Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Почвоведение и география почв

ВВЕДЕНИЕ. ПОЧВОВЕДЕНИЕ КАК ОТРАСЛЬ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ. ИСТОРИЯ, ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ НАУКИ

 

глазовская

М.А. Глазовская

 

Смотрите также:

 

Почва и почвообразование

 

Почвоведение. Типы почв

почвы

 

Фитоценология - геоботаника

 

Химия почвы

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Происхождение жизни

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

Черви и почвообразование

дождевые черви

 

Дождевые черви

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Минералогия

минералы

 

Земледелие. Агрохимия почвы

 

Справочник агронома

 

Удобрения

 

Происхождение растений

растения

 

Ботаника

 

Биология

биология

 

Эволюция биосферы

 

Земледелие

 

зелёные растения

 

Геоботаника

 

Общая биология

 

Биографии биологов, почвоведов

Биографии почвоведов

 

Эволюция

 

 

Додокучаевский период развития почвоведения

 

В 1765 г. в Петербурге было основано Вольное экономическое общество — первое сельскохозяйственное общество России. Оно ставило своей задачей «сообщать любезным своим согражданам» новые полезные сведения в области земледелия и экономии, ставить опыты по проверке тех или иных приемов, изобретенных «чужестранными народами», а также «всевозможное приложить старание, чтоб подробно узнать внутреннее состояние здешних провинций, открыть их недостатки и изыскать полезные к отвращению тех недостатков средства».

 

Особое внимание естествоиспытателей и экономистов второй половины XVIII и XIX вв. привлекал русский чернозем — плодороднейшая почва, источник богатства: на нем выращивалась пшеница — один из главных предметов торговли России с Европой. В чем причина плодородия чернозема, как его сохранить, каким образом образовалась эта почва— вот вопросы, интересовавшие крупнейших ученых того времени.

 

Одна из первых научных гипотез о происхождении чернозема была высказана еще в 1763 г. М. В. Ломоносовым. В книге «О слоях земных» он писал: «Его происхождение не минеральное, но из двух прочих царств натуры, из животного и растительного всяк признает». Рассмотрев свойства чернозема, Ломоносов приходит к заключению: «Из доказательных обстоятельств заключили мы, что чернозем из согнития животных и растущих тел происходит» Именно эта идея Ломоносова, как будет показано далее, нашла через сто лет подтверждение и развитие в трудах В. В. Докучаева. О черноземе в XVIII в. писали и другие ученые, такие, как проф. М. А. Афонин (1770), проф. И. М. Комов (1789), но они не ставили вопроса о происхождении этой почвы.

 

В программу деятельности Вольного экономического общества входил сбор материалов об агрономическом достоинстве различных почв. Для этого по губерниям и уездам рассылались специальные вопросники. В одном из них, относящемся к 1790 г., предлагалось составить «показания обрабатываемой в каждом уезде земли», описать «состояние почвы, чернозем ли, глинистая, песчаная и неплодородная, и как по доброте ее в каждом уезде различается».

 

Наряду с Вольным экономическим обществом сведения о почвах собирали статистики Департамента сельского хозяйства Министерства государственных имуществ.

 

Накопленные материалы были обобщены К. С. Веселовским. Им была составлена первая «Почвенная карта Европейской России» '(масштаб 200 верст в 1 дюйме). На ней были выделены почвы черноземные, болотистые, тундровые, солонцеватые, глинистые, суглинистые, супесчаные, песчаные, иловатые, меловые, каменистых мест, т. е. в основу выделения почв были положены различные признаки: в одних случаях — наличие органического вещества (черноземы), в других — характер растительности (тундровые, болотистые), в третьих — механический состав (песчаные, глинистые и т.д.). Естественно, что научная ценность этой карты была невелика. В 1879 г. появилась более крупная по масштабу и более детальная почвенная карта Европейской России, составленная для налогового обложения В. И. Чаславским. В ее основу также положены статистические данные, собранные опросным путем, поэтому она имела те же недостатки, что и карта Веселовского, и главный недостаток — отсутствие руководящей идеи в классификации и закономерностях распространения картируемых объектов. В. В. Докучаев по поводу карты В. И. Чаславского писал: «...Карта 1879 г. поражает нас своей удивительно беспорядочной пестротой. Никакой причинности существования здесь и там тех или других почв, никакой генетической связи между ними, никакой правильности, никакой закономерности в их распределении мы не видим на карте» Ч

 

В значительно лучшем состоянии находилось к этому времени агрономическое почвоведение. Наиболее известным и ярким его представителем был крупный ученый-агроном профессор Лесного института Павел Андреевич Костычев (1845—1895) —основатель научного агрономического почвоведения в России, автор первого учебника «Почвоведение», изданного в 1886 г. В отличие от господствовавших в. Западной Европе агрогеологических представлений о почвах Костычев связывал свойства почв прежде всего с жизнедеятельностью растений и микроорганизмов. В центре внимания Костычева находились плодородие почв, способы его сохранения и повышения. Он работал в тот же период, что и В. В. Докучаев. По выражению ученика и последователя Докучаева проф. Н. М. Сибирцева, П. А. Костычеву принадлежит в ряду основателей научного почвоведения одно из первых двух мест. Особое внимание Костычев уделял, черноземам. В работе «Почвы черноземной области России» (1886) им рассмотрены факторы и процессы образования гумуса, хорошей водопрочной структуры черноземов и изложена система мероприятий по сохранению и увеличению плодородия этих почв.

 

Основную задачу почвоведения П. А. Костычев видел «в изучении свойств почв по их отношению к жизни растений». «Мы, — писал П. А. Костычев, — выделяем верхний слой земли до той глубины до которой доходит главная масса растительных корней, и называем этот слой почвой» . Мощность почвы, по Костычеву, зависит от рода выращиваемых растений. Он пишет: «...Когда хозяин наших черноземных мест разводит лес и притом такие древесные породы, которые имеют глубокие корни, то он по необходимости под лесом должен считать почвой слой более глубокий, чем при возделывании полевых культурных растений» , т. е. Костычев рассматривал почвоведение как прикладную агрономическую науку. Ему принадлежит первенство в разработке ряда крупных проблем почвоведения как части агрономической науки.

 

В. В. Докучаев — основоположник научного почвоведения и учения о ландшафтах.

 

Несмотря на внимание к черноземам со стороны агрономов и ряда крупных естествоиспытателей-путешественников XIX в. (натуралист Б. С. Паллас, палеонтолог Э. И. Эйхвальд, геоботаник Ф. И. Рупрехт), выдвинувших ряд гипотез происхождения черноземов (морскую, ледниковую, болотную, растительно-наземную), свойства, распространение, истинное происхождение, а главное — причины уменьшения при длительной распашке и бессменной культуре пшеницы плодородия этих уникальных почв оставались к 80-м годам XIX в. почти неизвестными. В связи с этим Вольное экономическое общество организовало в 1876 г. специальную Черноземную комиссию. В эту комиссию был приглашен молодой геолог, работавший на кафедре геологии и минералогии Петербургского универсистета, Василий Васильевич Докучаев (1846—1903).

 

Докучаев был известен как активный член Вольного экономического общества, Петербургского общества естествоиспытателей, Минералогического общества, на чьи небольшие средства он осуществлял экспедиции по изучению четвертичных отложений, строения и истории развития речных долин и оврагов. В многочисленных докладах, в ряде статей («Предполагаемое обмеление рек Европейской России», «Овраги и их значение», «По вопросу осушения болот вообще и в частности об осушении Полесья») и в фундаментальной работе «Способы образования речных долин Европейской Рос-

сии», защищенной в 1878 г. в качестве магистерской дис- Портрет В. В. Докучаева (1846—1903) сертации, Докучаев выступал как вдумчивый, исключительно точный, четкий и разносторонний исследователь. Поэтому приглашение его в Черноземную комиссию не было случайным.

 

В. В. Докучаев разработал программу работ Черноземной комиссии, включающую геолого-географические и физико-химические исследования чернозема. Полевые геолого-географические исследования проводились самим Докучаевым в летние каникулы 1877 и 1878 гг. Он проехал по черноземным областям (главным образом на лошадях) около 10 000 верст, провел сотни описаний почвенных разрезов, геологии, рельефа, растительности и собрал многочисленные образцы почв и почвообразующих пород для анализов. В статье «Ход и главнейшие результаты предпринятого Вольным экономическим обществом исследования русского чернозема» Докучаев в 1881 г. писал: «Мне предстояло решить такие коренные задачи: что вообще следует называть почвой? Какая ее толщина, строение и положение должны быть признаны нормальными? Что такое самое название чернозем? На какие естественные типы он может быть подразделен? Следует ли при научном определении и классификации чернозема, равно как и других почв, брать во внимание все, хотя бы и случайные, так сказать аномальные, вторичные, по месту залегания, почвы уже с сильно измененными свойствами? Какие общие законы руководили распределением чернозема и других почв по Европейской России? Какие принципы должны лечь в основу при составлении черноземных карт? Какой, в конце концов, способ происхождения данной почвы и почему нет ее на огромных пространствах северной, центральной и юго-восточной России? Где виновники действительно замечательного плодородия чернозема?» И далее Докучаев писал: «Я исключительно преследовал общие задачи и стремился, по возможности, изучить чернозем с научной, естественноисторической точки зрения. Мне казалось, что только на такой основе и после твердой установки этой основы и могут быть построены различного рода действительно практические меры к поднятию сельского хозяйства черноземной полосы России»  .

 

В 1881 г. Докучаев завершил исследование черноземов, а в 1883 г. была опубликована его монография «Русский чернозем». Впоследствии крупнейший ученый геохимик ученик Докучаева В. И. Вернадский писал, что чернозем сыграл такую же роль в развитии почвоведения, 'как кальцит в кристаллографии, лягушка в физиологии и бензол в органической химии. В результате проведенных исследований Докучаев не только выяснил происхождение черноземов, их свойства, изменчивость в пространстве и пределы распространения, но и-пришел к новым представлениям о почвах вообще, заложил основы особого сравнительного почвенно-геогра- фического метода исследования. Докучаев показал, что почва представляет собой сложное образование, морфологически и химически хорошо отличимое от рыхлых отложений, из которых она образовалась, и мощность ее отнюдь не ограничивается пахотным или наиболее корнеобитаемым слоем. Она состоит из совокупности горизонтов и постепенно переходит на глубине 1,60—2,00 м и более в неизмененную породу. Для черноземов типичны мощный темноок- рашенный обогащенный органическим веществом гумусовый горизонт А, переходный горизонт В с отдельными гумусовыми пятнами и кар-манами, ходами землероев (кротовинами) и многочисленными прожилками и округлыми стяжениями извести (названными им белоглазкой), сменяющийся материнской или почвообразующей породой С.

 

В. В. Докучаев установил, что распространение черноземов ограничено степной зоной и что на всем протяжении зоны в почвах сохраняется черноземный тип профиля, хотя мощность горизонтов, особенно гумусового, изменяется в связи с изменениями климата и положения почвы на том или ином элементе рельефа. Мощность гумусового горизонта и содержание гумуса в черноземах уменьшаются с севера на юг параллельно увеличению сухости климата. Эту закономерность он продемонстрировал на специальной карте изогумусовых полос. В. В. Докучаев выяснил также, что черноземы «горовые», располагающиеся на возвышенных равнинах, более гу- мусны, чем черноземы на склонах. Он показал также, что в одних и тех же условиях рельефа и климата мощность горизонтов и содержание гумуса изменяются в зависимости от материнских пород: на лёссах (при прочих равных условиях) черноземы мощнее и более гумусны, чем, например, на элювии гранитов, хотя и в последнем случае сохраняется типичный профиль чернозема. Лишь при смене степной растительности на лесную профиль почвы и характер горизонтов существенно изменяются.

 

Многочисленные факты, их сопоставление и последовательный логический анализ привели Докучаева к выводам большого теоретического значения. На примере чернозема Докучаев доказал, что почвы представляют собой особые естественноисторические тела подобно минералам, растениям и животным, и дал определение понятию «почва»: «Я предложил бы разуметь под почвой исключительно только те дневные или близкие к ним горизонты горных пород (все равно каких), которые были более или менее естественно изменены взаимным влиянием воды, воздуха и различного рода организмов — живых и мертвых, что и сказывается известным образом на составе, структуре и цвете таких продуктов выветривания. Где этого условия нет, там нет и естественных почв, а есть или искусственная смесь, или горная порода»

 

В. В. Докучаев установил, что почвы имеют определенный генетический профиль, особенности которого определяются климатическими условиями, характером растительности, деятельностью населяющих почву животных, составом и свойствами материнской породы, условиями рельефа, в которых образуется почва, а также продолжительностью почвообразования, или возрастом почвы (фактором времени, как его называл Докучаев). Если все «почво- образователи» на определенной территории одинаковы, то и образующиеся при их взаимодействии почвы будут одинаковыми. При изменении хотя бы одного из них наблюдаются большие или меньшие изменения и в почвах. Следовательно, почвы распространены на земной поверхности не беспорядочно, а находятся в соответствии с распределением и определенными сочетаниями факторов почвообразования. Из этих теоретических положений, совершенно по новому раскрывающих объект исследования, вытекали и основные методические приемы изучения почв, впервые разработанные и примененные Докучаевым. Основа метода — сравнительно-географическое изучение почв в совокупности с факторами почвообразования — климатом, геологией местности, формами, генезисом и возрастом рельефа, растительностью и животным населением, т. е. со всеми компонентами ландшафта;а на распаханных территориях — и способами использования земель.

 

Разработанный Докучаевым комплексный сравнительно-географический метод исследования почв и поныне является руководящим при изучении генезиса и географии почв и составлении почвенных карт. Еще до проведения полевых исследований собирают сведения об условиях почвообразования: изучают серии специальных карт (геологических, четвертичных отложений, геоморфологических, растительности, гидрогеологических) и соответствующую литературу. Собирают и анализируют данные метеорологических станций, тщательно анализируют топографические карты, аэрофотоснимки, ,а в последнее время и космические снимки.

 

На изучаемой территории серии почвенных разрезов проектируют и закладывают таким образом, чтобы были охарактеризованы почвы на различных элементах рельефа, на различных породах, « различных условиях увлажнения, под различной естественной растительностью и на сельскохозяйственных угодьях с той или иной системой использования.

 

Сопоставление изменений морфологического профиля почв, их химических и физических свойств с изменением того или иного фактора или их совокупности позволяет установить определенные связи между морфологией и свойствами почв и факторами почвообразования, вскрыть причины, приведшие к образованию тех или иных свойств почв, выявить закономерности изменения в пространстве самих факторов и связанных с ними почв. Лишь на основании такого всестороннего сравнительно-географического анализа можно составить почвенную карту со'строго обоснованными, не случайными почвенными контурами, вскрывающую все разнообразие свойственных данной территории почв и закономерности их распределения.

 

Именно перечисленные принципы были положены Докучаевым в основу составленной им «Схематической почвенной карты черноземной полосы Европейской России» (1882). Это была первая настоящая почвенная карта, разработанная на основании полевых исследований, профильного изучения лочв и глубокого сравнительно-географического анализа.

 

Докучаевым было открыто царство новых природных-объектов, «четвертое царство природы», как назвал его Докучаев, природных тел, в которых сложно сочетаются и взаимодействуют элементы живой я неживой природы: живые растения и животные, продукты нх разложения, минералы горной породы, вода и воздух. В результате их взаимодействия изменяются окраска, структура, состав поверхностных горных пород, их первоначально однородная толща расчленяется на горизонты, среди которых постоянно присутствует -обогащенный специфическим органическим веществом гумусовый горизонт, венчающий почвенный профиль. Работу «Русский чернозем» Докучаев защитил в качестве докторской диссертации. Он получил степень доктора геогнозии и минералогии и возглавил в Петербургском университете кафедру минералогии и кристаллографии.

 

В 1882 г. Докучаев с группой студентов, своих учеников, по предложению Нижегородской земской управы начал почвенные исследования в бывшей Нижегородской губернии. Задача исследований — составление почвенной карты всей территории губернии и оценка земель для исчисления поземельного налога. Это была первая работа, выполненная новыми методами по широкой комплексной программе для определенных практических целей. В процессе ее выполнения отрабатывалась намеченная Докучаевым методика исследования, углублялись и расширялись знания о почвах и их связях с факторами почвообразования. Последнему благоприятствовало разнообразие природных условий и положение Нижегородской губернии на стыке степной, лесостепной и лесной зон. Результаты работ были опубликованы в 14 томах под названием «Материалы Нижегородской экспедиции». В первом томе изложены основные теоретические положения почвоведения, дано определение понятия «почва» и приведена основанная на новых генетических принципах классификация почв.

 

Нижегородские работы послужили образцом для организации почвенных исследований губернскими земствами в Полтавской, Новгородской, Псковской, Владимирской, Ярославской, Самарской и Саратовской губерниях. Почвенные исследования в Полтавской губернии проводились также под руководством Докучаева, а затем к руководству работами стали привлекать новые молодые кадры, прошедшие школу почвенных исследований у учеников Докучаева— Н. М. Сибирцева, К- Д. Глинки, П. В. Отоцкого и др.

 

Из поколения первых докучаевцев, принимавших участие в нижегородских, полтавских и других работах и образовавших ядро докучаевской школы, вышел ряд крупных ученых с мировым именем не только в почвоведении, но в ряде смежных областей естествознания. В работах этих ученых влияние докучаевского подхода— исследование природных явлений в их взаимосвязи и взаимодействии, в их становлении и развитии. Среди них Н. М. Сибирцев, и К- Д. Глинка, о деятельности которых будет речь впереди, крупнейший русский минералог и геохимик, творец учения о биосфере В. И. Вернадский, крупный петрограф Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, почвовед и минералог П. А. Земятченский, гидрогеолог П. В. Отоц- кий, известные ботаники-географы А. Н. Краснов и Г. И. Танфиль- ев, гидролог Г. Н. Высоцкий, агрономы П. Ф. Барков, Н. А. Адамов.

 

В 1888 г. при Вольном экономическом обществе под председательством Докучаева была создана специальная Почвенная комиссия. Она объединила не только университетских учеников Докучаева, но и многих лиц, занимавшихся в смежных с почвоведением областях. Комиссия начала работу по составлению почвенной карты Европейской России, которую закончила в 1902 г. В 1899 г. Почвенная комиссия стала издавать журнал «Почвоведение», который выходит по настоящее время.

 

В 1891 г. большую часть черноземных областей России постигла жестокая засуха. Выяснению причин периодических засух и рассмотрению комплекса мероприятий по их предотвращению Докучаев посвящает книгу «Наши степи прежде и теперь». Усиление засух и истощение черноземов Докучаев видел в неправильном ведении сельского хозяйства. Он писал, что экономическая отсталость России, незнание истощили почвы, что русское сельское хозяйство имеет характер азартной биржевой игры. В 1892 г. он организует при Лесном департаменте «Особую экспедицию по учету различных способов и приемов лесного и водного хозяйства в степях России». Программа работ экспедиции, составленная Докучаевым и Сибир- цевым, предусматривала выбор в различных частях степной зоны участков для организации метеорологических станций и проведения опытов по влагозадержанию и защитному лесоразведению. Докучаев выбирает три типичных участка. Первый — в Воронежской губернии. Он включал большой массив целинной степи — так называемую Каменную степь и два типа леса — Хреновской бор и дубовый Шипов лес.

 

Второй участок — Старобельский — был выбран на водоразделе рек Дона и Донца в более южной степи. Еще южнее, между Донцом и Днепром, был выбран третий Великоацадольский участок, где среди южной степи находился единственный искусственный лесной массив — Великоанадольское лесничество.

Организация станций и опытных участков положила начало изучению водного и теплового реэкима черноземных почв и влияния на их свойства лесной растительности. Особенно большую роль в организации и проведений полевых стационарных исследований сыграл Г. Н. Высоцкий — первый директор Великоанадольской опытной станции. На основании изучения водного режима почв под степной и лесной растительностью в различных условиях микрорельефа Г. Н. Высоцкий установил основные типы водно-солевых профилей лесных и степных почв и типы водно-солевого режима, т. е. изменения количества солей и содержания влаги в почвенном профиле на различных глубинах в течение года. Г. Н. Высоцкий своими исследованиями в области гидрологии почв, метеорологии, геоботаники, лесоводства и агрономии значительно расширил и углубил докучаевский сравнительно-географический метод исследования почв.

 

Изучение динамики почвенных процессов, способов сохранения и повышения плодородия черноземных почв, защиты их от эрозии проводятся на организованных Докучаевым опытных станциях уже в течение 80 лет. Настоящий широкий размах оно получило уже в годы Советской власти. Каменностепская опытная станция в 1946 г. была преобразована в Институт земледелия центральной черноземной полосы им. Докучаева.

 

С 1892 по 1895 г. Докучаев был директором Ново-Александрий- ского сельскохозяйственного института. За это время он существенно улучшил систему преподавания сельскохозяйственных дисциплин в соответствии с требованиями сельского хозяйства и организовал первую самостоятельную кафедру почвоведения. Заведовать кафедрой стал ближайший ученик и соратник Докучаева проф. Н. М. Сибирцев (1860—1900)—автор первого учебника «Почвоведение» (1889), в котором систематически изложены основы докучаевского учения о почвах.

 

Уже в первых работах, в «Русском черноземе», в трудах Нижегородской и Полтавской экспедиций Докучаев развивает идею географической зональности почвенного покрова и тесной связи почв с зонами природы. Эта же идея положена в основу схемы классификации почв Н. М. Сибирцева (1898).

 

В 1898—1900 гг. Докучаев изучает почвы Кавказа, посещает Туркестан, Закаспийскую низменность, изучает близ Чарджоу новообразования гипса в песках, так называемые репетекские гипсы. Эти поездки дают Докучаеву дополнительный материал для обоснования законов горизонтальной и вертикальной зональности ландшафтов и почв. Учение о зональности было изложено им как целостная научная теория в работах 1898—1899 гг.: «Место и роль современного почвоведения в науке и жизни», «Почвенные зоны вообще и почвы Кавказа в особенности», «О зональности в минеральном царстве» и в обобщающей работе «К учению о зонах природы. Горизонтальные и вертикальные почвенные зоны». Иллюстрацией закона зональности стала схема почвенных зон северного полушария, составленная Докучаевым для всемирной Парижской выставки 1900 г., на которой демонстрировалась также коллекция русских почв, получившая почетный диплом—высшую награду выставки.

 

Идея зональности почв была отражена и на почвенной карта Европейской России, опубликованной в 1900 г. Докучаевым было выделено в северном полушарии пять горизонтальных почвенных зон, которые он рассматривал одновременно и как зоны естествен- ноисторические, или природные, а также и как зоны различных способов ведения сельского хозяйства: бореальная, или тундровая,, таежная с «подзолами», «белунами» и массой болот, черноземная зона с черноземами и каштановыми почвами, зона «аэральная» с лёссовыми, каменистыми, песчаными и засоленными почвами и- зона краснозема, или латерита. Вертикальные почвенные зоны в направлении от подножий гор к вершинам повторяют горизонтальные в обратном порядке.

 

При выделении зон Докучаев подчеркивал, что «...начерченная ...картина горизонтальных почвенных (а следовательно, и естест- венноисторических) зон есть схема, если угодно закон, но, к счастью для человечества вообще и великой России в особенности, к счастью для культуры, такого мертвящего, сухого, так сказать, математического однообразия нет в природе» Изрезанность береговой линии материков, наличие возвышенностей создают «иное- распределение климата, осадков, теплоты, а вместе с этим и иное- местное географическое распределение растительных и животных организмов. Поэтому уже a priori нужно было ожидать, что горизонтальные почвенные и естественноисторические зоны должны там и здесь претерпевать более или менее существенные отклонения и нарушения их идеальной правильности» . Действительно,, как показали последующие исследования почвоведов и географов,, проявление горизонтальной и вертикальной зональности на различных континентах и их отдельных частях весьма многообразны. В учении о зонах природы В. В. Докучаева нашла воплощение- идея взаимосвязи и взаимодействия, являющаяся одним из основных законов материалистической диалектики. В 1849 г. в «Диалектике природы» Ф. Энгельс писал: «Взаимодействие — вот первое, что выступает перед нами, когда мы рассматриваем движущуюся материю в целом с точки зрения теперешнего естествознания» .

 

В. В. Докучаев статью «К учению о зонах природы» (1899) начинает следующими словами: «Не подлежит сомнению, что познание природы — ее сил, стихий, явлений и тел — сделано в течение- XIX столетия такие гигантские шаги, что самое столетие нередко- называется веком естествознания, веком натуралистов... Всматриваясь внимательнее в эти величайшие приобретения человеческого- знания..., особенно после работ Лавуазье, Ляйэля, Дарвина, Гельм- гольца и др., нельзя -не заметить одного весьма существенного и> важного недочета... Изучались главным образом отдельные тела — минералы, горные породы, растения и животные — и явления,. отдельные стихии — огонь (вулканизм), вода, земля, воздух ...ноне их соотношения, не та генетическая, вековечная, и всегда закономерная, связь, какая существует между силами, телами и явлениями, между мертвой и живой природой... А между тем именно эти соотношения, эти закономерные взаимодействия и составляют сущность познания естества... лучшую и высшую прелесть естествознания»  .

 

Докучаев отчетливо представлял общее естественнонаучное значение созданной им науки о почвах. В статье «Место и роль современного почвоведения в науке и жизни» Докучаев писал: «Как, известно, в самое последнее время все более и более формируется^ и обособляется одна из интереснейших дисциплин... именно — учение о тех многосложных и многообразных соотношениях и взаимодействиях, а равно и о — законах, управляющих вековыми изменениями их, — которые существуют между так называемой живой и мертвой природой, между а) поверхностными горными породами пластикой земли, с) почвами, d) наземными и грунтовыми во- дами, е) климатом страны, f) растительными и g) животными ор- ганизмами (в том числе и даже главным образом низшими) и г человеком, гордым венцом творения... Эта еще очень юная, но зато исполненная чрезвычайного, высшего научного интереса и значения дисциплина с каждым годом делает все новые и новые успехи... приобретает себе все более и более деятельных, энергичных и^ главное, страстно любящих свою науку работников и адептов; и уже недалеко то время, когда она по праву и великому для судеб - человечества значению займет вполне самостоятельное и почетное место, с своими собственными, строго определенными задачами и методиками, не смешиваясь с существующими отделами естествознания ни, тем более, с расплывающейся во все стороны географией»

 

Критическое отношение Докучаева к географии конца XIX в. было вполне понятно, так как в те времена география была в значительной мере описательной наукой. Связи между отдельными географическими науками были слабые.

 

В. В. Докучаев стал основоположником нового направления в географии. Именно такую оценку дал творчеству Докучаева крупнейший географ Л. С. Берг в книге «Очерки по истории русских географических открытий» (1949). Другой крупнейший почвовед и географ академик Б. Б. Полынов, рассматривая значение Докучаева в развитии современного естествознания, писал: «В. В. Докучаев... стремился к познанию через почву динамики ландшафта и поэтог му — если он и был географом, то географом, далеко опередившим современную ему географию, представителем того течения в географии — в учении о ландшафтах, которое получило развитие лишь в последнее время и которое стремится не к инвентаризации географических объектов, а к изучению сложной взаимосвязи между ними. Эта география перестает быть исключительно хорологической наукой, ибо, изучая происхождение и развитие ландшафта, она вынуждена познавать процессы, т. е. считаться не только с пространством, но и со временем. Эта география вынуждена вести свою работу путем комплексных исследований, и В. В. Докучаев был ярким представителем этой современной не ему, а нам, географии»  .

 

Седьмого декабря 1946 г. на заседании Отделения геолого-географических и биологических наук Академии наук СССР, посвященном 100-летию со дня рождения Докучаева, Полынов говорил: «Вы знаете, понятно, что самое существование тех или иных взаимодействий между организмами и горными породами, или, выражаясь в более общей форме, между живой и мертвой природой, было известно ученым самых отдаленных эпох... Однако до самого конца XIX в. эти взаимодействия отражаются в научном мышлении как некоторое абстрактное понятие о совокупности некоторых процессов. Но вот теперь Вам показывают вполне конкретное тело, которое Вы можете взять в руки, взвесить, измерить его объем, разложить на те лли иные физические части или химические элементы, и Вам говорят: вот реальное осуществление взаимодействия между живой и мертвой природой — оно является не только продуктом этих взаимодействий, но и вместилищем их непрерывного течения. Смотрите на это тело, вооружите свои глаза оптическими приборами, подвергайте его массу анализу, проводите над ним ряд испытаний, и Вы узнаете и совокупность всех участников создания этого тела и характер каждого из них. И меняя этот характер и этих участников, Вы сумеете получить необходимые для Вас свойства этого тела.

 

Можно ли после этого сомневаться, что перед Вами открыли новую область природных процессов и новые пути для их познания и для овладения ими— для использования их в народном хозяйстве? И неужели этого недостаточно, чтобы признать эту науку не только новой, но и совершенно самостоятельной?» 

 

В. В. Докучаев умер в 1903 г. За четверть века научной деятельности в области почвоведения им была создана новая наука о почвах с новыми методами исследования, нашедшая уже в те времена практическое приложение.

 

 

 

К содержанию книги: МАРИЯ АЛЬФРЕДОВНА ГЛАЗОВСКАЯ - Общее почвоведение и география почв

 

 

Последние добавления:

 

Сукачёв: Фитоценология - геоботаника

 

Сукачёв. БОЛОТОВЕДЕНИЕ И ПАЛЕОБОТАНИКА

 

ГЕОХИМИЯ ЛАНДШАФТА

 

Жизнь в почве  Агрохимик и биохимик Д.Н. Прянишников

 

 Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ  Полынов. КОРА ВЫВЕТРИВАНИЯ

 

Тюрюканов. Биогеоценология. Биосфера. Почвы

 

Почвоведение - биология почвы

 

Происхождение и эволюция растений