Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

История почвоведения

Почвенные конгрессы

 

Смотрите также:

  

Почва и почвообразование

 

Почвоведение. Типы почв

 

почвы

 

В.В. Докучаев

 

Павел Костычев

 

Д.Н. Прянишников

 

 Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ 

 

Полынов

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Криогенез почв  

 

Биогеоценология

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

Черви и почвообразование

дождевые черви

 Дождевые черви

 

Химия почвы

 

Биология почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Гидрогеохимия. Химия воды

 

Минералогия

минералы

 

Происхождение растений

растения

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

Геоботаника

  

Общая биология

общая биология

 

Мейен - Из истории растительных династий

Мейен из истории растительных династий

 

Биографии биологов, почвоведов

 

Эволюция

 

Микробиология

микробиология

 

Пособие по биологии

 

До 1-й мировой войны уже началось международное сотрудничество почвоведов, были организованы «агрогеологиче- ские» встречи в Будапеште и Стокгольме. После войны они возобновились. В 1922 г. в Праге состоялась третья международная конференция, названная уже агронедологической, а в 1924 г. в Риме собралась четвертая педологическая, т. е. почвенная конференция, в работе которой участвовал К- Д. Глинка. На этой конференции была создана Международная ассоциация (или общество) почвоведов, первый ее конгресс решили провести в 1927 г. в США. Почвоведы всех стран начали готовиться к этому важному событию.

 

В 20-е годы у нас в стране довольно часто проводились всесоюзные съезды почвоведов. Они не были делегатскими, как теперь, количественно не столь представительными, но для своего времени важными и содержательными. Среди них особое место занимает пятый съезд, собравшийся в Москве 10—16 января 1926 г., в преддверии Первого международного конгресса. По сравнению с предыдущим пятый съезд оказался наиболее многолюдным по числу участников и наиболее обильным по количеству докладов. Через год, в январе 1927 г., в Ленинграде состоялся Шестой всесоюзный съезд почвоведов: он основной своей целью «имел подготовительные работы к Международному конгрессу почвоведов в Вашингтоне». Доклады его участников изданы на английском языке в специальном сборнике.

 

Бесценным источником сведений о пребывании нашей делегации в Америке служит статья А. А. Ярилова «На конгрессе и о конгрессе», напечатанная в Kb 5- 8 «Бюллетеня почвоведа» за 1927 г. В состав советской делегации во главе с К. Д. Глинкой, только что избранным действительным членом Академии наук СССР, входили 17 человек- Л. И. Прасолов. Б. Б. Полынов, С. А. Захаров, С. С. Неуструев, С. П. Кравков, А. А. Шмук, А. А. Ярилов, В. В. Геммерлинг, Д. Г. Виленский, А. Н. Соколовский, И. В. Тюрин, Я. Н. Афанасьев, А. Ф. Лебедев и др. Во время десятидневного переезда через океан участники будущего конгресса готовились к нему, вели дискуссии. По этому поводу А. А. Шмук говорил: «Даже на пароходе — в условиях, когда твердые породы залегали лишь на глубине 8 верст и почвоведы в буквальном смысле потеряли почву под ногами (ибо какая же почва — корабельная палуба без всяких признаков горизонтов), было устроено два стратегических совещания» (Ярилов, 1927, с. 121). На них обсуждались разные вопросы: о создании в рамках Международной ассоциации почвоведов двух новых комиссий— генетической и историко-библиографпческой, о введении русского языка в число официальных на международных конгрессах.

 

На конгрессе почвоведы разных стран обменялись новейшей информацией, ознакомились с выставками карт, научных трудов, почвенных образцов. К конгрессу в США была издана на английском языке книга К- Д- Глинки о типах почв (Glinka, 1927), экземпляр которой лежал на отдельном столе. Доклады советских почвоведов имели большой успех, они касались вопросов общей теории почвообразования, типологии, картографии, морфологии, физики, химии почв, их эволюции, или метаморфоза. Однако наибольший успех ждал советских ученых на последовавшей за съездом месячной экскурсии по ряду районов США и Канады.

 

Главное внимание уделялось осмотру почвенных профилей. При этом возникали интересные дискуссии, в которых активно участвовали советские делегаты. В розданной участникам «записной книжке» указывалось, что наиболее правильным взглядом на почву будет признание ее «природным телом», являющимся «продуктом факторов почвообразования», главнейшими из которых служат климатические и биологические условия. «Пионерами по выработке этой новой концепции в области почвоведения были русские почвоведы». «Россия — мать почвоведения»,— говорил во время экскурсии английский почвовед директор Ротамстедской опытной станции Д. Рассел (Ярилов, 1927, с. 129).

 

Конгресс ознаменовал не только торжество советского почвоведения на мировой арене, но и щедрое внедрение его достижений в практику работы почвоведов разных стран. Это был также триумф Глинки, который получил теперь мировое признание. Он был избран президентом Международной ассоциации почвоведов. Следующий конгресс решили провести в СССР. Глинка не дожил до этого, он скончался в 1927 г. К- Марбут в докладе на конгрессе о схеме классификации почв подчеркивал особое значение «русских идей» Докучаева и Глинки для почвоведения «Западной Европы и Америки» (Marbut, 1928, с. 5). В классификации Марбута уже фигурируют черноземы, подзолы, серые почвы, тундровые почвы и др. Г. Пенни в книге о Гиль- гарде упрекает почвоведов Европы и Америки в том, что они под влиянием идей Докучаева и Глинки забыли «свое собственное почвоведческое наследие. Марбут был настолько очарован идеей об А, В и С горизонтах и их зависимости от окружающих условий, на которую Гильгард давно указал более сдержанно, что перевел книгу Глинки на английский язык. Он с готовностью усвоил русскую почвоведческую платформу» (Yenny, 1961, с. 75).

 

В монографии Дж. Бернала но истории мировой науки упоминаются имена только двух почвоведов — Докучаева и Глинки. Говоря о значении земледелия как стимула развития естествознания, он замечает: «По сути дела, вся новая наука о почве— почвоведение, основанная ее пионерами В. В. Докучаевым (1846—1903) и К. Д. Глинкой (1867-1927) в конце XIX века и все еще сохраняющая в таких своих терминах, как подзол и чернозем, следы своего русского происхождения, является прямым результатом попытки создать научное земледелие» (Бернал, 1956, с. 469). Действительно, научное земледелие может основываться только на теоретическом почвоведении.

 

После смерти К. Д. Глинки президентом Международной ассоциации почвоведов стал К. К- Гедройц. Второй конгресс состоялся в 1930 г. в Москве и Ленинграде, в нем участвовало 700 делегатов, из них 150 из государств Европы, Азии, Африки, Северной и Южной Америки. Делегация США насчитывала 66 членов, Германии — 43, Англии — 18, Японии — 6, Франции — 5 На конгрессе было зачитано около 400 докладов, охвативших все аспекты почвоведения, была организована обширная выставка монолитов, почвенных карт, печатных трудов и других материалов, наглядно показавшая достижения советского почвоведения. Почти все иностранные ученые приняли участие в месячной экскурсии после конгресса по маршруту: Москва--- Воронеж — Каменная степь — Саратов — Волгоград — Ростов — Кисловодск — Орджоникидзе — Тбилиси — Баку — Ереван — Батуми— Ялта — Севастополь — Запорожье — Харьков — Киев. Экскурсанты познакомились в поле со многими почвами горизонтальных почвенных зон европейской части СССР и вертикальных зон Кавказа. На экскурсии демонстрировалась принятая в СССР методика почвенной съемки, ученые знакомились с рядом научных учреждений, высших учебных заведений, сельскохозяйственных опытных станций, крупных совхозов.

 

Яркую характеристику двух первых почвенных конгрессов дал их участник, американский почвовед И. С. Джоффе. По его словам, Первый конгресс «свел вместе почвоведов всего мира, их ведущие умы в области пауки и всю армию почвоведов. Характерной чертой его было «нашествие» генетической школы почвоведения, успешная массовая атака славной делегации Советского Союза, державшей ключ к этой новой школе почвоведения. Русские господствовали на конгрессе и намечали новые пути для почвоведов всего мира...

 

С заслуженной гордостью, запасами энергии, полученными на Первом конгрессе, Международная ассоциация почвоведов организовала Второй конгресс в СССР — колыбели генетической школы почвоведения. Труды и достижения Второго конгресса хорошо известны. Это был триумфальный, еще более захватывающий успех почвоведения. Все мировые почвы, кроме тропических, прошли перед глазами зрителей, показанные искусными мастерами своего дела — русскими почвоведами. Морфолого-химическая картина была усилена знаменитыми трудами Гедройца, в то время президента ассоциации и конгресса» (Виленский, 1958, с. 222).

 

Менее эмоционально, но вполне определенно высказался на эту тему английский почвовед Е. М. Кровзер. Он утверждал, что после Первого конгресса «интерес исследователей всех стран обратился к вопросам морфологии, генезиса, классификации и картографии почв. Основные материалы по этим вопросам были собраны русскими исследователями, которые развили научное исследование почв как самостоятельную ветвь естествознания». Это признание очень важно: действительно, в Англии и ряде других стран Европы все знания о почве до этого включались пли в агрохимию, или в земледелие. Кровзер подчеркивал «изолированность» русских ученых, которую «разрушил» Вашингтонский конгресс благодаря участию в нем значительной советской делегации во главе с К. Д. Глинкой (Crowther, 1927). После этого англичане легко нашли на своем острове подзолистые почвы и поняли, что особенности этих и других почв зависят не только от геологического фактора, а от комплекса условий, причем иногда даже «влияние на почву материнской породы сведено к минимуму» (Виленский, 1945, с. 121).

 

Первые два конгресса почвоведов надо считать ярчайшими примерами плодотворного и эффективного международного сотрудничества, обмена научными положениями и методами. Участник обоих форумов, Д. Г. Виленский так оценил их значение: «В результате этих конгрессов, познакомивших мировую науку с достижениями советских ученых, идеи и методы советского почвоведения стали быстро распространяться по всему земному шару, и в ближайшие годы после них во всех странах мира — от Норвегии до Австралии и от Канады до Аргентины — появилось большое число почвенных исследований, не только произведенных по методам советского почвоведения, но даже принявших и усвоивших русскую номенклатуру почв. Такие названия почв, как чернозем, подзол, солонец, стали международными и вошли во все языки» (Виленский, 1944, с. 377—378).

 

 

 

К содержанию книги: Крупеников И. А. «История почвоведения (от времени его зарождения до наших дней)»

 

 

Последние добавления:

 

Биография В.В. Докучаева

 

Жизнь и биография почвоведа Павла Костычева

 

 Б.Д.Зайцев - Почвоведение

 

АРИТМИЯ СЕРДЦА

 

 Виноградский. МИКРОБИОЛОГИЯ ПОЧВЫ

 

Ферсман. Химия Земли и Космоса

 

Перельман. Биокосные системы Земли

 

БИОЛОГИЯ ПОЧВ

 

Вильямс. Травопольная система земледелия