Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Фитоценология - геоботаника

СТРАНИЦА ДЛЯ БУДУЩЕЙ ИСТОРИИ ФИТОСОЦИОЛОГИИ

 

В. Н. СУКАЧЕВ

 

Смотрите также:

 

Ботаника

 

Геоботаника

 

Палеоботаника

 

Палеогеография

 

Геология

геология

 

Геолог Ферсман

 

Минералогия

минералы

 

Почва и почвообразование

 

Почвоведение. Типы почв

почвы

 

Химия почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Происхождение жизни

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

 Биографии ботаников, почвоведов

Биографии почвоведов

 

Эволюция

 

Фитосоциология, или учение о растительных сообществах, как отдельная отрасль ботаники начинает обособляться лишь в самое последнее время.

Не прошло еще и четверти века, как впервые было определенно заявлено в литературе И. К. Пачоским (1891), что фитосоциология (или флорология, как первоначально он ее назвал), имея своим объектом растительное сообщество, не может быть объединена в одно с географией растений, имеющей другой объект своего изучения, именно ареал вида. С тех пор накопившийся материал по изучению растительных сообществ вполне подтвердил эту мысль Пачоского. Особенно в этом отношении много сделано лесоводами. Собранный ими материал о жизни леса, которому нет равного в отношении других типов растительности, дал возможность создать Г. Ф. Морозову совершенно самостоятельно стройное учение о лесе как социальном организме. С этого момента идея фитосоциологии стала на твердую почву, и есть полное основание думать, что ее развитие в дальнейшем вполне обеспечено.

 

Но в недолгой истории фитосоциологии есть крайне интересная страница, до сих пор остававшаяся мало кому известной и недостаточно оцененной. Я имею в виду две небольшие, но очень содержательные статьи П. Н. Крылова, напечатанные еще в 1898 г. Эти статьи представляют собою публичные лекции, прочитанные П. Н. Крыловым, когда он еще был в Томском университете, в серии лекций по естествознанию и сельскому хозяйству Томского края, организованных бывшим Томским отделом императорского Московского общества сельского хозяйства. Первая лекция носит название «Очерк растительности Томской губернии», вторая — «Тайга с естественноисторической точки зрения». Так как они напечатаны в малоизвестном сборнике, то я считаю нелишним привести здесь выдержки из первой статьи, характеризующие взгляды автора в интересующей нас области и свидетельствующие, что автор их еще тогда ясно представлял себе идею фитосоциологии. Там мы читаем:

 

«Тщательное изучение флоры различных местностей привело наблюдателей к заключению, что группировка растительного населения находится в большой зависимости, кроме указанных местных причин, также и от соотношений между самими растениями, которые как живые существа, обитающие совместно, должны неизбежно влиять известным образом друг на друга.

 

Раз заняв известную территорию и размножаясь, растения стремятся использовать., так сказать, всю ее площадь, насколько, конечно, тому благоприятствуют указанные местные условия. Размножение идет очень быстро, так как редкое растение приносит семена в ограниченном количестве, например десятками, обыкновенно же сотнями ж тысячами штук, да, кроме того, очень многие растения обладают способностью размножаться еще бесполым путем при помощи корневищ, ждубней и проч. Вследствие этого площадь района вскоре оказывается совершенно использованной: не остается ни одного вершка удобной земли, который не был бы занят особями того или другого вида. Но размножение продолжается из года в год беспрерывно. Ежегодно новые моколения этих растений в виде ли семян или молодых корневидных жобегов, разбросанные по той же площади, стремятся отстоять раз данное шм право на жизнь. Они прорастают, стараются укорениться в тесно занятой почве, усиленно вытягивают свои слабые стебельки, чтобы вос- жользоваться-необходимым для них светом. .

 

Но не всем это удается; раньше шх завладевшие почвой, уже разросшиеся и окрепшие растения благодаря достаточному запасу строительных материалов, накопленному в их зимующих корнях и корневищах, имеют возможность быстро выгонять жрупные листья и высокие стебли, которыми и глушатся нежные стебельки всходов; они погибают тысячами, и лишь очень немногие из них, наиболее сильные, пользуясь притом какими-либо особенно благоприятными условиями, имеют возможность укорениться и дотянуться до необходимого им света. Раз это сделано, молодые растения, укрепившись, на- танают уже сами теснить своих соседей и нередко пересиливают их, .сами отнимают у них свет и почвенный питательный материал и в конце концов совсем заглушают, губят их и завладевают их местом в природе.

 

Такая борьба ведется из года в год на каждом лужке, на каждой полянке, ласкающей наш взгляд своей пышной зеленью и кажущимся спокойствием, среди ее как будто миролюбивого населения. Между тем, борьба идет ожесточенная, упорная, немилосердная: раз какая-нибудь особь заплошала или устарела, оказалась недостаточно сильной для сопротивления, она должна погибнуть и уступить свое место другим, более энергичным и жизнеспособным особям.

 

Результат такой борьбы за жизнь, конечно, лишь в том случае будет равномерным, т. е. поведет к относительному постоянству видового состава растительного населения, если все породы растений, т. е. виды, будут одинаково приспособлены ко всем условиям данной местности. Недостаточно приспособленные виды, если они оказались по каким-либо причинам в сообществе с остальными, будут быстро исключены из этого состава. Но этой одинаковой приспособленности к известным условиям существования еще недостаточно для жизненной конкуренции между членами сообщества; необходимо допустить еще приспособленность этих членов по отношению друг к другу или в смысле равной сопротивляемости, или же известной подчиненности одного другому. Так, например, шансы для борьбы были не равны, если бы какой-нибудь вид, растущий в сообществе с другим, не обладал способностью одинакового с ними быстрого или сильного развития и в то же время не выработал бы в себе свойства довольствоваться, например, меньшим освещением. Конечно, при этих условиях он страдал бы от недостатка света, что и делало бы его непригодным для совместного с ним существования. Значит такое растение может сохраниться в сожительстве с другими лишь в том случае, если оно разовьет в себе способность не отставать в быстроте и силе роста от других своих сожителей, что имеет важное значение в сообществах лугового типа, где все члены являются как бы равноправными; или же, наоборот, если приспособит свой организм к возможно полной утилизации рассеянного света, что имеет место, например, в растительных сообществах лесного типа. В самом деле, растения, обитающие в тенистых лесах, так приспособились к слабому освещению, что гибнут, будучи перенесены по каким-либо причинам в условия яркого света

 

Таким образом, социальные отношения между растительными формами должны оказывать влияние на строй образуемого ими покрова, так как они ведут к образованию социальных групп — растительных общин и ассоциаций, состоящих из известных, приспособившихся друг к другу и к местным условиям членов, находящихся между собою в равновесии, хотя, правда, равновесии очень напряженном. Вот с такими-то ассоциациями неминуемо и должен столкнуться наблюдатель, желающий проникнуть поглубже в сущность флоры какой-либо страны» (Крылов, 1898а, стр. 4—7).

 

Но эти социальные отношения между растениями слишком мало изучены; наука, в область которой они входят и которую можно назвать фитосоциологией, еще так молода, что не выработала даже таких основных понятий, как, например, более или менее определенные представления о социальной единице. Попытка выделить такие, соответствующие указанному понятию социальные группы, из общего фона растительного ковра имеет некоторый успех лишь в том случае, если эти группы являются более резко очерченными, отличаются большим постоянством состава; к ним стараются даже приурочить название растительных формаций, хотя под этим именем некоторыми флористами понимается нечто иное — именно 'физиономические группы растений, часто имеющие между собой очень мало общего по своему составу. Так, например, под луговой формацией понимается растительность лугов, которые в разных странах могут быть составлены из неодинаковых видов растений. Чтобы избежать путаницы в этих понятиях, приходится называть такие физиономические группы иначе, например типами.

 

«Указанными социальными отношениями между растительными формами не исчерпываются еще причины различных оттенков в растительном покрове. Несомненно, тут должны иметь место еще и отношения, существующие между растительным и животным миром» (Крылов, 1898а, стр. 7). Указывая далее, что эти отношения еще очень мало изучены, Крылов отмечает, что из представителей животного мира человек оказывает наиболее резкое влияние на растительность.

 

Эти выдержки ясно говорят, насколько уже тогда, почти двадцать лет тому назад, для Крылова ясна была идея фитосоциологии, и заставляют бесспорно считать его одним из пионеров этой молодой отрасли знания.

 

 

 

К содержанию книги: Сукачёв - ПРОБЛЕМЫ ФИТОЦЕНОЛОГИИ

 

 

Последние добавления:

 

Сукачёв. БОЛОТОВЕДЕНИЕ И ПАЛЕОБОТАНИКА

 

ГЕОХИМИЯ ЛАНДШАФТА

 

Жизнь в почве

  

Агрохимик и биохимик Д.Н. Прянишников

 

 Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ

  

Тюрюканов. Биогеоценология. Биосфера. Почвы

 

Почвоведение - биология почвы