Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

История почвоведения

ДЕТАЛЬНАЯ КАРТОГРАФИЯ

 

Смотрите также:

  

Почва и почвообразование

 

Почвоведение. Типы почв

 

почвы

 

В.В. Докучаев

 

Павел Костычев

 

Д.Н. Прянишников

 

 Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ 

 

Полынов

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Криогенез почв  

 

Биогеоценология

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

Черви и почвообразование

дождевые черви

 Дождевые черви

 

Химия почвы

 

Биология почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Гидрогеохимия. Химия воды

 

Минералогия

минералы

 

Происхождение растений

растения

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

Геоботаника

  

Общая биология

общая биология

 

Мейен - Из истории растительных династий

Мейен из истории растительных династий

 

Биографии биологов, почвоведов

 

Эволюция

 

Микробиология

микробиология

 

Пособие по биологии

 

Крупномасштабная картография почв — основной приводной ремень между теоретическим почвоведением и использованием ночв в народном хозяйстве. По этой линии в СССР было сделано много интересных работ еще во время войны. Ряд почвоведов --Н. А. Димо, С. А. Захаров, И. П. Герасимов и др., опираясь па ранее собранные материалы, составляли так называемые карты проходимости для оперативных потребностей Советской Армии. В связи с перебазированием народного хозяйства на Восток и эвакуацией туда населения почвенно-картографи- ческие материалы — прежние и вновь составляемые—использовались при расширении посевов зерновых, хлопчатника, сахарной свеклы, овощных культур в районах Урала, Сибири, Казахстана, Средней Азии; на территории последней были проведены большие работы по выбору новых площадей для виноградников.

 

За послевоенное время крупномасштабные карты составлены и вторично откорректированы практически на всю сельскохозяйственную территорию СССР; они сопровождаются для каждого хозяйства очерком и набором картограмм, облегчающих практическое применение материалов. Возникла иерархическая система карт: наиболее детальных (масштаб 1:5 тыс.— 1:25 тыс.) для отдельных совхозов и колхозов, менее подробных (масштаб 1:50 тыс.— 1:100 тыс.) для административных районов и обзорных (масштаб 1:200 тыс. и мельче) для областей и республик. Близится завершение Государственной почвенной карты СССР в обзорном масштабе. Такой набор карт позволяет оперативно решать на разных уровнях агрономические, экономические и другие хозяйственные вопросы, связанные с использованием земель. В этом деле еще много несовершенного, но тем не менее почвенные карты сыграли огромную роль в решении крупных задач. Л. И. Брежнев в книге «Целина» подчеркивает положительную роль почвенных карт и вообще работы почвоведов при освоении целинных и залежных земель в Казахстане и Сибири. Не менее велико значение этих работ при осуществлении мероприятий по орошению и осушению земель.

 

В 1971 г. была опубликована хорошая сводка по крупномасштабным почвенным исследованиям в зарубежных странах (Андроников и др., 1971). В Болгарии, Венгрии, ГДР, Польше, Румынии и Чехословакии крупномасштабные карты составляются по принципам, близким к советским. По этому вопросу осуществляется сотрудничество по линии Совета Экономической Взаимопомощи. Сравнительно небольшой размер территорий этих стран и хорошая их изученность позволили им обогнать СССР в составлении некоторых видов карт, их оформлении и издании.

 

Начато крупномасштабное картографирование в развивающихся странах, в ряде случаев с помощью почвоведов СССР. Такие карты составляются в странах Африки (Камерун, Гана и др.), с 1958 г. начато картографирование в Бирме. В Индии уже к 1964 г. по специально изданному руководству в связи с ирригацией было детально скартографировано более 15 млн. га земель (Rauchaudhuri, 1964). С помощью советских почвоведов (С. В. Зонн, Г. Татевосян, Э. Накаидзе и др.) начато детальное картографирование почв Кубы, для чего составлено особое руководство (Alonso et al., 1974).

Больших успехов достигли почвоведы и других зарубежных •стран. В Австрии с 1953 г. специально созданный Институт почвенного картографирования ведет систематическую почвенную съемку страны в масштабе 1:2,5 тыс. с последующим изданием карт в масштабе 1:10 тыс. Близкий к этому характер имеют почвенные съемки в Бельгии, Нидерландах, Италии, но масштабы съемки здесь мельче. В Испании и Португалии практикуются менее детальные съемки (1:50 тыс.— 1:200 тыс.). Во Франции работы ведутся по унифицированной методике (Jc.magne, 1967), согласно которой на всю территорию страны делаются почвенные карты в масштабе 1:100 тыс., а на отдельные площади, важные в сельскохозяйственном отношении, в масштабах 1:10 тыс.— 1:50 тыс. В ФРГ тоже по одной методике начато составление государственной почвенной карты в масштабе 1:25 тыс. В Японии преобладающий масштаб почвенных съемок 1:50 тыс., но почвы рисовых полей, плантаций шелковицы и лесов исследуются значительно подробнее. Хорошо поставлены почвенные съемки в Австралии (кроме пустынь) и Новой Зеландии. В США издавна издаются почвенные карты разных масштабов, сопровождаемые объемистыми текстами.

 

В. Л. Андроников и его соавторы (1971) указывают на ряд общих особенностей большинства современных почвенных съемок: широкое использование аэрофотоснимков не только как основы, но и для дешифрирования самих почв; признание необходимости составления почвенно-генетических карт, а не карт отдельных свойств почв (например, гранулометрического состава); тесная увязка с запросами сельского хозяйства; увеличение набора анализов для характеристики почв вплоть до электрон- номикроскопических и микроморфологических (Нидерланды) или фракционного состава гумуса (Франция); широкое применение бурения.

В 1974 г. в Оксфордском университете начата работа по определению экономической эффективности почвенного картирования. Установлено, что существует ступень, выше которой стоимость все более детальных исследований превышает получаемую от них экономическую выгоду. Поэтому перед проведением съемки в каждом случае нужно точно установить оптимальный масштаб. Анализ данных по разным странам позволил установить, что стоимость съемки определяет ее масштаб, коэффициент корреляции между этими величинами очень высокий (ч = 0,93); аэрофотосъемка снижает стоимость работ в разных случаях на 7—90% (Bie, Beckett, 1970). В США, ФРГ, Канаде установлено, что в 70-е годы 75% прибыли было получено при использовании почвенных карт вне узкой сферы сельского хозяйства, а при планировании новых городов, зон отдыха, национальных парков, строительстве дорог и очистных сооружений, при рекультивации нарушенных земель. Повышение функциональности почвенных карт имеет место и в нашей стране.

 

ПОЧВЕННЫЙ ПОКРОВ СТРАН И КОНТИНЕНТОВ

 

Почти каждая отдельная страна и каждый материк стали в эти годы объектами подробного изучения распространенных в них почв. Немалую лепту в это внесли советские ученые. Еще во время войны, в 1944 г., вышел в свет специальный номер журнала «Почвоведение» с обзорными статьями Л. И. Прасолова и Б. Ф. Петрова но почвам Западной Европы, 3. Ю. Шокальской— по почвам Африки, В. А. Ковды — по Ирану, Б. Б. По- лынова и Н. Н. Розова — по Турции. Позднее в нашей стране вышла капитальная монография о почвах Африки (Шокальская, 1948), отдельные очерки о почвах Австралии (Глазовская, 1952), Южной Америки (Зонн, 1977; Шокальская, 1957). Большое значение имели публикации советских почвоведов о почвах Кубы, Бирмы, Пакистана, Ирака, Алжира. Крупное белое пятно на мировой почвенной карте ликвидировал С. В. Зонн исследованием высокогорных лесных почв Тибета, до этого совершенно не изученных (Зонн, 1964).

 

Почвы Вьетнама на основании личных экспедиционных и стационарных исследований описал В. М. Фридлаид (1964). Он дал классификацию и характеристику свойств латеритов, ферраллпт- ных и ферраллитно-маргалитных почв, показал различные стороны их использования, химизации, борьбы с эрозией. Почвенная карта Индии, как основа общего земельного кадастра страны, была составлена советскими почвоведами к 21-му Международному географическому конгрессу в Индии в 1968 г. (Герасимов и др., 1968).

 

В 50-х годах советские ученые буквально революционизировали почвоведение в Китае, способствовали его переводу на генетические рельсы, составили почвенные карты почв Китая, увязали распространение почв с факторами почвообразования. Особенно большое значение имели монографии В. А. Ковды и И. П. Герасимова (Герасимов, Ма-Юнчжи, 1958; Ковда, 1959). С севера на юг в Китае отмечено такое чередование почв: дерно- во-глеевые, серые лесные, черноземы (выщелоченные, типичные и карбонатные), лугово-черноземные, каштановые, бурые полупустынные, сероземы, серо-коричневые, коричневые, желтоземы, красноземы, латериты; отдельно показаны солонцы и солончаки, рисовые почвы, горные почвы, в том числе горные черноземы и др. Интересно заметить, что на почвенной карте Китая масштаба 1:10 млн., изданной в 1978 г. и содержащей 41 почвенное подразделение, сохранены общие абрисы более ранних советских карт и русская номенклатура: черноземы, «луговые черноземы», подзолистые почвы, глеевые, каштановые, бурые полупустынные, сероземы, солонец, солончак, рендзина.

 

И. П. Герасимов и В. А. Ковда посетили с научными целями многие страны, опубликовали большое число статей по почвам отдельных районов земного шара. В обобщенном виде советские и зарубежные исследования почв жарких стран нашли отражение в учебниках тропического почвоведения и земледелия (Денисов, 1971; Зонн, 1974; Синягин, 1968).

До рассматриваемого периода хуже всего были изучены почвы тропиков и субтропиков, а также горные почвы. Для выяснения генезиса, свойств разнообразия тропических почв много сделали французские исследователи Г. Обер, Ф. Дюшофур, А. Уден. Первый из них подчеркнул специфику тропических почв в докладе на конгрессе в Бухаресте (Aubert, 1964). Через 12 лет он писал, что накоплен огромный материал по составу гумуса почв Африки, поведению в них железа, выявлена роль почвенной фауны, особенно червей и термитов, проведено электромикрозонди- рование и электромикроскопирование почв, они охарактеризованы микроморфологически. Эти исследования выполнены не только для красноземов, по И для «вертисолей» (слитых почв) и гид- роморфных почв. Обер отмечает высокий уровень изученности в Африке явлений водной эрозии почв и значительно более слабый—дефляции (Aubert, 1976).

 

Получены новые сведения о почвах Индонезии (Dudal, 1957), Австралии (Stephens, 1961), Южной Америки (Beek Klaas, 1971), Мексики (Sanchez, 1969). Важное значение имела сводная работа о гипсосодержаших почвах мира, общая площадь которых составляет 85 млн. га; они встречаются в СССР, Ираке, Тунисе, Сомали, Сирии, Алжире, Иране, Австралии. Международный институт освоения и мелиорации почв ЮНЕСКО, который провел это исследование, рекомендовал ряд приемов освоения почв, содержащих много гипса в верхних горизонтах (Alphen, Romero, 1971). Японские ученые провели сравнительную характеристику «рисовых почв» Японии, Филиппин, Таиланда, Кампучии и Шри- Ланки (Kawaguchi, Kyuma, 1968).

Особенно много сводных почвенных работ появилось в странах Европы. В Нидерландах упор делался на исследование осушенных «морских аллювиальных почв» и регулирование их водного режима при сельскохозяйственном использовании (Bear et al., 1952). Видный португальский почвовед Ж. Кардозо дал сводную характеристику почв своей страны и почвенную карту в масштабе 1 : 1 млн. (Cardoso, 1968). Аналогичные работы известны для Англии, Швеции, Франции, Австрии, Бельгии. Известный почвовед из ФРГ Э. Мюккенхаузен в 1956 г. выпустил атлас, содержащий 60 профилей почв, а спустя шесть лет — монографию по почвам страны (Miickenhansen, 1956, 1962). Общую сводку по почвенной географии с особым упором па Среднюю Европу дал Р. Ганссен (Ganssen, 1957). И. Сабольч составил обзор засоленных почв Европы с картой (Szaboles, 1974).

В социалистических странах Европы составлены и опубликованы обзорные ночвенные карты, сводные труды, даюшие генетическую, географическую и агрономическую характеристику почв.

 

Для Венгрии отметим работы И. Сабольча, П. Стефановича, Ф. Яшшо, 3. Фекете, Л. Сюча (Фекете, Сабо, 1976). Ранее был опубликован обзор истории и принципов венгерского почвоведения (Stefanovits, Sziicz, 1961).

В Чехословакии В. Новак, И. Пелишек, 3. Бедрна, Л. Мичи- ан, Я. Немечек с соавторами составили почвенную карту страны, упорядочили систематику лесных почв, а Ю. Грашко детально исследовал черноземы придунайской части страны.

 

Польские почвоведы располагают серией обзорных карт, основанных на специально разработанной классификационной системе: выше типа выделяются классы почв, их всего 13, в том числе «черноземный», в который входят три типа: серые лесные почвы, черноземы лесостепные и черноземы луговые (Systematy- ка, pfleb Polski, 1974). Исследования генезиса лесных почв ведет 36. Пруссинкевич (Prusienkievic, 1976).

В Югославии проведено большое число региональных почвенных работ, обобщение которых позволило составить сводный труд для всей страны (Filipovski, Ciric, 1963). Новая классификация почв, в которой на высоком таксономическом ранге (выше типа) стоят материнские породы, разработана совместно почвоведами Хорватии, Македонии, Боснии и Герцеговины (Skoric et al., 1973). Б. Живкович, В. Нейгебауер, Д. Танасьевич и другие выпустили монографию (685 страниц) о почвах Воеводины — житницы страны; особенно детально здесь описаны черноземы «лёссовых плато» и «лёссовых террас», в книге приложен атлас карт в масштабе 1 :400 тыс., на почвенной карте выделено 38 подразделений, из них 9 — различные черноземы (Zivkovic et al., 1972). В стране проведено изучение смолниц, псевдоподзолистых почв долины Савы и каменистых почв области Карста.

В Болгарии в 50-х годах работала советская почвенная экспедиция во главе с И. Н. Антиповым-Каратаевьтм и И. П. Герасимовым. Итогом ее явился совместный труд болгарских и советских ученых (Почвы Болгарии, 1959). После этого Институт почвоведения имени Н. Пушкарова в Софии развернул многосторонние исследования почв страны. В. Койнов, Л. Райков, X. Траш- лиев, Э. Фотакиева, й. Иолевски и другие опубликовали материалы по черноземам, смолницам, лесным почвам, их генезису и эволюции, связи с четвертичного историей.

Хорошо поставлено почвоведение в Румынии, чему содействовал VIII Международный конгресс почвоведов, проведенный в этой стране. Характеристику почв в разных аспектах дали Г. Обрежану, А. Канаракэ, К. Рэуцэ, Д. Тячь, К. Рапопорт. Аня Коня провела очень мотивированное сопоставление почв и лёссовых отложений Добруджи. Было установлено, что карбонатные черноземы приурочены к самым молодым лёссовым плащам. Выпушены сводные карты и монографии, охватывающие всю страну (Chirita, 1974; Florea et al., 1964). Подчеркнута особая роль в развитии румынского почвоведения Н. Чернеску и М. По- повец (Florea, Conea, 1970).

 

В первые годы становления ГДР большую роль в развитии почвоведения сыграли Э. Митчерлих и X. Штремме, который еще в 1950 г. издал полный географо-генетический обзор почв страны (Stremme, 1950). После этого очень крупные исследования по генезису псевдоподзолистых почв, их плодородию, водному режиму, анализу реликтовых и рецептных признаков в почвах провели Э. Эвальд, И. Либерот и др. Изданы в очень хорошем исполнении обзорные почвенные карты ГДР в разных масштабах и пояснительные тексты к ним.

Ранее слабоизученная огромная территория Монголии еще в 20-х годах исследовалась Б. Б. Полыновым. Крупную монографию по почвам этой страны опубликовал Н. Д. Беспалов (1951 г.), а позднее их детально изучали Н. А. Ногина, Л. П. Рубцова в содружестве с молодыми монгольскими почвоведами.

Советские почвоведы на протяжении длительного времени оказывают щедрую помощь своим зарубежным коллегам. Хорошим подтверждением этому служит изданный в 1978 г. к XI Международному конгрессу почвоведов сборник «Генезис и география почв зарубежных стран», в котором И. П. Герасимов описал генетические типы почв Японии и Гавайских островов, С. В. Зонн — генетические особенности, принципы освоения и охраны почв Корейской Народно-Демократической Республики и Алжира, Н. А. Ногина — некоторые особенности почв Монголии. Работа И. И. Карманова посвящена красно-бурым почвам сухих саванн Бирмы, В. М. Фридланд рассмотрел подзолистые почвы Северной Франции. Все эти работы основаны на личных исследованиях авторов в названных странах.

 

Говоря о крупномасштабных картах, мы отметили огромные успехи почвоведения в СССР в последние три десятилетия. Появилось много монографических работ по отдельным регионам, типам почв, вопросам их районирования, эволюции. Мы упомянем лишь некоторые из этих работ. Изданы специальные книги, обычно с картами, по почвам Украины (Н. Б. Вернандер, Н. К- Крупский), Белоруссии (П. П. Роговой, А. Г. Медведев), Грузии (М. Н. Сабашвили, М. К. Дараселия), Азербайджана (Г. А. Алиев, В. Р. Волобуев, М. Э. Салаев, Р. В. Ковалев), Узбекистана, Башкирии, Татарии. В Казахстане обзоры изданы по отдельным областям. Почвы Якутии, мало изученные ранее, описали В. Г. Зольников и Л. Г. Еловская. Почвы Западной Сибири и Алтая стали предметом тщательного изучения после организации в Новосибирске Института почвоведения и агрохимии СО АН СССР. По Сибири наиболее известны публикации К- П. Гор- шенина, Р. В. Ковалева, Н. В. Орловского, С. С. Трофимова, Н. И. Богданова, В. О. Таргульяна. В 1978 г. выпущен специальный почвенно-климатический атлас Западной Сибири, начаты почвенные исследования вдоль трассы БАМа. Почвы Камчатки исследовали С. В. Зонн, Ю. А. Ливеровский, Л. О. Карпачевский. И. А. Соколов выпустил монографию о роли вулканизма в почвообразовании на примере Камчатки (Соколов, 1973). А. М. Ив- лев изучил почвы Сахалина, по почвам Бурятии известны работы О. В. Макеева, по Забайкалью в целом—Н. А. Ногиной. Монографию о почвах Тувы выпустил В. А. Носин. Все эти исследования содействовали освоению природных богатств Сибири и Дальнего Востока и принципиально уточнили многие особенности генезиса и географии почв. В частности, были описаны особые мерзлотно-таежные почвы, так называемые подбелы и под- буры, уточнено распространение и взаимосвязи подзолистых и бурых лесных почв.

 

По европейской части РСФСР известны работы П. Г. Адери хина, Н. Л. Благовидова, Ф. Я. Гаврилюка, И. Н. Скрынниково? И. В. Забоевой. Были выяснены особенности вертикальной зс нальности почв и установлены три ее биоклиматических тип (С. А. Захаров, Р. И. Аболин, М. Н. Сабашвили, В. М. Фридланг A.      М. Мамытов, А. А. Соколов). Очень детально были описан! горно-лесные почвы Северо-Западного Кавказа (Зонн, 1950).

Почти все традиционные типы и группы типов зональны почв изучались в эти годы не только в экспедиционных, но и стационарных условиях, с применением многих новейших мете дов и нередко в содружестве с ботаниками, зоологами, географа ми, агрономами. По черноземам особого внимания заслуживае режимное исследование в районе Среднерусской возвышенност (Афанасьева, 1966); известны также работы по другим регис нам П. Г. Адерихина, Ф. Я. Гаврилюка, И. А. Крупеников? Е. В. Рубилина, Н. И. Полупана, И. И. Лебедевой, В. А. Фраи цесона. Выпущены первые два тома коллективной монографи «Черноземы СССР» (1974, 1978). По теории подзолообразовани новые взгляды, основанные на физико-химических и биохимичс ски.х исследованиях, высказала В. В. Пономарева (1964). Эти! почвам уделили также внимание Ф. Р. Зайдельман, И. С. Каури чев, Н. А. Ногина. Была сделана попытка расчленить процесс! истинного огтодзоливания, лессиважа, буроземообразования (Гб расимов, Зонн, 1971). В 1979—1980 гг. вышли три тома коллек тивной монографии «Подзолистые почвы». Исследования подзе лообразования и других почвообразовательных процессов, прс текающих в пределах нечерноземной полосы, очень актуальны связи с интенсивным освоением.

Появились работы по истории почвенных исследований, прс веденных в отдельных регионах: на Украине (Соколовскит 1954), в Белоруссии (Роговой, Смеян, 1974), Узбекистане (Истс рия и современное состояние почвоведения в Узбекистане, 1971) Сибири (Назын-оол, 1969; Селяков, 1973), Карелии (Марченкс 1970), Удмуртии (Ковриго, 1974).

 

Важным и сложным объектом освоения, обычно требующи] мелиорации, являются почвы речных пойм во всех природных зс нах страны. Г. В. Добровольский (1968а) на основании многс летних комплексных исследований дал современную интерпрета цию генезиса и классификации пойменных почв лесной зонь B.          В. Егоров (1959) описал почвы дельт Приаралья и их мелис ративпые особенности, что имело большое значение при их освое нии под рисоссяние и для борьбы с вторичным засолением. Поя вились две крупные монографии по почвам пустынь и полупу стынь СССР (Лобова, 1969; А. Розанов, 1951). Крупные исслс дования по Приаралью и другим засушливым и засоленным ЧЕ стям Казахстана поинадлежат В. М. BODOBCKOMV и У. У. Усгг

Все эти и многие другие работы по отдельным регионам и типам почв позволили: 1) составить более точные почвенные карты страны и отдельных ее частей; 2) провести почвенно-геогра- фическое, почвенно-агрономическое и ночвенно-агрохимическое районирование (Г. В. Добровольский, Е. Н. Иванова, Н. Н. Розов, В. П. Сотников, В. М. Фридланд и др.); 3) перевести на более высокий и точный уровень классификацию и диагностику почв; 4) дать ряд ценных и обоснованных рекомендаций сельскому хозяйству по размещению различных культур, агротехнике, химизации, мелиорации.

 

 

 

К содержанию книги: Крупеников И. А. «История почвоведения (от времени его зарождения до наших дней)»

 

 

Последние добавления:

 

Биография В.В. Докучаева

 

Жизнь и биография почвоведа Павла Костычева

 

 Б.Д.Зайцев - Почвоведение

 

АРИТМИЯ СЕРДЦА

 

 Виноградский. МИКРОБИОЛОГИЯ ПОЧВЫ

 

Ферсман. Химия Земли и Космоса

 

Перельман. Биокосные системы Земли

 

БИОЛОГИЯ ПОЧВ

 

Вильямс. Травопольная система земледелия