. Он расчленил единый цикл формирования эрозионного рельефа на стадии, первой из которых являются промоины, или рытвины, переходящие в овраги и балки. Для оврагов он допускал также суффозионное происхождение в местах развития гипсов или известняков.

 

В своем дальнейшем развитии, в определенных случаях, овраги и балки могут превращаться в реки. Например, при усилении стока по оврагу, благодаря увеличению количества выпадающих осадков, вскрытию растущим оврагом водоносных слоев, спуску оврагом озера или болота.

 

Важнейшее значение, по В. В. Докучаеву, имеет также путь непосредственного превращения озер в реки. Он первым правильно отметил, что в Европейской России в конце оледенения большое распространение имели озерные бассейны различных уровней. В результате паводков и эрозионной деятельности воды прорывались водораздельные перемычки и одно озеро переливалось в другое. Таким образом получалась серия озер, соединенных речными руслами с постоянно текущей водой.

 

Таким образом, Василий Васильевич Докучаев впервые установил важное значение озерно-гляциальной стадии в формировании рельефа Русской равнины в четвертичное время. Его представления о существовании обширных озерно-гляциальных бассейнов долгое время не привлекали внимания геологов, изучавших четвертичный период. Лишь в советское время они получили дальнейшее развитие в представлениях о так называемых «языковых бассейнах», занимавших обширные части территории Русской равнины.

 

Следует учесть, что, как видно из работы В. В. Докучаева (1876 г.), посвященной результатам геологических исследований в бассейне верхнего Днепра, его взгляды на происхождение среднерусских речных долин, в основных чертах, сложились до опубликования работы П. А. Кропоткина о ледниковом периоде.

 

К изучению эрозионных явлений, начатому в первый период своей научной деятельности, В. В. Докучаев возвращался неоднократно и в более позднее время. Результаты этого изучения не были обобщены им в виде учения о циклах эрозии, которое позднее создал Дэвис. Однако В. В. Докучаев, несомненно, первый высказал идею о последовательной смене эрозионных циклов и возрастных стадий рельефа. Как известно, именно эта идея является ведущей в работах Дэвиса. В то же время взгляды В. В. Докучаева были лишены схематизма, имевшего место в работах Дэвиса.

 

В работах В. В. Докучаева можно найти истоки идеи об «унаследованном рельефе», чуждой односторонней концепции Дэвиса и получившей развитие только значительно позднее.

 

В. В. Докучаев, характеризуя степные реки, приводит случаи, когда некоторые из них можно назвать «молодыми стариками». Воспользовавшись широкими древними послеледниковыми ложбинами стока и различными понижениями, они не проходили «молодой» или «зрелой» стадии. «У многих из них,— пишет Докучаев,—...не было ни детства, ни юности, ни возмужалости,— они родились стариками, у них никогда не хватало сил прорыть для своего ложа даже лёсс, у них, в сущности, нет своего русла и определенных берегов, нет собственного дома...»

 

В. В. Докучаев более правильно, чем Дэвис, рассматривал и вопрос об отношении «фактора времени» к развитию форм рельефа. Он показал, что плавные контуры рельефа не всегда можно связывать с его «старостью», а резкие очертания с «молодостью». По его мнению, только конкретный анализ в каждом отдельном случае позволяет установить правильные соотношения между формами рельефа и его возрастом.

 

В первый период своей научной деятельности В. В. Докучаев отмечал частные случаи, показывающие влияние эрозионной работы (спуск озер, вскрытие водоносных пластов и т. д.) на изменение гидрологических условий местности. Но вопрос о влиянии развития циклов эрозии на общие гидрологические условия страны был поставлен В. В. Докучаевым только через несколько лет, когда вырос его научный кругозор не только как геолога, но и как естествоиспытателя широкого профиля.

 

Второй период научной деятельности В. В. Докучаева связан со становлением учения о почве, принесшего мировую славу русской науке.

 

Начало этого периода может датироваться 1876 г., когда началась деятельность В. В. Докучаева в Вольном экономическом обществе. Правда, интерес к изучению почв возник у В. В. Докучаева раньше. Так, еще в 1874 г. в Петербургском обществе естествоиспытателей он сделал доклад «О подзоле Смоленской губернии», рассматривая, однако, подзол как геологическое образование.

 

В следующем году В. В. Докучаев был приглашен В. И. Чеславским «составить нормальную почвенную классификацию и описание русского чернозема» для объяснительной записки к почвенной карте Европейской России.

 

В. И. Чеславский, сотрудник статистического отдела Департамента земледелия и сельской промышленности, составил эту карту и экспонировал ее на Парижском конгрессе географических наук, где она была удостоена золотой медали.

 

Один из ближайших учеников В. В. Докучаева — П. В. Отоцкий, затрудняясь ответить, когда возник у В. В. Докучаева специальный интерес к почвам, все же ставит его в связь с приглашением В. И. Чеслав- ского. Однако, нам кажется, что сам факт приглашения В. В. Докучаева не случаен. Как отмечалось выше, В. В. Докучаев и до этого времени проявлял к почвенным образованиям определенный интерес, хотя специально изучением почв не занимался.

 

Нам кажется, что причины обращения В. В. Докучаева к изучению почв, прежде всего, определяются внутренней логикой методов изучения четвертичных отложений. Тот интерес к почвам, который впервые проявился у В. В. Докучаева, был, несомненно, связан с попыткой использовать изучение почвенных слоев для решения вопроса о возрасте отдельных элементов рельефа, а впоследствии и более широких эволюционных проблем четвертичной геологии. Известно также, что начало научной деятельности В. В. Докучаева совпало с господством западноевропейского агрогеологического направления в почвоведении, рассматривавшего почву в качестве геологического образования. Почвоведение в тот период не считалось самостоятельной естественноисторической дисциплиной, а лишь разделом геологии. Поэтому не удивительно, что при геологических исследованиях В. В. Докучаев интересовался почвами. В своей магистерской диссертации он впервые предпринял попытку использовать почвенные данные для определения возраста элементов рельефа. Развитие чернозема на коренных берегах и отсутствие его в долинах рек позволили ему сделать вывод об образовании аллювиальных долин «позднее, чем стал образовываться чернозем».

 

Однако, поскольку В. В. Докучаеву еще не были известны закономерные связи почв с факторами почвообразования, применение почвенного метода для решения вопросов генезиса различных форм рельефа было ограничено. Только творческая прозорливость В. В. Докучаева подсказывала ему перспективность этого метода.

 

Работа над картой Чеславского, которой некоторые биографы нашего великого ученого придают преувеличенно большое значение для становления генетического почвоведения, на самом деле такого значения не могла иметь. Карта Чеславского, составленная на основании опросных статистических сведений, не имела генетического содержания. Почвы выделялись на ней по механическому составу и цвету пахотного горизонта. Работа над картой не могла существенно продвинуть В. В. Докучаева к открытию сущности почвообразования и связи почв с факторами почвообразования.

 

В 1877 г. В. В. Докучаев представил в Черноземную комиссию Вольного экономического общества статью «Итоги о русском черноземе» и составленную им совместно с А. В. Советовым, М. Н. Богдановым и А. И. Ходневым «Программу исследования чернозема Европейской России».

 

На основании доклада В. В. Докучаева и программы комиссии Вольное экономическое общество поручило В. В. Докучаеву провести в 1877 и 1878 гг. изучение чернозема Европейской России, ассигновав средства на проведение работы. Так началось изучение чернозема — почвы, которая, по меткому выражению Ф. Ю. Левинсона-Лессинга, сыграла такую же роль в почвоведении, как лягушка в физиологии и кристалл поваренной соли в минералогии.

 

Программа изучения чернозема, принятая обществом, предусматривала исследования почв в геолого-географическом, физико-химическом и микроскопическом отношениях.

 

Геолого-географические исследования были поручены В. В. Докучаеву. В первую поездку, летом 1877 г., В. В. Докучаев начал изучение северной границы распространения черноземных почв в пределах тогдашних губерний: Смоленской, Московской, Рязанской, Тульской, Орловской, Киевской, Волынской. Затем он посетил центральную и южную части черноземной области в бассейне Днестра, Днепра, Дона и правобережья Волги. Свои маршруты он закончил осмотром на севере так называемых «черноземных островов» во Владимирской и Ярославской губерниях. В 1878 г. он продолжил изучение чернозема на юго-востоке в пределах Нижегородской губернии, побережья Камы, Заволжья, Донских степей, в Приазовском крае, на северных предгорьях Кавказа, а также в северо-восточной части Дагестана и в Крыму.

 

Таким образом, всего за два полевых сезона, несмотря на то, что почти все маршруты В. В. Докучаев проделал пешком, на лодке или в бричке, ему удалось изучить черноземы на огромной территории. По его собственным подсчетам последняя равнялась около 80 миллионов десятин.

 

Попытки разрешить проблему происхождения чернозема до В. В. Докучаева делались многими учеными, в том числе такими выдающимися исследователями, как Гольдшмит, Рупрехт, Карпинский, Штукенберг, Шмидт и другие.

 

Все гипотезы, высказанные о генезисе чернозема до В. В. Докучаева, имеют в настоящее время лишь историческое значение. В. В. Докучаев путем глубокого и исчерпывающего анализа показал их несостоятельность и научно обосновал свою теорию генезиса чернозема, получившую признание не только в отечественной, но и зарубежной науке. Решение проблемы генезиса чернозема потребовало от него коренного пересмотра установившихся взглядов на почву. Последняя рассматривалась в качестве верхнего слоя коры выветривания, или просто пахотного слоя, где растения находят условия для своего произрастания. В. В. Докучаев установил, что почва представляет собой особое естественноисторическое тело, формирующееся под воздействием пяти факторов почвообразования, или почвообразователей. Впервые такое определение было им дано в статье «О законности известного географического распределения наземно-рас- тительных почв на территории Европейской России» (1881 г.). Оно повторялось и в его последующих работах без существенных изменений.

 

В. В. Докучаев писал: «Почвы — это вечно изменяющиеся функции от

а)         климата (вода, температура, кислород, углерод воздуха и пр.),

б)        материнских горных пород, в) растительных и животных организмов, особенно низших, г) рельефа и высоты местности и, наконец, д) почвенного и частью геологического возраста страны».

 

Подводя итоги своим взглядам на вопрос об относительном значении отдельных факторов почвообразования, В. В. Докучаев подчеркивал, что, хотя рельеф и возраст и принадлежат «по своему характеру и значению несколько иному порядку», чем остальные почвообразователи, «тем не менее, их сила, влияние и значение при генезисе почв не менее, чем остальных почвообразователен». Далее он отмечал: «Каждый из почвообразова- телей должен присутствовать..., иначе получится полный почвенный неурожай; нормальная почва совсем не образуется».

 

Таким образом, по В. В. Докучаеву почвы представляют собой природные геобиологические образования с ярко выраженным географическим характером.

 

Биогеографическая сущность почв заключается в том, что все их свойства тесно связаны с положением на земной поверхности и закономерно изменяются в самой тесной связи с изменением географических условий.

 

С принятием положения, что почва есть особое геобиологическое тело, по мнению В. И. Вернадского (1904 г.): «Совершенно и окончательно, самым коренным образом, изменилось понимание задач, предмета, области, приемов работы почвоведения. В этой своеобразной и молодой области знаний... был выдвинут Докучаевым географический фактор, который резко и навсегда отделяет ее от петрографии, или динамической геологии, с которой она нередко связывается».

 

В число факторов почвообразования В. В. Докучаев не включил деятельность человека. Однако он отчетливо представлял себе не только всю значительность деятельности человека и ее влияния на почвообразование, но и то, что это воздействие связано с общественными условиями. Так, он говорил: «Что касается почв нечерноземной полосы, то... барщинный труд довел местами многие участки пахотных полей до полного истощения, из них буквально не родится ни хлеба, ни травы. Конечно, та же участь рано или поздно постигнет неизбежно и нашу черноземную полосу России».

 

Одновременно он понимал, что человек является фактором «особого рода». Его сознательная деятельность, направленная на овладение почвенными процессами и повышение плодородия почв, не может сопоставляться с деятельностью природных факторов, в том числе и живых организмов (растений, микроорганизмов и т. д.).

 

В соответствии с представлением об особенностях почвы как природного тела В. В. Докучаев разработал особый «естественноисторический» или «сравнительно-географический метод» изучения почв, которому современное почвоведение во многом обязано своими достижениями в области решения крупных теоретических и практических вопросов.

 

Согласно учению В. В. Докучаева изучение почв, установление особенностей их образования и свойств, в том числе существенного свойства — плодородия и географического распространения, возможно только в неразрывной связи с изучением факторов почвообразования. Одновременное и сопряженное, параллельное изучение почв и факторов почвообразования и является основой сравнительно-географического метода.

 

Вторая методическая особенность, также вытекавшая из представлений В. В. Докучаева о почве как природном теле, связана с необходимостью изучения всего почвенного профиля, состоящего из взаимосвязанных в своем происхождении (парагенетических) слоев, или горизонтов. Эта методическая особенность резко отличает докучаевское почвоведение от агрикультурхимического и агрогеологического почвоведения, объектом изучения которых являлся только верхний слой почв.

 

Открытия В. В. Докучаева определили предмет почвоведения как науки, ее задачи и методы. Появилась возможность сознательного управ- ленр1я процессами, создающими почву. По существу, впервые стало возможным картографирование почв, а следовательно, и их инвентаризация.

 

Блестящим образцом использования принципов нового понимания сущности почвообразования и нового метода явилась классическая монография В. В. Докучаева «Русский чернозем», опубликованная в 1883 г. Чернозем рассматривается в ней в связи с геоморфологическими условиями, положением в рельефе, абсолютной высотой местности, составом поч- вообразующих пород, характером растительности и историей развития рельефа. Однако в работе отсутствовала конкретная климатическая характеристика области развития чернозема.

 

Монографию «Русский чернозем» В. В. Докучаев защищал в декабре 1883 г. в Петербургском университете в качестве докторской диссертации. Официальными оппонентами на защите выступили профессора Д. И. Менделеев и А. А. Иностранцев.

 

В настоящее время основные положения учения В. В. Докучаева о почвообразовании прочно вошли в науку и кажется парадоксальным, что в числе ученых, отрицавших тезис В. В. Докучаева о климате как факторе почвообразования, был крупнейший русский климатолог А. И. Воейков. К нему присоединились П. А. Костычев и химик Н. П. Заломанов.

 

После получения ученой степени доктора минералогии и геогнозии В. В. Докучаев был избран профессором кафедры минералогии и кристаллографии.

 

В 1882 г. В. В. Докучаев, по приглашению Нижегородского земства, организовал почвенные и геологические исследования Нижегородской губернии, основной задачей которых была качественная оценка (бонитировка) почв. Эти исследования продолжались до 1887 г. При этом изучался не только почвенный покров, но и другие компоненты географического ландшафта. В работах принимали участие ученики В. В. Докучаева, из которых многие стали в дальнейшем крупнейшими учеными — В. П. Амалицкий, Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, Н. М. Сибирцев, ботаник А. В. Краснов, П. А. Земятченский, А. Р. Ферхмин и др.

 

В 1886 г. В. В. Докучаев опубликовал составленные им лично и в соавторстве с сотрудниками 14 томов «Материалов к оценке земель Нижегородской губернии», геологическую и почвенную карту Нижегородской губернии в масштабе 1 : 420 ООО.

 

Нижегородские работы явились, по существу, первым в истории науки комплексным изучением природы, которое широко развернулось в нашей стране после Великой Октябрьской социалистической революции. Материалы нижегородских исследований включали и геологическое описание Нижегородской губернии, в котором значительное внимание уделялось четвертичным и современным образованиям. В специальном очерке была охарактеризована «дикая» и культурная растительность. В отдельной главе давалось описание климата губернии с учетом некоторых агроклиматических особенностей.

 

Особенно большое значение имели почвенные разделы «Материалов». В них не только характеризовались почвы Нижегородской губернии, но также приведена составленная В. В. Докучаевым общая классификация русских почв.

 

В результате нижегородских работ В. В. Докучаев впервые разработал естественноисторический метод бонитировки почв, лежащий в основе современных методов качественной оценки земель.

 

Проблемой качественной оценки земель, имеющей многообразное практическое значение, В. В. Докучаев продолжал заниматься и в дальнейшем, посвятив ей ряд статей и научных докладов.

 

В 1885 г. по инициативе В. В. Докучаева в Нижнем Новгороде был создан первый в России губернский естественноисторический музей, директором которого стал ближайший ученик В. В. Докучаева — Н. М. Сибирцев.

 

Благодаря работам В. В. Докучаева и его последователей очень скоро возникла необходимость систематических публикаций результатов почвенных работ. При поддержке Вольного экономического общества в 1885 г. В. В. Докучаев, совместно с А. В. Советовым, приступил к печатанию серии «Материалы по изучению русских почв». В этой серии публиковались не только статьи научных работников, но также и заслужи- вающие интерес студенческие работы. «Материалы по изучению русских почв» явились первым печатным органом молодого генетического почвоведения и сыграли крупную роль в пропаганде идей В. В. Докучаева и дальнейшей творческой разработке его учения.

 

В течение многих лет Василий Васильевич Докучаев вел неустанную борьбу за развитие почвоведения как самостоятельной науки.

 

Ему удалось создать при Вольном экономическом обществе Почвенную комиссию, председателем которой он был долгие годы. Почвенная комиссия проводила большую научно-организационную и издательскую работу.

 

В 1888 г. по предложению Полтавского земства В. В. Докучаев организовал исследование почв, растительности и геологических условий Полтавской губернии. В работах Полтавской экспедиции приняли участие крупные русские ученые, из которых многие были непосредственными учениками В. В. Докучаева. В их числе следует отметить В. И. Вернадского, Ф. Ю. Левинсона-Лессинга, К. Д. Глинку, П. В. Отоцкого, П. А. Земят- ченского.

 

«Труды Полтавской экспедиции», закончившейся в 1890 г., изданные в пятнадцати томах, дали весьма ценные материалы и способствовали дальнейшему совершенствованию метода почвенных исследований и углубленной разработке классификации почв.

 

Именно в связи с полтавскими работами В. В. Докучаев пришел к выводу о возможности использования почвенного метода для решения палеогеографических вопросов.

 

В почвенных типах В. В. Докучаев видел наиболее полное выражение сущности ландшафта. Почва, по его определению, является не только «частью ландшафта, но и его зеркалом». Следовательно,— писал он,— в определенных случаях изучение особенностей почвенных профилей может дать возможность найти в них особенности, не отвечающие современным природным условиям и связанные с их формированием в прошлом в иных ландшафтах. В 1888 г. В. В. Докучаев выступил на торжественном собрании Вольного экономического общества с докладом на тему: «Методы исследования вопроса: были ли леса в южной степной России?». В докладе было высказано положение, что основным методом для решения вопроса об историческом и доисторическом распространении степей является почвенный метод. Доклад положил начало использованию почвенных данных для палеогеографических реконструкций, что все более широко применяется сейчас при изучении четвертичных отложений.

 

В 1889 г. В. В. Докучаев и его ученики экспонировали на Всемирной Парижской выставке коллекцию русских почв, почвенные карты и опубликованные работы по почвоведению. Почвенная коллекция была удостоена золотой медали, а В. В. Докучаеву был присужден орден «За заслуги по земледелию».

 

В декабре 1889 г. в Петербурге состоялся Восьмой съезд русских естествоиспытателей и врачей, в организации которого активное участие принял В. В. Докучаев. Большую работу провела агрономическая секция съезда, на которой были заслушаны доклады по вопросам почвоведения. В. В. Докучаев прочел доклад на тему: «Детальное естественноисториче- ское, физико-географическое и сельскохозяйственное исследование Петербурга и его окрестностей». Намеченная В. В. Докучаевым программа изучения Петербурга и его окрестностей ясно показывает, что руководящая идея о необходимости комплексного изучения природных явлений, и притом с учетом постоянного развития, все более прочно входила в его учение, составляла незыблемые основы этого учения. Как подчеркивал В. В. Докучаев, только такой подход к проблемам почвоведения позволяет овладеть природными процессами в практических целях. «...Важнейшей задачей,— писал он,— должно быть разъяснение тех соотношений и взаимодействий, той живой и постоянной связи, каковые, несомненно, существуют между всеми силами, телами и явлениями природы. Как известно, познание именно таких соотношений и составляет сущность всяких научных изысканий, в то же время служит вернейшим средством овладеть упомянутыми силами, явлениями и телами и направить их на службу и благо человечества».

 

Летом 1891 г. черноземная полоса Европейской России подверглась сильнейшей засухе, принесшей неисчислимые бедствия крестьянам. Народное бедствие существенным образом определило научную и организационную деятельность В. В. Докучаева.

В период с 1891 по 1895 г. его особенно интересовали вопросы, связанные с особенностями природы и почв степной полосы. Почвенная комиссия специально заслушала на своем первом заседании в 1891 г. ряд сообщений по засоленным почвам. В. В. Докучаев проявляет большой интерес к изучению влаги в почвах и привлекает к этому изучению А. А. Измаильского. В. В. Докучаев продолжает заниматься русским лёссом, широко распространенной почвообразующей породой степной полосы. Взгляды В. В. Докучаева на генезис лёсса формировались постепенно. Но, несомненно, они, как отмечал в 1904 г. А. П. Павлов, значительно опередили современную ему науку. В. В. Докучаев выдвигал «полигенетическую» теорию генезиса лёссов, в значительной степени предвосхитившую современные точки зрения.

 

Большое внимание он уделял проблеме регулирования водного хозяйства в степной полосе. Проект В. В. Докучаева был взят за основу, без указания автора, генералом М. Н. Анненковым, заведующим общественными работами по орошению юго-восточной России. К сожалению, «общественные работы» генерала Анненкова кончились крахом в результате расхищения крупных государственных средств.

 

В 1892 г. В. В. Докучаев прочел публичную лекцию в Петербургском университете в пользу пострадавших от неурожая. Эта лекция и ряд статей, посвященных природе черноземных степей, были объединены В. В. Докучаевым в книгу «Наши степи прежде и теперь», изданную в пользу пострадавших от неурожая.

 

Книга «Наши степи прежде и теперь» — первая не только в русской, но и мировой литературе географо-генетическая работа, являющаяся образцом решений сложных практических вопросов на основе комплексного изучения природы. Автор предлагает в ней не отдельные мероприятия, направленные на борьбу с засухой, не могущие дать коренного решения проблемы, а целый комплекс взаимосвязанных мероприятий, осуществление которых должно привести к созданию культурного ландшафта в степи. Только такие мероприятия могут привести к исчезновению губительного влияния засух. В. В. Докучаев при этом хорошо понимал, что не только стихийные силы природы являются причиной разорения «надорванного» крестьянского хозяйства, но и ненормальное состояние, в котором вообще находилось степное земледелие.

 

Как справедливо отмечал А. Н. Энгельгардт в письме к В. В. Докучаеву (1891 г.), социальные причины делали невозможным осуществление плана борьбы с засухой, намеченного В. В. Докучаевым.

 

Однако в результате обсуждения вопросов борьбы с засухой при Лесном департаменте в 1892 г. была организована Особая экспедиция по испытанию и учету различных способов и приемов лесного и водного хозяйств в степях России, руководителем которой был назначен В. В. Докучаев.

 

В. В. Докучаев следующим образом наметил основные задачи экспедиции: «...привести в возможную ясность все важнейшие естественные факторы, лежащие в основе нашей земледельческой промышленности, разумеем здесь — почвы, климат,— ближайшие к сельскому и лесному хозяйствам организмы и грунтовые воды, а равно и те стихийные невзгоды, которые в виде бурь, суховеев, периодических засух и чрезмерных ливней, давно подтачивают наше черноземное хозяйство. Точнее изучить эти силы и явления, в их взаимодействии и причинной связи,— выяснить род и размеры естественных врагов земледелия, найти в ряду природных условий такие, которые позволяют бороться с упомянутыми невзгодами, при помощи тех или иных соответственно направленных мероприятий, поставить ряд опытных работ, имеющих целью улучшение сельского, лесного и водного хозяйства южной России, учесть эти опыты, выяснив их положительные и отрицательные стороны и практическую целесообразность».

 

Сотрудниками Особой экспедиции и непосредственными помощниками В. В. Докучаева были: Н. М. Сибирцев, К. Д. Глинка, Г. Н. Высоцкий, П. В. Отоцкий, Г. И. Танфильев, П. А. Земятченский и др. Исследования проводились по плану, разработанному В. В. Докучаевым на трех опытных участках: Старобельском, расположенном на водоразделе между Доном и Днепром в Харьковской губернии, Хреновском — в Воронежской губернии — на водоразделе Волги и Дона и Велико-Анадоль- ском — на водоразделе между Доном и Днепром в Екатеринославской губернии.

 

На предварительном этапе работ подробно изучались природные условия участков и были составлены почвенные и геологические карты. В дальнейшем проводились стационарные наблюдения над почвенно-грун- товыми водами, а также изучалась динамика влажности почв.

 

На участках были организованы полевые метеорологические станции. Результаты исследований, опубликованные в период 1894—1898 гг. в восемнадцати выпусках трудов Особой экспедиции, давали научное обоснование для степного лесоразведения. Кроме того, были получены ценнейшие данные, характеризующие природные особенности степей и, в частности, водный режим степных почв. Экспериментальные материалы, полученные Г. Н. Высоцким, позднее были использованы для разработки учения о типах водного режима различных почв. Материалы экспедиции, наблюдения над влажностью почв имели большое значение и для организации рациональной культуры сельскохозяйственных растений в степной зоне. Было выяснено положительное влияние на накопление влаги и борьбу с дефляцией почв полезащитных лесных полос.

 

В 1892—1895 гг. одновременно с руководством Особой экспедицией В. В. Докучаев был занят реорганизацией, а затем и руководством Ново- Александрийским институтом сельского хозяйства.

 

В. В. Докучаев уделял большое внимание вопросам подготовки отечественных агрономических кадров. Понимая, что официальная сельскохозяйственная наука не может оказать действительную помощь сельскому хозяйству, он писал: «Пора, наконец, нашим агрономам и их руководителям профессорам оставить нередко почти рабское следование немецким указкам и учебникам, составленным для иной природы, для иных людей и для иного общественного и экономического строя». Зональный характер агрономии, по мысли В. В. Докучаева, требовал и соответственного размещения сельскохозяйственных учебных заведений и опытных станций, а также соответственного отражения в учебных планах.

 

В. В. Докучаеву удалось осуществить ряд важных организационных мероприятий, направленных на улучшение учебного процесса в Ново- Александрийском институте. Он привлек к преподаванию новые силы, была учреждена первая в России самостоятельная кафедра почвоведения, которую занял Н. М. Сибирцев, впоследствии автор первого курса генетического почвоведения. Другой ученик В. В. Докучаева — П. Ф. Бараков, автор первого учебника общего земледелия, написанного с учетом природных особенностей русского земледелия, также занял кафедру в институте.

 

В 1895 г. на первую сессию Сельскохозяйственного совета при Министерстве земледелия и государственных имуществ В. В. Докучаев представил записку, в которой ставил вопрос о необходимости открытия при университетах кафедр почвоведения и учения о микроорганизмах. К сожалению, предложения В. В. Докучаева, хотя и встретившие поддержку большинства участников сессии, практически не были реализованы.

 

В том же году В. В. Докучаев публикует брошюру «К вопросу об открытии при русских университетах кафедр почвоведения и учении о микроорганизмах (в частности, бактериологии)». В этой брошюре, основываясь на том, что изучение почв в России — «дело общегосударственное и общенародное и притом первостепенной важности», он выдвигает вопрос об организации Государственного почвенного института или комитета. Однако вопрос об открытии Государственного почвенного института или комитета также не находит поддержки в бюрократических кругах царской России. Но все же В. В. Докучаеву удается организовать Бюро по почвоведению при Ученом комитете Министерства земледелия и государственных имуществ. Бюро в числе других работ должно было составить почвенную карту Европейской России.

 

1896 и 1897 гг. являются тяжелыми годами жизни В. В. Докучаева. Напряженная организационная и научная работа вызвала крайнее переутомление и нервное заболевание В. В. Докучаева. В феврале 1897 Г. тяжело заболела и умерла его жена, эта утрата обострила его болезненное состояние.

 

В 1897 г. В. В. Докучаев, проработавший в Петербургском университете 25 лет, уходит в отставку по состоянию здоровья. Но вскоре, как только его здоровье несколько улучшилось, он опять начинает большую организационную и научную работу. В. В. Докучаев продолжал заниматься вопросами оценки земель и выступал с сообщениями на эту тему в созданной при Вольном экономическом обществе Почвенно-статистиче- ской комиссии, председателем которой он являлся. Значительное место в деятельности В. В. Докучаева в последний период его жизни занимала популяризация достижений генетического почвоведения.

 

В 1897 г. им была организована в Вольном экономическом обществе большая почвенная выставка. Выставка сопровождалась лекциями В. В. Докучаева. В 1898 г. он прочел цикл популярных лекций при Сельскохозяйственном музее на тему: «Основы сельского хозяйства и средства борьбы с современными сельскохозяйственными невзгодами».

 

Но особенно большой размах приобрела популяризационная деятельность В. В. Докучаева в связи с организацией им в 1898 г. «Частных публичных лекций по сельскому хозяйству». В чтении лекций, кроме Докучаева, приняли участие такие выдающиеся деятели науки, как Д. И. Менделеев, Д. Н. Прянишников, Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, А. Н. Краснов, И. П. Бородин, В. П. Амалицкий, П. И. БроуновC.        П. Глазенап и другие.

 

Работы В. В. Докучаева и его учеников все более привлекали внимание зарубежных ученых. В 1898 г. коллекция почв В. В. Докучаева и его учеников экспонировалась на Всемирной выставке в Чикаго.

 

В 1897 г. почвенный отдел департамента земледелия Северо-Амери- канских Соединенных Штатов обратился в Министерство земледелия и государственных имуществ с просьбой передать список наиболее важных русских работ по почвоведению. С этой же просьбой непосредственно обратился к В. В. Докучаеву начальник почвенного отдела департамента земледелия М. Уитней.

 

Значительные материалы по почвоведению были подготовлены В. В. Докучаевым и его учениками для Всемирной Парижской выставки 1900 г. В. В. Докучаев составил для выставки карту почвенных зон северного полушария в масштабе 1 : 50 ООО ООО, а также очерк «Почвенная коллекция профессора В. Докучаева. Вертикальные почвенные зоны. Почвы Кавказа. Табл. Классификация почв (Северное полушарие)».

 

Почвоведам русского отдела выставки была присуждена высшая награда Grand prix. Ее получил также лично Василий Васильевич Докучаев.

 

Последние годы жизни В. В. Докучаева (1898—1903), хотя и омраченные болезнью, имели большое значение для дальнейшего развития его научных идей. Он возобновляет и полевые исследования, совершает ряд экспедиций в южные районы страны.

 

В 1898 г. он направляется в Бессарабскую губернию, где в Хотин- ском уезде (ныне Черновицкая область) изучает своеобразные почвы под буковыми и дубовыми лесами. Затем он изучает черноземы Белецкой степи — этой житницы северной Молдавии. В июле того же года начинается знаменитое путешествие В. В. Докучаева по Кавказу.

 

Из Владикавказа (ныне Орджоникидзе) он пересекает Главный Кавказский хребет и приезжает в Тбилиси. Далее он изучает красноземы в области Батумского побережья, проводит исследования на территории Грузии и Армении. В районе Алагеза он впервые доказывает распространение черноземов на вулканогенных породах Армении. До В. В. Докучаева эти черноземы рассматривались в качестве элювия выветрившейся вулканической породы.

 

Свои исследования В. В. Докучаев закончил в Закаспийской области, куда он попал из Баку по Каспийскому морю.

 

Из Красноводска он направился в Мерв, Чарджоу и Самарканд. По пути он изучает неизвестные ему ранее пустынные почвы, а также знакомится с орошаемым хозяйством.

 

В 1899 Г. он продолжил свои исследования на Кавказе, ставшие возможными благодаря материальной поддержке Русского Географического общества. В экспедиции участвовали ученики Докучаева А. И. Набо- ких, А. С. Мещерский и С. А. Захаров. Экспедицией проводились мар- шрутно-рекогносцировочные работы на обширной территории в Закавказье, в области Главного Кавказского хребта и на Северном Кавказе от Дагестана до Ростова-на-Дону.

 

Кроме того, спустившись к Каспийскому морю от Дашлагара, он проходит маршрут вдоль побережья — на Дербент, Баку и Ленкорань.

 

В результате экспедиционных исследований, охвативших области, разнообразные по природным условиям, окончательно сформировалось учение В. В. Докучаева о географических или, по его терминологии, «естественноисторических зонах», широтных (горизонтальных) и вертикальных.

 

Установление географических зон было подлинным открытием, хотя В. В. Докучаев и имел предшественников. Наибольшее значение имело представление о растительно-климатических зонах, развитое в 1807 г. Александром Гумбольдтом. Однако Гумбольдт не только не отметил взаимосвязь почв с другими элементами географического ландшафта, но даже отрицал эту связь, так как не представлял себе, что почва не кора выветривания, а особое естественноисторическое тело. Основное положение учения о зонах природы было сформулировано В. В. Докучаевым следующим образом: «...благодаря известному положению нашей планеты относительно солнца, благодаря вращению земли, ее шарообразности — климат, растительность и животные распределяются по земной поверхности с севера на юг, в строго определенном порядке, с правильностью, допускающей разделение земного шара на пояса — полярный, умеренный, подтропический, экваториальный и пр. А раз агенты-почвообразователи, в своем распределении подчиненные известным законам, распределяются по полосам, то и их результат — почва должна распределяться по всему земному шару в виде определенных зон, идущих более или менее лишь с некоторыми отклонениями параллельно широтным кругам».

 

В. В. Докучаев выделял семь мировых географических зон: бореаль- ную, северную лесную, лесостепную, степную, сухих степей, аэральную зону пустынь, субтропическую. Для каждой из этих зон соответственно выделены типы почв: почвы тундр (бурые), подзолистые (светло-бурые), серые лесные, черноземы, каштановые и бурые, желтые и белые, латеритные красные.

 

Зональность ландшафтов и почвенного покрова впервые нашла свое картографическое воплощение в карте зон северного полушария и в почвенной карте Европейской России в масштабе 1 : 2 500 ООО, составленной учениками В. В. Докучаева — Н. М. Сибирцевым, Г. И. Танфильевым и А. Р. Ферхминым.

 

В. В. Докучаев придавал не только теоретическое, но и большое практическое значение закону зональности. Однако познание особенностей географических зон, как это вытекает из сущности идейно-теоретических взглядов В. В. Докучаева, должно являться предпосылкой не для пассивного приспособления сельского хозяйства к природным условиям, а для активной переделки природы и борьбы с ее стихийными силами.

 

Географические зоны одновременно рассматриваются им как зоны сельскохозяйственные. В. В. Докучаев определил узловые вопросы агротехники для каждой из зон.

Параллельно с учением о широтной зональности В. В. Докучаев создал учение о вертикальной зональности.

 

Истоки этого учения, как отмечал сам В. В. Докучаев, относятся к 1885—1889 гг., когда в результате работ Полтавской экспедиции были получены данные, указывающие на несомненную связь характера почвообразования с высотой местности. Его исследования на Кавказе подтвердили правильность предположения о существовании вертикальных зон, и в 1898 г. В. В. Докучаев формулирует закон вертикальной зональности почв.

По В. В. Докучаеву важнейшим фактором, определяющим образование системы вертикальных почвенных зон, является уменьшение с высотой количества тепла и увеличение количества атмосферных осадков.

 

Ясно понимая практическое значение изучения вертикальной зональности, В. В. Докучаев в 1898 г. писал: «Как земледелие вообще, так и правильная постановка на Кавказе так называемых высших сельскохозяйственных культур, в особенности, должны быть строжайшим образом приурочены к вышеупомянутым почвенным и климатическим особенностям края».

 

Василий Васильевич Докучаев высказал положение об аналогии между широтными и вертикальными зонами. Он считал, что на Кавказе, от уровня моря до вершин Главного Кавказского хребта, сменяются почвенные зоны в том же порядке, как это имеет место на территории Европейской России с юга на север. Дальнейшие исследования, проведенные после Октябрьской революции, показали, что в действительности такой простой аналогии нет. При общем сходстве в горах существуют более сложные закономерности формирования почвенных поясов.

 

Однако это не уменьшает значения выдающегося открытия В. В. Докучаевым вертикальной зональности почв.

 

В последние годы жизни В. В. Докучаева как высший географический синтез его многогранных научных исследований начали создаваться контуры его учения о взаимоотношениях между «мертвой» и «живой природой».

 

В одной из последних работ он писал: «В последнее время все более и более обособляется одна из интереснейших дисциплин в области современного естествознания, именно — учение о тех сложных и многообразных взаимоотношениях и взаимодействиях, а равно — и о законах, управляющих вековыми изменениями их, которые существуют между так называемыми живой и мертвой природой, между а) поверхностными горными породами, Ь) пластикой земли, с) почвами, d) наземными и грунтовыми водами, е) климатом страны, g) растительными и животными организмами, в том числе и главным образом низшими, и человеком — гордым венцом творения».

 

В. В. Докучаев считал, что к такой науке, находящейся «в самом центре всех важнейших отделов естествознания... сближая и даже связывая их... пока ближе всего стоит новейшее почвоведение, понимаемое в нашем русском смысле слова» *).

 

Идеи В. В. Докучаева о географических зонах и «взаимоотношениях мертвой и живой природы» послужили основой для развития ландшафт- но-генетического направления в советской географии (Л. С. Берг, А. А. Григорьев, И. П. Герасимов и другие). Они явились, по существу, истоком для возникновения созданной трудами В. И. Вернадского и его последователей биогеохимии, новой прогрессирующей науки.

 

В. И. Вернадский писал, что В. В. Докучаев «впервые обратил мое внимание на динамическую сторону минералогии, изучение минералов во времени... Это определило весь ход моего преподавания и изучения минералогии и отразилось на мысли и научной работе моих учеников и сотрудников. Отсюда в Московском университете создалось своеобразное течение в минералогии, приведшее к созданию геохимии, как науки, изучающей историю атомов в земной коре, в отличие от минералогии, изучающей историю в ней молекул и кристаллов, к биогеохимии — к науке, изучающей жизнь в аспекте атомов».

 

Трудно преувеличить влияние работ В. В. Докучаева и на развитие русской геоботаники. Вместе с В. В. Докучаевым в экспедициях работали многочисленные ботаники — его ученики по Петербургскому университету, среди которых наиболее талантливыми являлись А. Н. Краснов, Г. И. Танфильев и Г. Н. Высоцкий. По свидетельству Г. Ф. Морозова, основоположника современного учения о лесе, учение В. В. Докучаева оказало решающее влияние на формирование его научных взглядов. Он отмечает также, что работы Докучаева имеют «мировое лесоводственное значение».

 

Как справедливо писал Г. И. Танфильев, В. В. Докучаев «дал мощный толчок изучения России в ботанико-географическом отношении и создал школу ботаников, посвятивших себя разъяснению вопроса о связи между почвой и растительностью».

 

Глубокая прогрессивность воззрений В. В. Докучаева на почву как особое тело природы и на факторы, определяющие возникновение и развитие почв, открыла возможности дальнейшего быстрого развития отечественного почвоведения и полноценного использования его достижений в практике сельского хозяйства.

Руководящей идеей В. В. Докучаева, последовательно углублявшейся в процессе всей его жизни, являлось представление о необходимости изучения природных явлений диалектически, с точки зрения их генезиса и взаимосвязей.

«Всматриваясь внимательно в эти величайшие приобретения человеческого знания,— писал Докучаев,— приобретения, можно сказать, перевернувшие наше мировоззрение на природу вверх дном, особенно после работ Лавуазье, Ляйеля, Дарвина, Гельмгольца и др., нельзя не заметить одного весьма существенного недочета... Изучались, главным образом, отдельные тела — минералы, горные пароды, растения и животные,— и явления, отдельные стихии — огонь (вулканизм), вода, земля, воздух,... но не их соотношения, не та генетическая, вековечная связь, какая существует между силами, телами и явлениями, между мертвой и живой природой... А между тем именно эти соотношения, эти закономерные взаимодействия и составляют сущность познания естества, ядро истинной натурфилософии — лучшую и высшую прелесть естествознания».

 

Положения В. В. Докучаева весьма близки к той характеристике естествознания, которая дается в работах Ф. Энгельса. До такого понимания философских основ естествознания поднимались в то время лишь очень немногие естествоиспытатели.

 

В развитии философского самосознания В. В. Докучаева, возможно, сыграли определенную роль произведения представителей русского революционно-демократического движения — Герцена, Чернышевского, Добролюбова.

 

По своему происхождению В. В. Докучаев принадлежал к разночинцам и находился в несомненной оппозиции к правящим кругам царской России.

 

«Это был тип, который нередко выдвигался в русской истории из народной среды,— писал о нем В. И. Вернадский.— Энергичный работник, он умел хотеть и умел достигать своей цели путем личного колоссального труда и путем организации работы других. Он не подходил к рамкам, выработанным нашим обезличенным обществом: нередко его резкая натура входила в столкновение с окружающей обстановкой».

 

Все наиболее крупные исследовательские работы В. В. Докучаева были проведены на общественные, а не на государственные (ведомственные) средства.

Бюрократические чиновничьи круги царской России относились к В. В. Докучаеву явно отрицательно.

 

Ученик Докучаева П. В. Отоцкий, подводя итоги творчеству великого ученого, отмечал: «Пробегая взглядом всю деятельность Д., поражаешься, сколько приходилось ему тратить сил и энергии на борьбу с препятствиями; несомненно больше, чем на организацию самого дела. Посмотрите „Труды Вольного экономического общества" и ,,Труды СПб. общества естествоиспытателей" начиная с 1880 г. Здесь целые десятки печатных листов дебатов, полемики, „возражений" и „разъяснений". А сколько их еще скрыто в архивах канцелярий и разных учреждений».

 

Все важнейшие организационные начинания В. В. Докучаева, как, например, создание кафедр почвоведения и микробиологии в университетах, Государственного почвенного комитета, Почвенного института и другие, терпели полную или частичную неудачу именно из-за упорного противодействия официальных кругов.

 

В. В. Докучаев прекрасно понимал это и не скрывал своего отрицательного отношения к господствовавшим тогда порядкам. Он писал: «...Наша экономическая отсталость, наше незнание истощили почвы». Он подчеркивал, что русское сельское хозяйство имеет «характер азартной биржевой игры». Он указывал также, что повсюду в мире, «даже в благодатных тропических странах, наделенных всеми земными благами, можно видеть безотрадное существование человека... вечный каменный период в лучшем из земных миров...»

 

«В высоко просвещенной Европе,— писал Докучаев,— свободный труд может сравниться лишь с работами каторжников и древних рабов Рима и Америки».

 

«Можно ли доказать исторически,— спрашивал В. В. Докучаев,— что число рабов природы и общества уменьшилось за последние полтора столетия?» И отвечал: «Напротив, эта грозная величина возросла от новой, современной нам, быть может, самой злой и беспощадной стихии капитализма и экономической кабалы».

 

С конца 1900 г. болезнь заставила В. В. Докучаева отойти от общественной и научной работы. Василий Васильевич Докучаев скончался 8 ноября 1903 г,

 

Все намеченные В. В. Докучаевым и не осуществленные в царской России организационные мероприятия полностью осуществились после Великой Октябрьской социалистической революции в масштабах, о которых он не мог и мечтать. Изучение почв в Советском Союзе стало именно тем «делом общегосударственным и общенародным и притом первостепенной важности», каким его считал В. В. Докучаев.

 

Как писал акад. Б. Б. Полынов, В. В. Докучаев принадлежит к тем великим людям, которые как бы не подчиняются закону исторической перспективы: «удаляясь от нас во времени — они вырастают».

 

Главнейшие труды В. В. Докучаева: О наносных образованиях по речке Качне Сычевского уезда Смоленской губернии, «Труды СПб. общ. естествоиспытателей, т. 3, 1872; По вопросу об обмелении р. Гжати, «Труды СПб. общ. естествоиспытателей», т. 4, вып. 1, 1873; О подзоле Смоленской губернии, «Труды СПб. общ. естествоиспытателей», т. 6, 1875 (Протоколы); По вопросу об осушении болот вообще и в частности об осушении Полесья, «Труды СПб. общ. естествоиспытателей», т. 6, 1875; Программа исследования чернозема Европейской России, «Труды вольного экономич. общ.», т. 1, 1876; Овраги и их значение, «Труды Вольного экономич. общ.», т. 3, вып. 2, 1877; Предполагаемое обмеление рек Европейской России, Доклад Петербургскому собранию сельских хозяев, 1877; Способы образования речных долин Европейской России, СПб., 1878; Краткий исторический очерк и критический разбор важнейших из существующих почвенных классификаций, «Труды СПб. общ. естествоиспытателей», т. 1, 1879 (Протоколы); Методы исследования вопроса: были ли леса в южной степной России? СПб., 1880; О законности известного географического распределения наземно-растительных почв на территории Европейской России, «Труды СПб. общ. естествоиспытателей», т. 12, вып. 1, 1881 (Протоколы); Русский чернозем, СПб., 1883; Материалы к оценке земель Нижегородской губернии, вып. 1—14, СПб., 1884—1886; О нормальной оценке почв Европейской России. Статья первая, «Труды Вольного экономич. общ.», № 8, 1887, статья вторая, «Труды Вольного экономич. общ.», № 9, 1887; Детальное естественноисторическое, физико-географиче- ское и сельскохозяйственное исследование С.-Петербурга и его окрестностей, СПб., 1890; К вопросу о соотношениях между возрастом и высотой местности, с одной стороны, характером и распределением черноземов, лесных земель и солонцов, с другой, «Вестник естествознания», № 1—3, 1891; Наши степи прежде и теперь, СПб., 1892; Общий проект опытных работ экспедиции. В кн.: Особая экспедиция Лесного департамента по испытанию и учету различных способов и приемов лесного и водного хозяйств в степях России, СПб., 1893; Место и роль современного почвоведения в науке и жизни, СПб., 1899; К учению о зонах природы. Горизонтальные и вертикальные почвенные зоны, СПб., 1899; Избр. соч., тт. 1—3, М., 1948—1950; Избр. труды, М., 1949; Сочинения, тт. I—VII, М.—Л., 1949—1953; Собрание сочинений, тт. I—IX, М., 1961.

 

О В. В. Докучаеве: Глинка К. Д., Несколько страниц из истории теоретического почвоведения, СПб., 1902; «В. В. Докучаев» (статьи Н. А. Богословского, Г. Ф. Морозова, И. И. Мещерского, Л. М. Криштафовича, П. В. Отоцкого, Г. И. Танфильева, А. Р. Ферхмина и др.), СПб., 1903; В е р н а д с к и й В. И., Страница из истории почвоведения (памяти В. В. Докучаева), «Научное слово», кн. 6, СПб., 1904 (то же в кн.: В. И. Вернадский, Очерки и речи, ч. 2, Пг., 1922); Полы н о в Б. Б., В. В. Докучаев в современном почвоведении, «Почвоведение», № 10, 1940; Докучаев и география, Сборн. (статьи А. А. Григорьева, И. П. Герасимова, Ю. А. Ливеровского, Е. М. Лавренко и др.), М., 1946; Ливеровский Ю. А., Докучаев Василий Васильевич, Большая Советская Энциклопедия, 2-е изд., т. 15, 1952; С о б о л е в С. С., Развитие идей В. В. Докучаева, Собр. соч. В. В. Докучаева, т. IX, М., 1961; Чеботарева Л. А., Василий Васильевич Докучаев, в кн.: В. В. Докучаев, «Собрание сочинений», т. IX, М., 1961; История естествознания в России, т. III, М., 1962.

 

 

 

К содержанию книги: ЛЮДИ РУССКОЙ НАУКИ: биологи, зоологи, медики, ботаники, биохимики

 

 

Последние добавления:

 

ИСТОРИЯ НАУКИ

 

БОЛЕЗНИ ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНОГО ТРАКТА

 

БОЛЕЗНИ СИСТЕМЫ КРОВООБРАЩЕНИЯ И ДЫХАНИЯ

 

Внешняя политика Ивана 4 Грозного   Гоголь - Мёртвые души   Книги по русской истории   Император Пётр Первый