Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Виноградский. МИКРОБИОЛОГИЯ ПОЧВЫ

НИТРИФИЦИРУЮЩИЕ МИКРООРГАНИЗМЫ

 

С.Н. Виноградский

С.Н. Виноградский

 

Смотрите также:

 

Биография Виноградского

 

Микробиология

 

Почва и почвообразование

 

Почвоведение. Типы почв

 

растения

 

Геоботаника

 

 Биографии биологов, почвоведов

Биографии почвоведов

 

Эволюция

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

Геохимия - химия земли

 

Гидрогеохимия. Химия воды

 

Минералогия

минералы

 

Химия почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Происхождение жизни

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Определение нитрифицирующей способности почв

 

 Способность к нитрификации интересовала агрохимиков и агробиологов главным образом как показатель плодородия почв. С этой точки зрения вопрос вызвал много исследований и возбудил много споров.

 

Полный разбор посвященных ему работ был сделан Ваксманом [40] в статьях о микробиологическом анализе почвы как показателе ее плодородия.

 

Названный ученый, подвергнув критике применяемые методы, предлагает с своей стороны способ, который может дать, по его мнению, «полную картину нитрифицирующей способности почвы». Метод включает > пять опытов:

1.         Опыт с раствором минеральных солей, содержащим 30 мг азота в виде сернокислого аммония, с прибавлением мела и засеянным 10% почвы (прежний метод Реми—Лёниса).

2.         Опыт нитрификации в 100 г почвы, просеянной через сито, без всякого добавления.

3.         Тот же опыт, но с добавлением 30 мг азота в виде сернокислого аммония.

4.         Тот же опыт, но с добавлением к 100 г почвы, кроме сернокислого аммония, еще 210 мг углекислого кальция.

 

Наконец, 5. К 100 г почвы прибавляют только 0,25 г порошка из cyxoй крови.

 

Первый опыт даст только общие указания на присутствие возбудителен нитрификации. Второй ознакомит со способностью почвы к образований нитратов, с количеством в ней окисляемого азота и с ее буферностыо, Достаточна ли она для того, чтобы могла идти нитрификация. Третий — специально покажет степень буферности: почвы, содержащие больше извести, будут, очевидно, обладать большей способностью к образованию нитратов. Четвертый, где почва обогащена и аммиачной солью и известью, будет решающим, процесс должен развиваться в нем в оптимальных условиях; он даст наилучшее основание для сравнения интенсивности нитрификации в различных почвах, а также для сравнения нитрификации с другими микробными процессами в той же почве. Наконец, пятый — с белковым веществом вместо аммиачной соли пытается воспроизвести сложный процесс нитрификации органического азота, который начинается с развития гетеротрофов, вызывающих обильное выделение аммиака, а, следовательно, и сильную щелочную реакцию среды.

 

Продолжительность каждого опыта составляла около 30 дней содержания в термостате, за исключением пятого, который окончился через пятнадцать дней. В заключение, во всех опытных сосудах производится определение образовавшихся нитратов; выход нитратов и служит мерилом нитрифицирующей способности различных проб. В пятом это определение дополняется еще определением оставшегося аммиака.

 

Мы видим, что в методе нет ничего микробиологического, что он только применяет ранее установленные микробиологические понятия при истолковании полученных результатов. Исследование вопроса — находится ли образование нитратов в соответствии с плодородием почвы и может ли первое служить показателем последнего — относится, несомненно, скорее к агрономии или агрохимии, чем к микробиологии: с этой-то точки зрения метод и признавался удовлетворительным в случае, если он обнаруживал большее количество нитратов в более плодородной почве, или, наоборот, неудовлетворительным, если данные в рубриках плодородие и нитрификация не совпадали.

 

Такое соответствие казалось иногда осуществлявшимся, и именно в опытах самого Ваксмана; в других случаях, оно оставалось под сомнением или даже совершенно отсутствовало. Но как бы ни относиться к непосредственным результатам описанного метода, сумма затрачиваемого на него труда — пять опытов продолжительностью по 30 дней и несколько количественных определений — несомненно непропорциональна результату, практическая ценность которого является спорной. Нельзя отрицать, что метод может дать некоторые полезные указания на степень буферности почвы и на процент содержащегося в ней окисляемого азота, но он не дает представления о сравнительной плотности и активности нитрификаторов в самой почве, от которых зависит ее нитрифицирующая способность.

 

Хотя метод с микробиологической точки зрения и не доказателен, следует все же отметить, что продолжительность в 30 дней, установленная для опытов по нитрификации, не может считаться преувеличенной. Бывают случаи, когда процесс начинается только через две или три недели после засева, иногда и позднее. Такое обстоятельство и объясняет тот факт, отмеченный Ваксманом и некоторыми другими экспериментаторами, что удобренные навозом или регулярно известкуемые почвы дают более обильное образование нитратов сравнительно с их плодородием, чем неудобренные. Нехватает, очевидно, времени, для того чтобы сгладилась разница в плотности, а может быть, в крайних случаях и разница в активности. В промежуточных же случаях соотношения, по всей вероятности, трудно уловить, в чем и кроется, надо думать, причина противоречивых выводов различных наблюдателей.

 

Значит, для сравнения активности микробов в естественной среде, правильнее выделять специфических возбудителей на элективных средах, пользуясь исследуемой почвой только для засева их, и затем изучать эту активность в условиях, всегда строго одинаковых.

 

Искусственная среда должна применяться — как мы уже указывали в отношении фиксации азота — в целях определения плотности специфических зародышей в самой почве; надо только принять, что плотность пропорциональна активности. Такое допущение, повторяем, будет не всегда точно соответствовать действительности. Часть зародышей, находившаяся в неактивном состоянии в естественной среде, в искусственной, более для них благоприятной, может снова перейти в активное состояние. Однако ввиду того, что размножение и химическая активность идут обыкновенно рука об руку, все же логично признать между ними более или менее постоянное соотношение, поскольку дело идет, разумеется, об одной и той же функции. Во всяком случае, это — единственные непосредственные, не вызывающие сомнений данные, которые могут служить основанием для сравнительной оценки определенной биологической активности почв.

 

Задача сводится, таким образом, к уже столько раз практиковавшемуся подсчёту зародышей, с той разницей, что в данном случае дело идет не о всех зародышах, которые могут развиваться на универсальной среде, а о зародышах с определенной функцией, требующих элективной среды.

 

На вопрос, почему известный уже так давно способ подсчета не нашел себе места среди перечисленных выше сложных приемов, ответить легко: потому что колонии данных бактерий, трудно различимые, не поддавались подсчету. Для осуществления подсчета на чашках, необходимо было сделать колонии более заметными; мы увидим, каким путем мы этого достигли.

 

 

 

К содержанию книги: Сергей Николаевич ВИНОГРАДСКИЙ - МИКРОБИОЛОГИЯ ПОЧВЫ. ПРОБЛЕМЫ И МЕТОДЫ

 

 

Последние добавления:

 

Ферсман. Химия Земли и Космоса

 

Перельман. Биокосные системы Земли

 

БИОЛОГИЯ ПОЧВ

 

Вильямс. Травопольная система земледелия

 

История русского почвоведения

 

Качинский - Жизнь и свойства почвы

 

Вернадский - ЖИВОЕ ВЕЩЕСТВО