Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

О жизни почв

Биосферно-биогеоценотический подход к сельскому хозяйству

 

О чем говорят и молчат почвы

 

Смотрите также:

 

Почва и почвообразование

 

Почвоведение. Типы почв

почвы

 

Химия почвы

 

Биология почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Криогенез почв  

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

Черви и почвообразование

дождевые черви

 

Дождевые черви

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Следы былых биосфер

 

Геохимия - химия земли

 

Гидрогеохимия. Химия воды

 

Минералогия

минералы

 

Земледелие. Агрохимия почвы

 

Справочник агронома

 

Удобрения

 

Происхождение растений

растения

 

Ботаника

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

Земледелие

 

растения

 

Тимирязев – Жизнь растения

 

Жизнь зелёного растения

 

Геоботаника

  

Общая биология

общая биология

 

Мейен - Из истории растительных династий

Мейен из истории растительных династий

 

Удобрения для растений

 

Биографии биологов, почвоведов

 

Эволюция

 

Микробиология

микробиология

 

Пособие по биологии

 

Человек тратит огромные усилия и средства на поддержание бессорняковой чистоты полей и сеяных лугов, применяя для этого мощные агротехнические, агрохимические и другие средства, не считая огромных затрат на селекцию и испытания "баловней судьбы" - сортов сельскохозяйственных культур. С биосферно-биогеоценотической точки зрения, сельское хозяйство в его растениеводческой части противоречит естественному природному процессу, а корни этого противоречия уходят далеко в доисторическую эпоху.

 

В наши дни затраты на поддержание нужного для человечества уровня сельскохозяйственной продукции настолько велики, а их кпд настолько мал, что есть основания считать причиной такого противоречия несовпадение характера и направлений (векторов) природного (биогеоценотического) и сельскохозяйственного процессов. Это противоречие раньше затушевывалось наличием огромных природных, в особенности биологических, ресурсов на нашей планете (лесных, рыбных, луговых, водных и других богатств). В настоящее время эти ресурсы в значительной степени растрачены.

 

В природных биогеоценотических системах живые организмы выступают как следящая система за любыми изменениями в среде обитания - как внешними (климатическими, гидрологическими, геохимическими), так и вызываемыми ими самими (прижизненные и посмертные метаболиты, загрязняющие и частично отравляющие среду их обитания).

 

 Избежать самоотравления от собственных выделений им помогает объединение представителей разных видов в сообщества (ценозы). Разные виды организмов в ценозе могут разлагать и использовать выделения других видов, осуществляя тем самым санитарную функцию в биосфере.

 

Именно эту санитарную работу, которую в почвах выполняют мириады микроорганизмов, грибов, актиномицетов, беспозвоночных животных и высшие растения, работу, очень четко организованную во времени и пространстве, человек добровольно взвалил на свои плечи и с великим упорством несет эту ношу в течение тысячелетий.

 

Ежегодно распахивая почву, разрыхляя ее и оборачивая пласт, человек выводит из корнеобитаемого слоя "отходы" предшествующих сельскохозяйственных растений, обеспечивая "стерильную" питательную среду для сельскохозяйственных культур. При этом он удабривает почву, убивая пестицидами инородных пришельцев. Вот вам один из примеров рассматриваемого противоречия.

 

Другой пример относится к понятию о живых организмах как о следящих системах. Каждый из нас не раз наблюдал, как после зимы в некоторый момент мгновенно трогаются в рост растения в лесах, степях, на лугах и болотах. Зеленый покров стремится максимально захватить энергию солнца, включив при этом в работу (в круговорот) вещество почв.

 

 В природе почва практически ни одного дня не бывает без зеленого покрова, дающего нам органическое вещество, кислород и многое другое. На сельскохозяйственных угодьях почва длительное время лишена зеленого покрова. После таяния снегов не сразу наступает физическая зрелость почвы, что задерживает пахоту, затем наступает время обработки почвы и сева, потом - ожидания всходов. Поля пустуют и осенью после снятия урожая.

 

Можно представить, как снижается биопродуктивность ландшафтов на полях по сравнению с постоянно вегетирующими природными сообществами, которые к тому же, имея ярусную структуру, более полно используют энергию солнечного спектра и соответственно почвенные ресурсы. Этот второй пример, иллюстрирующий рассматриваемое противоречие, показывает энергетическое преимущество биогеоценотических систем перед сельскохозяйственными, основанное на их сложной структурно-временной организованности.

 

Число примеров можно увеличить (качественное разнообразие и целебность природной биопродукции, накопление гумуса в почве под естественной растительностью и т. д.).

 

Конечно, не сегодня и не завтра великая, исторически инерционная система сельского хозяйства выйдет на новые пути, но на пороге третьего тысячелетия сельскому хозяйству неизбежно придется свою стратегию менять.

 

Радикальный подход к стратегии современного сельского хозяйства не должен содержать только критическую оценку его состояния. Как бы ни была научно объективна критика, она мало что значит без выдвижения хотя бы самых общих суждений позитивного характера. Вот несколько таких замечаний.

 

Во-первых, стратегию сельского хозяйства необходимо пересмотреть с точки зрения ее соответствия, а не противоречия природным биосферным процессам. Во-вторых, перевод сельского хозяйства на научную основу будет связан с созданием агросистем с оптимальной структурно-временной организованностью, с многокомпонентными сообществами организмов, включая высшие растения, с высокой стабильностью, минимизированной в агротехническом аспекте, но максимизированной в биологическом смысле.

 

На этом пути, по-видимому, возможно улучшение не только количественной, но и качественной структуры биопродукции (аминокислотный состав, витамины, целебные вещества, сведение к минимуму содержания в биопродукции промышленных компонентов и др.). А мы надеемся, что в дальнейшем предпочтение будет отдаваться именно качеству биопродукции, а не ее количеству.

 

Уже в далеком прошлом стихийно-эмпирически сельское хозяйство ощутило неизбежность введения некоторых биогеоценотических элементов, например, севооборота, ротации (круговращения) которого представляют собой некое подобие биогеоценоза, растянутого в пространстве и во времени (3-х - 9-польный севооборот).

 

Введение севооборота объяснялось не только экономическими, но и биологическими мотивами (утомление почвы, борьба с фитопаразитами и др.).

 

Больше того, как обязательный компонент в севооборот включались поля с многолетними травосмесями. А ведь именно в травосмесях можно увидеть прообраз агроценозов будущего. Мы уже говорили о запасах мировой флоры, из чего следует, что при должной селекции - многоплановой, а не однобокой, ориентированной только на весовую, а не на белковую урожайность, - возможно создание многокомпонентных агросистем будущего.

 

В образцовом луговодстве и лесоводстве мы также видим прообраз агроценозов будущего. Это должны быть надежные следящие системы, обеспечивающие максимальную плотность и постоянство зеленого покрова планеты. Битва за зеленый покров планеты будет генеральным направлением всей стратегии сельского хозяйства будущего. Таким образом, создание агроценозов будущего как высокоорганизованных и управляемых человеком систем, оптимизированных по количеству и качеству биопродукции, - одно из позитивных решений проблемы "Биосфера и человечество".

 

При решении вопросов, касающихся биопродуктивности, следует особо выделить два аспекта, внешне непосредственно не связанных с проблемой биосферы. Это, во-первых, вопрос о перевариваемости пищи и кормов человеком и животным и, во-вторых, вопрос о неизбежности частичной смены структуры рационов.

 

Сейчас накоплен большой материал по биогеоценотическому и химическому составу продовольствия и кормов (аминокислотный состав, каротин, протеин, жир, углеводы, зольные элементы и т. п.), издана не одна "телефонная книга" аналитических данных, проведены многочисленные исследования по перевариваемости пищи и кормов и структуре рационов. В результате всех этих работ мы приходим к выводу, что резервы кпд перевариваемости пищи и кормов достаточно велики.

 

Иными словами, при достаточно высоком уровне селекции животных, всестороннем учете биохимической структуры пищи и кормов, оценке энергетических достоинств рационов и строгом выполнении зоотехических и ветеринарных требований, перевариваемость пищи и кормов может быть реально повышена в количественном и качественном отношении, что даст возможность уменьшить посевные площади, которые можно будет использовать для повышения общей биопродуктивности.

 

Проблема питания населения необычайно многопланова. Во многих странах существуют институты питания. Пищевая индустрия достигла больших высот. Обозначаются контуры индустрии биосинтеза - микробного, дрожжевого, низших растений. Витаминные препараты стали обычным явлением. Большие возможности открывают биоорганическая химия, химия физиологически активных веществ и химия экстрактивных процессов. Не стоят на месте кормороизводство и консервирование кормов. Широкие транспортные связи позволяют совершать крупные перевозки пищевых продуктов из разных в биогеохимическом отношении провинций: морская биопродукция поступает в глубины континентов, а прибрежные страны потребляют значительные количества континентальной продукции.

 

Общая тенденция решения продовольственной проблемы, наметившаяся за последние десятилетия, связана с той или иной степенью интенсификации исторически сложившихся систем сельского хозяйствования на фоне непрерывного расширения посевных площадей. Это ведет к наращиванию технической мощи в сельском хозяйстве и к значительным затратам труда для получения того или иного количества биопродукции.

 

Распашка новых территорий, ранее занятых природными лугами, степями, саваннами, лесами и болотами, неизбежно ведет к ухудшению водного режима территорий и во многих случаях к эрозии почв. По-видимому, с этим связан великий процесс аридизации суши. И какие бы ни были обнаружены планетарные механизмы, роль антропогенного воздействия на этот процесс весьма значительна.

 

Таким образом, современные тенденции развития сельского хозяйства не содержат ничего принципиально нового. В управление сельским хозяйством еще не проникли биосферно-биогеоцено- тические подходы. Несмотря на нарастание технического оснащения сельского хозяйства, крестьянский труд по-прежнему остается тяжелым, а коренных сдвигов в повышении уровня биопродуктивности, в особенности ее стабильности, не отмечается ни на одном континенте.

 

Вместе с тем наметилась тенденция к повышению потребления мяса и молока в развитых странах, а это значит, что должно увеличиться производство кормов для животноводства, в особенности травяных.

 

Многолетние травосмеси, как мы уже говорили, больше всего соответствуют понятию агроценоза будущего. В этом смысле расширение площадей, занятых травами, не противоречит природному биогеоценотическому процессу, а это уже много значит в аспекте воссоздания зеленого покрова планеты, повышения хозяйственной биопродуктивности ландшафтов и частичного решения проблемы качества биопродукции.

 

К сожалению, мировая статистика кормопроизводства далека от совершенства. Нет четких различий в источниках кормов. Используются травы из лесов, лугов, саванн, полей, пойм и других ландшафтов. Поэтому о структуре кормовой базы судить трудно.

 

Однако существенной ее особенностью, способствующей резкому увеличению продуктивности животноводства, можно считать использование фуражного зерна, что, кстати, по силам только развитым странам. Но интенсивная распашка земель под фуражное зерно приводит к эрозии почв и другим бедам, о которых говорилось выше. Таким образом, интенсификация животноводства, основанного на фуражном зерне, дает определенный эффект приращения животноводческой биопродукции, но дорогой ценой: растратой основного капитала - почвенного плодородия.

 

Повышение почвенного плодородия за счет минеральных удобрений приводит к повышению урожайности, однако серьезной экономической оценки результатов применения минеральных удобрений, по-видимому, сейчас нет нигде в мире. Капиталистические страны, в особенности европейские, имеют источники минеральных удобрений, как правило, на территории стран Африки, Азии и Латинской Америки, во взаимоотношениях с которыми они до сих пор действуют по принципам, характерным для системы "метрополия - колония".

 

В применении минеральных удобрений есть несколько ограничивающих обстоятельств: во-первых, их относительно высокая эффективность при исходных низких урожаях снижается при повышении урожайности; во-вторых, необходима специальная селекция новых сортов с высокой отзывчивостью на удобрения, а сорт, как известно, в один год не создается; в-третьих, растения не полностью используют вносимые удобрения; в-четвертых, удобрения выносятся в грунтовые воды или атмосферу. Все эти обстоятельства в совокупности резко снижают кпд применяемых минеральных удобрений, а значит, сводят к минимуму работу многих рудников и заводов.

 

В научно-исследовательской и опытной практике применения минеральных удобрений установилась тенденция вносить на поля неограниченные дозы удобрений. Это, к сожалению, опасная тенденция, ибо применение удобрений в супердозах создает новые, дотоле не виданные биогеохимические провинции, опасные для здоровья и, по-видимому, для генетики человека. К тому же сносимые с полей удобрения и пестициды неизбежно попадают в водоемы, нарушая нормальное функционирование "кровеносной системы" территории, каковой являются реки. Например, азот усваивается всего лишь на 15 - 25 процентов, все остальное уходит в почву на глубину до 3 метров и водоемы.

 

Такому безудержному применению удобрений должна быть противопоставлена научно обоснованная концепция, которая бы включала в себя не только компоненту "оптимальных доз", но и компоненту "охраны окружающей среды".

 

Специального внимания заслуживают генетико-селекционные аспекты биопродуктивности, особенно вопросы, связанные с управлением иммунитетом растений и животных. Здесь заключен огромный ресурс биопродуктивности, скрыты факторы, стабилизирующие ее во времени. Весь природный комплекс конкретных ландшафтов, обладающих высокой биопродуктивностью (большая биомасса организмов, многообразие их видов, сбалансированная во времени и пространстве работа разных биологических групп, оптимальный режим почв и др.) нуждается не в пассивной охране, а в поддержании и управлении ими со стороны человека.

 

В наши дни эмоционально-наблюдательное отношение к охране природы заменяется на активно планируемую и управляемую деятельность людей, заботящихся о высокой биопродуктивности ландшафтов с биосферно-биогеоценотических позиций.

 

Повышение биопродуктивности ландшафтов будет связано и с созданием специальной природоохранной системы земледелия, существенный момент которой - в кратковременном или долговременном введении на части территории заповедно- переложного режима. Не надо считать это изъятием или списанием земли, скорее, это ее ремонт для дальнейшей жизни и работы. Думается, к месту будет напомнить слова В. В. Докучаева: "Народ хорошо умеет подмечать некоторые законообразности и всегда знает, как лучше использовать естественные силы природы, так что теперь отнюдь нельзя еще произнести окончательного приговора переложной системе хозяйства и сказать, что четырехпольная, семипольная и другие системы лучше ее".

 

Из всего сказанного следует, что сельскохозяйственная наука и практика не могут развиваться вне проблемы "Биосфера и человечество". На пороге третьего тысячелетия с неизбежностью встанет вопрос о коренном пересмотре и переоценке всех исторически сложившихся тенденций в сельском хозяйстве планеты. Основной мотив такого пересмотра - поиски путей соответствия сельскохозяйственных процессов природным, биогеоценотическим.

 

На биосферно-биогеоценотическом подходе к сельскому хозяйству будет базироваться стратегия сельского хозяйства будущего, основанного на повышении общей биопродуктивности без подрыва производительных сил Земли с обеспечением высокой стабильности сельского хозяйства вообще и кормовой базы в частности.

 

 

К содержанию книги: О чем говорят и молчат почвы

 

 

Последние добавления:

 

Значение воды

 

Онежское озеро   Криогенез почв  

 

 Почвоведение - биология почвы

 

Происхождение и эволюция растений 

 

Биографии ботаников, биологов, медиков