Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ

КАРТОГРАФИЯ ПОЧВ

 

Смотрите также:

 

Биография Костычева

 

Почва и почвообразование

 

почвы

Почвоведение. Типы почв

 

Химия почвы

 

Биология почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Криогенез почв  

 

Биогеоценология

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

ПАВЕЛ КОСТЫЧЕВ (1845—1895)

 

Черви и почвообразование

дождевые черви

 Дождевые черви

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Гидрогеохимия. Химия воды

 

Минералогия

минералы

 

Происхождение растений

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

Геоботаника

  

Общая биология

 

Мейен - Из истории растительных династий

Мейен из истории растительных династий

 

Биографии биологов, почвоведов

 

Эволюция

 

Микробиология

микробиология

 

Пособие по биологии

 

Задача почвенной картографии заключается в нанесении на планы и карты тех особенностей почвы, какие замечены при исследовании почв в действительности: главным образом, при этом, очевидно, имеют в виду обозначение границ, где одна почва сменяется другою; но вместе с тем на карты наносятся еще обозначения некоторых других особенностей почв, что определяется теми задачами, достижение которых имеется в виду при составлении почвенных планов и карт.

 

Составлению почвенных карт неизбежно должна предшествовать классификация почв, основанная на исследовании их. Тогда на карту наносятся почвы, соответствующие известным рубрикам классификации, и обозначаются особыми красками или знаками; очевидно, что если почвенная карта составлена удовлетворительно, т. е. если точно обозначены границы распространения каждой особой по классификации почвы, и если отмечены все особенности почв, указываемые в рубриках классификации,— при этих условиях значение почвенной карты соответствует значению классификации: карта, так сказать, графически изображает то, что требуется классификацией. Очевидно, что при неудовлетворительной классификации почв почвенные карты или не могут иметь никакого значения или же значение их будет весьма невелико.

 

Мы не будем, конечно, говорить о тех случаях, когда почвенные карты составляются на основании неудовлетворительной классификации; но считаем необходимым остановиться на рассмотрении вопроса о том, какие условия долж- пы быть выполнены при составлении почвенных карт (помимо классификации почв) для того, чтобы карты удовлетворитш предполо?кенным целям.

 

Цели составления почвенпых карт могут быть различны, а потому неодинаковы бывают и работы по составлению почвенных карт.

 

Предположим, что желательно составить почвенную карту, которая имела бы практически-хозяйственное значение; из такой карты хозяин должен получить согершенно ясное понятие о почвах, находящихся в данном месте, так, чтобы сравнительное плодородие этих почв, их особенности при обработке, их п ригодностьдля луга, леса или пашни должны быть очевидными. Кроме этого, у хозяина на основании такой карты должно составиться совершенно ясное понятие о величине поверхности, занятой каждой из особенных почв, находящихся в данном месте. Первый вопрос, который придется решить на основании этого, есть вопрос о масштабе, в котором должна быть начерчена карт,!.

 

Для решения этого вопроса мы предложим вопрос другой: положим,что у хозяина есть имение с разными угодьями: лугами, пахотной землею, лесом и т. п., и, кроме того, пахотная земля разделена на несколько полей. Если бы хозяин пожелал в точности знать, какое пространство занято разными угодьями п полями, то, сделавши съемку своего имения, он, разумеется, начертил бы план, по меньшей мере, в масштабе 100 са?кен в дюйме, а при желании большей точности в вычислении пространств под отдельными угодьями и полями избрал бы масштаб 50 сажен в дюйме, или в первом случае масштаб был бы 1/8 400, а во втором 1/4 200 Почленные карты, если желают, чтобы они соответствовали практическим требованиям хозяев, должны составляться в таком же масштабе.

 

Положение это на западе давно уже считается общепризнанным: там полагают, что почвенные карты, имеющие практическое значение, должны составляться в масштабе 1/5 000—1/6 000. Приведем в подтверждение этого отзывы некоторых лип, наиболее опытных в составлении почвенных карт.

 

Бенпигсеп-Фердер, составляя почвенную карту окрестностей Галле в масштабе 1/25 000 (около 300 сажен в дюйме), говорит при этом, что такой масштаб требует хотя и очень детального, следовательно, кропотливого исследования местности, «но для настоящих геогностическо-агрономических карт он все-таки недостаточен, так как они дол?нны составляться в масштабе планов, около 1/6 000.

 

Точно так же Орт считает полезными в практическом отношении почьенные карты в масштабе 1/5 000, и в таком же масштабе составлены две карты Фескою.

 

Понятно, однако, что когда производится составление почвенной карты целого государства, то работы в указанном масштабе являются в высшей степени обременительными; в настоящее время почвенные карты Пруссии и Саксонии составляются в масштабе 1/25 000, т. е. около 300 сажен в дюйме. Такой масштаб хотя и менее удовлетворителен в практическом отношении, но все-таки дает весьма ясное понятие о протяжении различных почв и довольно точно, может указать границы смены одних почв другими.

 

Чтобы определить степень точности обозначения границ при таком масштабе, примем во внимание, что по масштабу мы не можем ручаться за точное измерение 0,01 дюйма и, следовательно, против действительности весьма легко сделаем ошибку в 3 сажени. Если взять квадрат в 9 кв. верст, или почти в 9 375 десятин и если в нем проходит параллельно двум его сторонам граница между двумя почвами, то мы, следовательно, измеряя линии с точностью до 3 сажен, делаем ошибки ^ почти две десятины. Такая ошибка весьма невелика; но если границ будет несколько, а следовательно, несколько и почв, то ошибка в определении каждой площади будет уже значительна, в особенности если некоторые из них будут невелики. К этому присоединяется еще неточность определения границ между различными почвами: обыкновенно для этого съемок не производится, и границы наносятся Hai лаз, и, конечно, при этом неизбежны погрешности, тем более что границы между различными почвами часто бывают не резки: одна почва мало-помалу переходит в другую, и уже от произвола исследователя, от оценки его наглаз зависит решение, где следует провести границу.

 

Если взять масштаб еще мельче, например, 10 верст в дюйме, то ^практическое значение карты будет еще меньше, или, точнее сказать, карта совсем не будет иметь практического значения. В этом случае при измерении площадей по масштабу мы можем сделать ошибку в 0,1 версты, или в 50 сажен, и, следовательно, небольшие площади можем измерять уже с очень малой степенью точяости. Кроме того, при исследованиях почв для нанесения их на карту в таком масштабе в определениях границ разных почв могут быть весьма большие неточности. Тем не менее ошибочно было бы думать, что подобные карты не имеют никакого значения. Если при обозначении отдельных участков могут быть ошибки даже до 100 десятин, то для отдельных хозяев подобные погрешности будут настолько важны, что они уже не могут доверять подобным картам при оценке отдельных имений; но если, например, взять целый уезд или площадь еще большую, то при обозначении на этой площади разнообразных почв можно ожидать в разных местах противоположных погрешностей, и вследствие этого общий результат может быть удовлетворителен; кроме того, отдельные даже очень крупные ошибки по отношению ко всей площади составят незначительную часть ее, и потому на средний нывод не будут оказывать значительного влияния. Следовательно, для таких крупных единиц, как, например, уезды, почвенные карты ь указанном масштабе могут иметь важное значение.

 

В этом отношении картографические работы имеют по своему значению сходство с исследованиями статистическими, например, об урожаях, если сведения о последних собираются не из каждого имения, а только из некоторых. Собравши сведения от 20—30 хозяев, мы из них получим средний вероятный результат для уезда (если сведения получаются из мест, распределенных по уезду равномерно); но прилагать такой результат к оценке урожаев в каждом отдельном имении было бы весьма ошибочно.

 

С этой точки зрения имеют важное значение почвенные карты и в еще более мелком масштабе; но, очевидно, что значение этих карт ва?кно для общих соображений государственных, политико-экономических и т. п., относящихся к отдельным крупным единицам пространства, но было бы весьма странно, если бы какой-нибудь практический хозяин по таким картам вздумал судить о почвах в каком-либо отдельном имении.

 

К числу подобных карт можно отнести, например, почвенную карту России, изданную Департаментом земледелия и сельской промышленности, которая была составлена Чаславским.

 

По такой карте мы можем сравнивать между собою в почвенном отношении только целые губернии, но и такое сравнение будет, во всяком случае, только приблизительно, но не совсем точно. При картах еще меньшего масштаба можно, наконец, судить только в общих чертах о распределении почв в целой стране, но именно только в общих чертах, не допуская никаких суждений, при которых требуется некоторая точность в заключениях.

 

Из всего сказанного можно видеть, что значение карты определяет, между прочим, масштаб, в каком она начерчена. При десятиверстном масштабе 1 кв. дюйм = 100 кв. верстам или с лишком 10 000 десятин; целое имение в 100 десятин на карте занимает площадь в 1 кв. линию. Понятно, что требовать от подобных карт практического значения невозможно.

 

В соответствии с масштабом находится детальность почвенных исследований. В Саксонии, например, при почвенных исследованиях на каждой так называемой секции (пространство, занимающее особый лист карты) в 2,37 кв. миль делчртся от 1 ООО до 4 ООО бурений до глубины 1,2 м для определения свойств почвы и подпочвы Следовательно, если на пространство в 116 кв. верст (величина секции) приходится указанное количество буровых скважин, то на каждые 100 десятин их приходится от 10 до 40. или по одному бурению на 10— 2уг десятины средним числом, причем, конечно, в местах с изменчивой почвою и подпочвою скважин делается более, чем на местах с почвами более однообразными.

 

Почвы на картах обозначаются определенными условными красками; но кроме обозначения свойств почвы, указывается при помощи особых условных знаков и букв ее глубина, состав и мощность подпочвы, а если последняя невелика, то и свойства следующего слоя; этим обозначается профиль почвы, т. е. ее вертикальный разрез до глубины 1,2 м (в Саксонии) или до 1,5 м (в Пруссии). На краях прусских карт, кроме тою, типические профили обозначаются отдельно особыми чертежами.

 

Кроме профилей, на картах обозначается наклон почвенной поверхности, обыкнсьенно горизонталями или линиями, соединяющими места одинакового возвышении над уровнем моря. Понятно, что при более сильном наклоне линии эти лежат близко одна к другой, а при наклонах слабых удалены друг от друга. На саксонских картах две соседние линии обозначают разность высот в 10 м, а на прусских—5 м. Измеряя расстояние мз?кду линиями, мы легко можем определить величину наклона в градусах. Понятно, что все эти обозначения возможны только при юм крупном масштабе, какой избран для карт в Пруссии и Саксонии; при 10-верстном масштабе нанесение рсех этих особенностей на карту решительно неьозможно; при крупном масштабе (1/25 000) карта, занимающая большой лист почти в 300 кв. дюймов, при 10-верстном масштабе равнялась бы 1 кв. дюйму; по отсутствию указанных особенностей почв— изменчивости ее профиля и ее наклона—карты в таком мелком масштабе тоже не могут иметь практического значения.

 

 

 

К содержанию книги: П. А. Костычев - Курс лекций по почвоведению

 

 

Последние добавления:

 

Полынов. КОРА ВЫВЕТРИВАНИЯ

 

Тюрюканов. Биогеоценология. Биосфера. Почвы

 

Значение воды

 

Онежское озеро   Криогенез почв  

 

 Почвоведение - биология почвы

 

Происхождение и эволюция растений 

 

Биографии ботаников, биологов, медиков