Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Биогеоценология. Биосфера. Почвы

В.В. ДОКУЧАЕВ И В.И. ВЕРНАДСКИЙ - ОСНОВАТЕЛИ УЧЕНИЯ О БИОСФЕРЕ И БИОСФЕРНОГО КЛАССА НАУК

 

Биогеоценология

 

Смотрите также:

 

Почва и почвообразование

 

Почвоведение. Типы почв

почвы

 

Химия почвы

 

Биология почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Криогенез почв  

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

Черви и почвообразование

дождевые черви

 

Дождевые черви

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Следы былых биосфер

 

Геохимия - химия земли

 

Гидрогеохимия. Химия воды

 

Минералогия

минералы

 

Земледелие. Агрохимия почвы

 

Справочник агронома

 

Удобрения

 

Происхождение растений

растения

 

Лишайники

 

Ботаника

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

Земледелие

 

растения

 

Тимирязев – Жизнь растения

 

Жизнь зелёного растения

 

Геоботаника

  

Общая биология

общая биология

 

Мейен - Из истории растительных династий

Мейен из истории растительных династий

 

Удобрения для растений

 

Биографии биологов, почвоведов

 

Эволюция

 

Микробиология

микробиология

 

Пособие по биологии

 

«...Я исключительно преследовал общие задачи и стремился, по возможности, изучить чернозем с научной, естественноисторической точки зрения, мне казалось, что только на такой основе и только после всесторонней научной установки этой основы и могут быть построены различного рода действительно практические меры к поднятию сельского хозяйства черноземной полосы России...»

В.В. Докучаев

 

За последнее время в науке и практике резко возрос интерес к проблеме взаимоотношения человечества с природной средой. Множество статей, книг, конференций, симпозиумов, международных соглашений, национальных законов и постановлений об охране природы создали предпосылки для выработки прогнозов развития системы «биосфера и человечество» на обозримое будущее, т.е. на начало третьего тысячелетия. Однако к проблеме взаимоотношений между человечеством и природной средой его обитания, имеющей фундаментальное, мировоззренческое значение, подключились представители разных специальностей со своим специфическим научным аппаратом, языком и терминологией. Уже выяснилось множество недостатков в такой «гибридизации». Среди них один из существенных — недооценка длительности истории этой проблемы, истории ее разработки, гипертрофия ее новизны и неспособность некоторых специалистов подняться до уровня натуралистов высокого ранга.

 

В конце 50-х — начале 60-х годов, отмечая общие тенденции в развитии отечественного естествознания в аспекте создания общего учения о биосфере, Н.В. Тимофеев-Ресовский (1968) писал, что стержень этой сложной проблемы проходит через научные школы В.В. Докучаева, В.И. Вернадского и В.Н. Сукачева. Развивая концепции этих ученых и их школ, следует ожидать создания единого фундаментального учения о биосфере, которое в сочетании с марксистско-ленинским учением об обществе, ляжет в основу прогнозирования и управления глобальной системой «биосфера и человечество».

Автор поставил своей задачей частично осветить научные корни проблемы «биосфера и человечество», подчеркнув длительность ее истории.

В.В. Докучаев и В.И. Вернадский относятся к той категории мыслителей, личность и труды которых выступают тем ярче и полнее, чем больше времени отдаляет нас от них. Обычно это происходит в тех случаях, когда мыслитель намного опережает свое время. С течением времени постепенно раскрывается глубина их мысли, широта охвата действительности, осмысливается их способность среди нагромождения фактов выявить и ясно и четко сформулировать коренные тенденции будущего развития науки, еще только нарождающиеся, еще «затемненные», пробивающие себе дорогу пока только в отдельных случаях и фактах. Мыслители такого ранга всегда современны. Вот почему обращение к Докучаеву и Вернадскому позволяет выработать необходимые масштабы и критерии для оценки современных проблем, дает ключ к их решению.

 

«Мы знаем только одну единственную науку, науку истории», писал Ф. Энгельс. Эти слова как будто специально предназначены для характеристики учения о биосфере. Факты, относящиеся к истории зарождения и формирования учения о биосфере, — это не только историография науки. История формирования учения о биосфере — это наука о становлении естественноисторической, диалектически противоречивой системы «биосфера и человечество».

 

К середине XX в. во всей полноте стал очевидным факт превращения человечества, по выражению В.И. Вернадского, в мощную геологическую силу. С этого времени взаимодействие природы и общества должно рассматриваться как взаимодействие двух глобальных геологических (общепланетарных) сил — биосферы и человечества. Превращение человечества в геологическую силу привело к выявлению всеобщей планетарной формы противоречивой системы «биосфера и человечество». Геологическим фактором нашей планеты человечество стало в результате быстрого развития крупного промышленного и сельскохозяйственного производства. Этот процесс оказался сопряженным с нарушением геологически и исторически сложившейся системы биосферных процессов, причем в ряде случаев нарушение приняло необратимый характер. В этом в полной мере выявилась противоречивость характера деятельности биосферных систем и производства. Производство основано на использовании одного или нескольких природных процессов (химических, физических, механических биологических и т.п.). Функционирование и развитие биосферных систем основано на взаимосвязи разнородных природных процессов.

 

Более 80 лет тому назад Докучаев ввел в науку понятие естественноисторического тела как системы, возникающей в ходе длительного взаимодействия разнообразных природных факторов. Биосфера, биосферные системы и подсистемы (витасфера, биогеоценозы, почвы и т.п.) — вот те реальные естественноисторические системы, которые определяют направление, темпы, разнообразие и взаимосвязь процессов, протекающих в биосфере и формирующих ее как особую сферу планеты.

 

В биосфере как в особой геологической оболочке процесс развития происходит в рамках этих систем и подсистем.

 

В.В. Докучаев (1949) писал, что изучение биосферных естественноисторических систем ставит задачу выявления той «генетической, вековечной и всегда закономерной связи, какая существует между силами, телами и явлениями, между мертвой и живой природой, между растительным, животным и минеральным царствами, с одной стороны, человеком и его бытом и даже духовным миром — с другой» (с. 317—318).

Эта задача, стоящая перед исследованием биосферных систем, в определенном отношении противоположна целям так называемых фундаментальных, а также прикладных и технических наук (физики, химии и др.). Перед последними стоит задача изучения отдельных сторон и процессов в их отвлечении от общей взаимосвязи в природе.

 

Докучаев многократно отмечал огромные успехи, достигнутые в изучении отдельных свойств и процессов. Он писал: «Не подлежит сомнению, что познание природы — ее сил, стихий, явлений и тел — сделало в течение XIX-го столетия такие гигантские шаги, что само столетие нередко называется веком естествознания, веком натуралистов. Но всматриваясь в эти величайшие приобретения человеческого знания, приобретения, можно сказать, перевернувшие наше мировоззрение на природу вверх дном, особенно после работ Лавуазье, Лайеля, Дарвина, Гельмгольца и др., нельзя не заметить одного весьма существенного и важного недочета... Изучались главным образом отдельные тела и минералы, горные породы, растения, животные и явления, отдельные стихии — огонь (вулканизм), вода, земля, воздух... Но теперь, в конце XIX века, выявляется новое направление в естествознании — изучение генетических, вековечных и всегда закономерных связей. Именно эти соотношения, эти закономерные взаимодействия и составляют сущность познания естества, ядро истинной натурфилософии, — лучшую и высшую прелесть естествознания. Они же... должны лежать в основе и всего склада человеческой жизни» (там же).

 

Предвидение Докучаева полностью оправдалось: развитие естествознания привело к формированию нового — биосферного — класса наук (биосферологии, генетического почвоведения, биогеоценологии и т.д.). Формирование биосферного класса наук — это путь, через который реализуется выявленное Докучаевым новое направление в естествознании. Докучаев стоял у истоков этого пути. Его гениальность заключается в том, что он сумел выявить это новое направление в естествознании и понять его масштабность, опираясь, по существу, на изучение одного из проявлений жизни биосферы — жизни почвы. Общепризнано значение Докучаева как творца генетического почвоведения. Но, к сожалению, не акцентируется внимание на том, что Докучаев тесно связывал генетическое почвоведение с новым направлением в естествознании и, опираясь на генетическое почвоведение, пришел к новой концепции естествознания в целом. Можно сказать, что именно выявление нового направления в естествознании в целом дает Докучаеву масштаб и критерий для оценки сущности генетического почвоведения, его места и роли в системе естественнонаучного знания.

 

«В самое последнее время, — писал Докучаев, — все более и более формируется и обособляется одна из интереснейших дисциплин в области современного естествознания, именно Учение о тех многосложных и многообразных соотношениях и взаимодействиях, а равно и о законах, управляющих вековыми изменениями их, которые существуют между так называемой живой и мертвой природой, между а) поверхностными горными породами, b) пластикой земли, с) почвами, d) наземными и грунтовыми водами, е) климатом страны, f) растительными и g) животными организмами (в том числе, и даже главным образом, низшими) и человеком, гордым венцом творения... Находясь по самой сути дела, можно сказать, в самом центре всех важнейших отделов современного естествознания, каковы геология, орогидрография, климатология, ботаника, зоология и, наконец, учение о человеке, в обширнейшем смысле этого слова и, таким образом, естественно, сближая и даже связывая их, эта, еще очень юная, но зато исполненная чрезвычайного, высшего, научного интереса и значения дисциплина с каждым годом делает все новые и новые успехи и завоевания, с каждым днем приобретает все более и более деятельных, энергичных и, главное, страстно любящих свою науку работников и адептов; и уже недалеко то время, когда она, по праву и великому для судеб человечества значению, займет вполне самостоятельное и почетное место, со своими собственными, строго определенными задачами и методами, не смешиваясь с существующими отделами естествознания ни тем более с расплывающейся во все стороны географией.

 

Но пока настанет это желанное для естествознания и человека время, ближе всего к упомянутому Учению, составляя, может быть, главное, центральное ядро его, стоит (не обнимая, однако, его вполне), насколько мы в состоянии судить, новейшее почвоведение, понимаемое в нашем, русском смысле слова» (там же, с. 331—332).

 

Из приведенных слов Докучаева видно, что перед новым направлением в естествознании стоит задача выявления и изучения многосложных и многообразных связей между мертвой и живой природой. Это и есть прямое и точное определение предмета наук биосферного класса. Обращаем внимание на то, что в контексте его определения не употреблено слово «биосфера», но его обширное определение начинается со слова «Учение» с прописной буквы.

 

Докучаев отчетливо здесь говорит и о месте генетического почвоведения в системе знаний о многосложных и многообразных связях между мертвой и живой природой, выявляя, таким образом, место генетического почвоведения в системе наук биосферного класса. Докучаев определяет почву как естественноисторичес- кое тело. Это означает, что в результате исторически длительного взаимодействия между мертвой и живой природой возникает новое образование — тело природы, один из видов биосферных систем, интегральных по своей природе. В качестве таких интегральных образований выступают все биосферные системы и подсистемы (собственно биосфера, витасфера, биогеоценозы и др.). Как интегральные образования биосферные системы характеризуются сопряженностью процессов, протекающих в косном и живом веществе. Косное и живое — два противоположных типа вещества, между которыми, как отмечал Вернадский, существует резкая граница. Биосферные системы — это те реальные природные формы (тела), в которых устанавливается сопряжение живого и косного вещества. Установление этого сопряжения (но не равновесия) и представляет собой процесс становления и формирования биосферных систем. Это обстоятельство подчеркнуто Докучаевым в его трактовке и определении естественноисторического тела. Установление сопряжения косного и живого вещества есть формирование многосложной и многообразной системы связей между биосферными процессами, есть выработка определенной организации биосферных систем и организованности всей биосферы — понятия, введенного учеником Докучаева В.И. Вернадским.

 

В этом смысле человечество живет и развивает производство путем потребления «процентов» от организованности биосферных систем. Структурная и функциональная организация почв и биогеоценозов — основной фактор биопродуктивности ныне живых биосферных систем (витасферы). Потребляемые человечеством полезные ископаемые (горючие ископаемые, известняки, руда и т.п.) — продукты деятельности былых биосфер. В структуре полезных ископаемых заключены остатки организованности былых биосферных систем, в результате деятельности которых они возникли. Сжигая уголь и нефть — продукты былых биосфер, человечество потребляет существующую в них «остаточную» форму организации химических элементов. После сжигания угля и нефти остается то же самое количество химических элементов, но исчезает форма их организованности. Из упорядоченного состояния элементы переводятся в состояние с большей энтропией. Энергия, получаемая таким образом, есть не что иное, как функция организованности былых и живой биосфер.

 

Но как возникает организованность биосферных систем? Какие факторы ведут к образованию структурной организованности почв, биогеоценозов?

 

Наряду с такими факторами, как горные породы, климат, растительный и животный мир, Докучаев выделял фактор времени («возраст страны»). Нужно время, чтобы возникла организованность биосферных систем. Чтобы стать плодородной, почва должна «созреть», приобрести определенную организованность. Действие и взаимосвязь факторов почвообразования только во времени приводят к возникновению организованности почв. Иначе говоря, время есть процесс накопления, аккумуляции организованности биосферных систем. Время — настоящее богатство биосферы, ее основной ресурс. Вольное или невольное разрушение организованности почв означает расхищение этого богатства биосферы.

 

Формулировка понятия о почве как природном естественноисторическом теле была большой исторической заслугой Докучаева. Признаки почв, их биопродуктивность есть производное от времени их формирования. Это одно из основных положений учения Докучаева о почвах. Проблема охраны и целесообразного использования почв — это проблема сохранения организованности почв, т.е. сбережения того времени, которое потребовалось на ее создание. Вместе с разрушением почв оказывается безвозвратно потерянным биосферное время, определяющее структуру организованности и возраста почв. Таким образом, определение почвы как естественноисторического тела подводит нас к осмысливанию понятия «ресурса организованности почв». Естественноисторический подход оказывается, таким образом, в основе анализа «производительной силы» почв.

 

Положение Докучаева о возрасте страны как факторе почвообразования (шире — факторе формирования биосферных систем) оказывается ключом к пониманию современных проблем, связанных с охраной и рациональным использованием природных ресурсов. Генетическое почвоведение Докучаева — это узловая концепция в теоретическом анализе сущности современного кризиса, возникшего во взаимодействии человечества с витасферными (биогеоценотическими) системами биосферы.

 

К середине XX в. выяснилось, что человечество в ближайшие столетия может полностью исчерпать запасы горючих ископаемых, накопленных деятельностью «былых витасфер». Человечество вступило в фазу противоречия с биосферой в целом. Именно теперь, когда полем деятельности человечества стала биосфера в целом, биосферные проблемы приобрели глобальный и необычайно острый характер. Нельзя забывать, что главная причина этого противоречия состоит в социальной неустроенности человечества.

 

Биопродуктивность витасферы и потребление продуктов «былых витасфер» мы измеряем в тоннах или килокалориях. В этих же величинах мы выражаем ресурсы биосферы. Не правильнее ли ресурсы биосферы (витасферы и былых биосфер) исчислять еще и в величинах времени? Если сожжено «п»-е количество угля и нефти, если разрушено «п»-е количество почвы, то это значит, что потреблено иди уничтожено «t»-e количество времени биосферных процессов, которое «ушло» на образование данного количества угля, нефти, почвы.

 

В настоящее время положение Вернадского о том, что человечество является общепланетарной силой, стало очевидным. Выявилась зависимость человечества от конечных размеров биосферы. Но именно теперь, когда человечество подходит к исчерпанию пространственного фактора биосферы, на первое место выдвигается вопрос о временном ресурсе биосферы. По существу, мы только сейчас можем в полной мере оценить и раскрыть фундаментальность тезиса Докучаева о возрасте страны как факторе почвообразовательного процесса, который мы склонны рассматривать как управляющий механизм организованности всех биосферных систем.

 

Труды Докучаева и Вернадского служат исходным пунктом и теоретической основой для анализа современных биосферных проблем. Именно они выявили основные принципы и методы исследования биосферных систем, сформулировали основные понятия учения о биосфере, вскрыли основные закономерности функционирования и развития биосферных систем.

 

Термин «биосфера» Докучаев не употреблял. Вернадский использовал этот термин для обозначения геологической оболочки нашей планеты, заимствовав

его у Зюсса и вложив в него строгое естественнонаучное содержание. Докучаев генетическим почвоведением, а затем своим учением о зонах природы создал необходимые теоретические предпосылки для последующего выявления Вернадским биосферы как общепланетарного и космического естественноисторического образования (тела).

 

С полным правом мы можем говорить о том, что Докучаев дал качественную (смысловую) характеристику учения о биосфере, а его ученик и последователь Вернадский особое внимание уделил выявлению количественных характеристик биосферы, изучению «числа и меры» биосферных процессов, выявлению «пределов биосферы». Только с выявлением количественных характеристик биосферы и текущих в ней процессов учение о биосфере получает завершенность. Еще Д.И. Менделеев, находившийся в дружеских отношениях с Докучаевым и во многом способствовавший утверждению докучаевских идей, отмечал, что изучение количественных соотношений является условием становления науки.

Мощное развитие естествознания в XVIII—XIX вв. было обусловлено резким ростом промышленного производства. Развитие общественно-исторической практики явилось и стимулом формирования биосферного класса наук.

 

Но становление биосферного класса наук связано с постановкой перед естествознанием принципиально новых задач — в науках этого класса основной проблемой оказывается исследование диалектически противоречивого единства «биосфера и человечество». В этих науках ставится задача преодолеть тот разрыв, который существовал и все еще существует между науками о природе и науками о человеке.

 

«Промышленность является действительным историческим отношением природы, а, следовательно, и естествознания к человеку. Поэтому если ее рассматривать как экзотерическое раскрытие человеческих сущностных сил, то понятна станет и человеческая сущность природы, или природная сущность человека; в результате этого естествознание утратит свое абстрактно материальное или, вернее, идеалистическое направление и станет основой человеческой науки, подобно тому, как оно уже теперь — хотя и в отчужденной форме — стало основой действительно человеческой жизни, а принимать одну основу для жизни, другую для науки — это значит с самого начала допускать ложь. Становящаяся в человеческой истории — этом акте возникновения человеческого общества — природа является действительной природой человека; поэтому природа, какой она становится — хотя и в отчужденной форме — благодаря промышленности, есть истинная антропологическая природа. ...Сама история является действительной частью истории природы, становления природы человеком. Впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука.

 

...Человек есть непосредственный предмет естествознания... А природа есть непосредственный предмет науки о человеке» .

Представления Докучаева и Вернадского о сущности провозглашенного ими нового направления в естествознании полностью отвечают вышеизложенным мыслям К. Маркса.

 

Из приведенных высказываний Докучаева отчетливо видно, что перед новым направлением в естествознании стоит задача изучения закономерных, генетических взаимосвязей, существующих между природными факторами, с одной стороны, и человечеством — с другой. Он писал: «И эти закономерные, можно сказать незыблемые, вековечные соотношения, находясь в основе, в корне наиболее существенных этнографических, исторических, бытовых, даже экономических, — социальных и всевозможных культурных человеческих особенностей и проявлений, — всегда, от века, роковым, неотразимым образом тяготели над всем человеческим миром; и поныне как Дамоклов меч висят над ним, связывая мнимого господина земли по рукам и ногам, несмотря ни на какие успехи цивилизации, ни на какие открытия науки и техники, ни на какие политические перевороты, катастрофы, перемены, перетасовки» (1949. — С. 331).

 

Этот подход — включение человеческой деятельности в предмет естествознания — Докучаев последовательно проводит и в учении о почве, и в учении о зонах природы.

 

Как справедливо отметили советские философы Э.В. Ильенков. (1971) и В.М.Федоров (1979), естественноисторический подход позволяет охватить диалектический характер взаимоотношения природы и общества.

 

Проблема «биосфера и человечество» стала основополагающей и в трудах Вернадского.

 

Вернадский разрабатывает вопрос о трех реальностях: реальности Космоса, реальности микромира и биосферной реальности. Последняя реальность есть сфера жизни, включая жизнедеятельность человечества. Именно биосферная реальность должна быть положена в основу естествознания. «Биосфера, — отмечал Вернадский (1975. — С. 70—71), — есть основное эмпирическое обобщение в логике естествознания».

В последние годы своей жизни Вернадский выдвигает идею ноосферы как высшего этапа эволюции биосферы, этапа, на котором человечество перестраивает биосферу, стремясь достигнуть гармоничного единства человека с природой. Предпосылкой перехода в ноосферу является не только высокий уровень развития науки, техники и производства, но и необходимость морального и этического совершенствования людей.

 

Выделение биосферы как особой планетарной оболочки нашей планеты стало мощным стимулом к дальнейшему обобщающему, синтетическому движению научной мысли, раскрыло сердцевину логической основы естествознания. В.И. Вернадский считал, что после научного открытия биосферы мы не можем игнорировать того факта, что логика естествознания в своих основах теснейшим образом связана с геологической оболочкой, где проявляется разум человека, т.е. глубоко и неразрывно связана с биосферой. Эту мысль Вернадского можно рассматривать как основное эмпирическое обобщение в логике естествознания.

 

В.И. Вернадский в разработанных им биогеохимических принципах, направленных на изучение истории атомов на нашей планете, угадал и основное направление поиска способа взаимосвязи трех реальностей — выявление организованности Космоса, которой он придавал исключительное значение, указывая, что организованность представляет собой самое характерное свойство биосферы. Геохимический подход к явлениям жизни, как подчеркивал В.И. Вернадский (1980. — С. 14—15), «вводит в закономерный, стройный мир атомов, в геометрию Космоса, явления жизни как неразрывную часть единого, закономерного целого». До В.И.Вернадского в картине научно построенного Космоса жизнь исчезала или играла ничтожную роль. Она не была связана с Космосом как необходимое закономерное звено. Нередко в философских и научных концепциях мира жизнь появлялась как самодовлеющая часть; она связывалась с научной картиной мира случайно и произвольно. Жизнь могла исчезнуть без того, чтобы в научной картине мира мироздания дрогнули и изменились бы заметным образом какие бы то ни было ее серьезные, важные черты.

 

Научный охват трех реальностей в их организованности позволил В.И. Вернадскому в 1922 г. в период разработки основных биогеохимических принципов с глубокой убежденностью предсказать неизбежность перехода человечества к освоению атомной энергии. Здесь целесообразно привести его высказывание (1922. — С. 19): «Мы подходим к великому перевороту в жизни человечества, с которым не могут сравниться все им раньше пережитые. Недалеко время, когда человек получит в свои руки атомную энергию, такой источник силы, который даст ему возможность строить свою жизнь, как он захочет. Это может случиться в ближайшее время, может случиться через столетие. Но ясно, что это должно быть». Вернадский предупреждал, что необходимо направить усилия к «лучшей организации всего человечества», чтобы атомная энергия приносила добро, а не вела к самоуничтожению.

 

Обладая глубокими познаниями в области истории науки, философии и культуры, Вернадский отчетливо сознавал огромное революционизирующее воздействие учения о биосфере на мировоззрение современного человечества, на дальнейшее развитие его практической деятельности и на духовное совершенствование личности. Не случайно поэтому особый интерес к учению В.В. Докучаева и В.И. Вернадского в последние годы стали проявлять философы в своих работах, раскрывающих тесную связь концепции биосферы с глобальными проблемами современности, с интегративными тенденциями современной науки, с широким комплексом мировоззренческих проблем.

 

Творчество В.В. Докучаева и В.И. Вернадского, обобщающее многовековые наблюдения и взаимосвязи процессов и явлений в биосфере, было целенаправленно ориентировано на создание единой целостной концепции биосферы.

 

«Есте- ственноисторическая концепция, выдвинутая и обоснованная В.В. Докучаевым, а затем усовершенствованная в работах его последователей, — как справедливо подчеркивает В.М. Федоров (1979. — С. 25), — представляет собой стройную систему, которую следует рассматривать только в ее целостном виде». Выделение отдельных элементов или звеньев этой концепции или нарушение естественного взаимоотношения между ними неизбежно ведет к серьезным теоретическим ошибкам и чревато упущениями и просчетами в практической деятельности людей.

 

Докучаевская школа дала целую плеяду естествоиспытателей — прямых учеников Докучаева, внесших крупный вклад в развитие различных отраслей естествознания, в числе которых Н.М. Сибирцев, К.Д. Глинка (почвоведение), П.А. Зе- мятчинский и Ф.Ю. Левинсон-Лессинг (минералогия и петрография), П.В. Отоц- кий (гидрология), В.И. Вернадский (генетическая минералогия и общее учение о биосфере) и др. Среди многочисленных последователей докучаевского направления в естествознании виднейшие представители отечественной естественнонаучной мысли: Г.Ф. Морозов и В.Н. Сукачев, Г.Ф. Мирчинк и Н.И. Вавилов, С.С. Не- уструев и Л.И. Прасолов, Б.Б. Полынов и Л.С. Берг и уже их последователи — Л.А. Зенкевич, Н.В. Тимофеев-Ресовский, М.А. Глазовская, Г.В. Добровольский, А.И. Пе- рельман, А.Г. Исаченко, Н.А. Солнцев, Г.В. Гегамян и др.

 

Отмечая, что возникновение учения о биосфере стало возможным в результате необычайно интенсивных экспериментальных исследований в физико-химических, биологических и геолого-географических областях естествознания, В.И. Вернадский особо подчеркивал возрастающую роль эмпирических обобщений, охватывающих природные явления целиком, во всех их связях и опосредованиях. Именно такой целостный подход к явлениям и составляет характернейшую черту типа мышления ученых-натуралистов, таких, как Леонардо да Винчи, Бюффон, Ломоносов, А.Гумбольдт.

 

Этот тип мышления стал той единственной основой, на которой естественнонаучная мысль закономерно вошла в органическую связь с науками о человеке, а учение о биосфере закономерно переросло в учение о ноосфере. Разрабатывая конкретные аспекты биосферы, В.И. Вернадский вместе с тем закладывал логико- гносеологические и методологические основы исследования взаимоотношения человечества с биосферой. Бережное отношение к этому аспекту наследия В.И. Вернадского и тщательное, кропотливое ее изучение составляют одну из важнейших задач отечественной науки.

 

Широкая панорама концепции биосферы, строящаяся В.И. Вернадским с учетом исторического развития материальной и духовной культуры человечества, служит основой для анализа проблем, с которыми столкнулось человечество в своих взаимоотношениях с природой, для разработки научных основ прогнозирования своего дальнейшего развития.

 

Теперь, опираясь на естественнонаучные труды Докучаева и Вернадского, мы вправе сказать, что включить человека в предмет естествознания можно и нужно.

 

Выявление биосферы как естественноисторической общепланетарной системы и выявление других систем, являющихся структурными подразделениями биосферы, — необходимая предпосылка для правильного понимания противоречивого единства системы «биосфера и человечество». Этим определяется масштаб и сущность процесса формирования биосферного класса наук. Этим определяется и вклад в науку Докучаева и Вернадского, учителя и ученика, которые в благодарной памяти потомков останутся как основатели общего учения о биосфере и провозвестники главной научной проблемы обозримого будущего — проблемы «биосфера и человечество».

 

Литература

 

1.         Вернадский В.И. Очерки и речи. 1922. Вып. 2.

2.         Вернадский В.И. Размышления натуралиста. Пространство и время в неживой и живой природе. 1975.

3.         Вернадский В.И. Проблемы биохимии // Тр. биохим. лаборатории. — М., 1980. Т. 16.

4.         Докучаев В.В. — М., 1949. Избр. соч. Т. 3.

5.         Ильенков Э.В. Диалектика абстрактного и конкретного. Логическое и историческое // История марксистской диалектики. — М., 1971.

6.         Тимофеев-Ресовский Н.В. Биосфера и человечество // Науч. труды. — Обнинск: Отд. Геогр. о-ва СССР, 1968. Сб. 1.

7.         Тюрюканов А.Н., Александрова В.Д. Витасфера Земли // Бюл. МОИП. Отд. биол. Т. 74. Вып. 4.

Федоров В.М. Синтетические тенденции в современном естествознании. — М., 1979.

 

 

 

К содержанию книги: Статьи Тюрюканова по биогеоценологии

 

 

Последние добавления:

 

Значение воды

 

Онежское озеро   Криогенез почв  

 

 Почвоведение - биология почвы

 

Происхождение и эволюция растений 

 

Биографии ботаников, биологов, медиков