Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Николай Михайлович Сибирцев

Н.М. СИБИРЦЕВ - СОЗДАТЕЛЬ ЕДИНОЙ НАУКИ О ПОЧВЕ КАК ПРИРОДНОМ ТЕЛЕ И СРЕДЕ ОБИТАНИЯ

 

Н.М. Сибирцев

Н.М. Сибирцев

 

Смотрите также:

 

Биография Сибирцева - почвовед и агрогеолог

  

Сибирцев в истории почвоведения

 

Почва и почвообразование

 

Почвоведение. Типы почв

 

почвы

 

В.В. Докучаев

 

Павел Костычев

 

Д.Н. Прянишников

 

 Костычев. ПОЧВОВЕДЕНИЕ 

 

Полынов

 

Книги Докучаева

докучаев

 

Глазовская. Почвоведение и география почв

 

Криогенез почв  

 

Биогеоценология

 

Геология

геология

Основы геологии

 

Геолог Ферсман

 

Черви и почвообразование

дождевые черви

 Дождевые черви

 

Химия почвы

 

Биология почвы

 

Круговорот атомов в природе

 

Вернадский. Биосфера

биосфера

 

Геохимия - химия земли

 

Гидрогеохимия. Химия воды

 

Минералогия

минералы

 

Происхождение растений

растения

 

Биология

 

Эволюция биосферы

 

растения

 

Геоботаника

  

Общая биология

общая биология

 

Мейен - Из истории растительных династий

Мейен из истории растительных династий

 

Биографии биологов, почвоведов

 

Эволюция

 

Микробиология

микробиология

 

Пособие по биологии

 

Охарактеризован научный вклад Н.М. Сибирцева, в т. ч. разработка русского метода бонитировки почв (1886), выделение всех основных генетических (термин Сибирцева) типов и подтипов почв, создание классификации почв в координатах генетических типов почв и их петрографических групп (1895) и первой почвенной карты Европейской России на генетических принципах (1898).

 

Главное в научном наследии Сибирцева - обоснование закона горизонтальной зональности почв с выделением зональных, интра- и азональных почв и составление первого фундаментального руководства «Почвоведение» (1900-1901).

 

Во «Введении» к данному труду обосновывается целесообразность объединения созданного В.В. Докучаевым учения о почве как особом природном теле, оцениваемом по морфологическому строению профиля, с прежним учением о почве как среде обитания растений, характеризующейся ее составом (механическим и петрографическим). Показана история становления генетической классификации почв и роль Н.М. Сибирцева в этом процессе.

 

Представлено развитие идей ученого в работах П.А. Костычева, А.А. Крюденера, где генетическая классификация почв Сибирцева превратилась в классификацию почв по их плодородию, а затем в классификацию лесных экосистем - прообраз эдафической сетки, ставшей теоретической основой лесохозяйственного производства Украины. Подчеркнута первоочередная важность такого показателя, как плодородие, в определении почв, их способность обеспечивать рост растений, что составляет величайшую, ни с чем не сопоставимую функцию (миссию) почв на Земле.

 

Не только почвоведы, но и представители многих других наук хорошо знают и высоко ценят Н.М. Сибирцева как одного из наиболее талантливых учеников В.В. Докучаева, его ближайшего помощника и соратника, которому Докучаев поручал самые ответственные задания. При этом, однако, недостаточно известны достижения Сибирцева как ученого, внесшего, несмотря на очень рано оборвавшуюся жизнь, огромный вклад в становление и развитие отечественного почвоведения.

 

Сибирцев начал свою научную деятельность в Нижегородской экспедиции В.В. Докучаева (1882-1886). По ее завершении им была опубликована большая сводная работа «Химический состав растительно-наземных почв Нижегородской губернии» [1]. Это фундаментальное исследование ученого свидетельствует о его приоритетной роли в разработке метода бонитировки почв, получившего позже название нижегородского, или докучаевского. В следующей Полтавской экспедиции, в которой Сибирцев не участвовал, т. к. по поручению Докучаева организовывал естественно-исторический музей в Нижнем Новгороде, никаких оценочных шкал почв создано не было, хотя это являлось главной задачей экспедиции, и в ней участвовали К.Д. Глинка и В.И. Вернадский. Причиной этого было широкое распространение засоленных почв, существенно различающихся по производительности.

 

Следующий этап научной деятельности Н.М. Сибирцева связан с его работой в Особой экспедиции В.В. Докучаева. Он принял активное участие в составлении почвенных карт Каменно-Степного и Деркульского участков экспедиции. Поскольку Сибирцев является зачинателем крупномасштабного почвенного картирования и разработал многие его методические приемы, в т. ч. метод ключей [2], его участие в работах по составлению почвенных карт опытных объектов Экспедиции существенно отразилось на их качестве.

 

Очень важным результатом работ Сибир- цева на посту заместителя начальника Экспедиции была публикация ее трудов. Особенно значительным среди них является издание в соавторстве с В.В. Докучаевым написанного Сибирцевым известного «Введения» к трудам Экспедиции [3], в котором изложены мотивы, вызвавшие учреждение Особой экспедиции, ее задачи и организация, общий проект опытных работ.

 

«Введение» - очень важный документ, в котором дана развернутая программа работ Экспедиции на многие годы. Отечественные агролесомелиораторы опираются на эту программу уже более 100 лет.

 

В 1894 году по предложению Докучаева Сибирцев был назначен на должность заведующего кафедрой почвоведения Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства - первой в истории мировой науки самостоятельной кафедры почвоведения. Докучаев много усилий потратил на то, чтобы добиться создания такой кафедры. Ему также стоило большого труда утвердить на пост заведующего кафедрой Сибирцева, не имевшего в то время ученой степени. Сам Докучаев в организации работы кафедры участия не принимал и не прочел на ней ни одной лекции.

 

За несколько лет работы на посту заведующего, не имея ни опыта, ни оборудования, ни пособий, Сибирцев создал кафедру, которая вскоре стала одной из ведущих в институте. Николай Михайлович проявил себя не только хорошим организатором, но и талантливым педагогом. Он обладал способностью увлекать слушателей живым изложением предмета и пользовался большой популярностью среди студентов [4]. Многие выпускники его кафедры - Н.А. Димо, А.И. Набоких, Г.М. Тумин и др. - стали крупными почвоведами. В те же годы Сибирцев опубликовал ряд очень важных статей, посвященных важнейшим вопросам почвоведения. Особый интерес среди них представляет статья «Об основаниях генетической классификации почв» [5].

 

В этой статье он предложил классификацию почв, выделив среди них наиболее распространенные типы, располагающиеся по поверхности материков в определенной последовательности, полосами, сообразно изменению физико-географических условий почвообразования, впервые сформулировав таким образом положение о почвенных зонах и горизонтальной зональности почв (Первый закон географии почв Н.М. Сибирцева [6]). При этом он сразу же указал на наличие внутризонального разнообразия почв. Почвы, формирующиеся в пределах зон в виде пятен и островов под влиянием местных условий, когда последние доминируют над зональными, например переувлажнение или засоление (болотные, солонцовые), отнесены им к категории интразональных, сильнокаменистые и аллювиальные почвы, встречающиеся повсеместно, - к азональным или неполным. Сибирцев выявил также влияние топографических условий на смены почв в пределах зон. Он утверждал, что эти смены многократно повторяются и в разных зонах или местностях «они могут быть сведены к определенным схемам, определенным почвенно-то- пографическим типам, обобщающим видимую пестроту почв» [5]. Таким образом, Н.М. Сибирцев является пионером в обосновании и зональной, и внутризональной дифференциации почв.

 

Сибирцев называл почвы геобиологическими образованиями [7]. Развивая эти положения ученого, утверждаем, что причиной четко выраженной зональности почв является их биокосная (как теперь говорят) природа. У минеральных тел зональность практически не выражена.

 

Первую классификацию почв как природных тел опубликовал в 1886 году В.В. Докучаев, разделивший все почвы на «нормальные» (сформировавшиеся на месте) и «анормальные» (перемещенные), как их определяли некоторые ученые в Западной Европе. Далее были выделены растительно-наземные, сухопутно- болотные и ряд других почв [8]. Второй была названная выше классификация Сибирцева 1895 года.

 

Классификация Сибирцева представляет систему координат, на одной оси которой размещены зональные типы почв от эоловых пустынных до арктических, на другой - петрографические группы (от глин до песков), что уравнивает по значению генетический тип почв и их механический (гранулометрический) состав, обусловленный исходными горными породами. Разработки Сибирцева были приняты с воодушевлением. Именно они явились толчком для создания В.В. Докучаевым закона зональности природы в целом [9]. Однако в последующих классификациях, которые все основываются на сибирцевской, был сохранен лишь ряд генетических типов почв. Шкала петрографических групп никем из почвоведов, кроме С.А. Захарова [6], не воспроизводилась, поскольку значение механического состава было резко понижено и он стал учитываться лишь на уровне самой мелкой таксономической единицы - разновидности.

 

Из всех почвоведов, как классиков, так и их многочисленных последователей, только Н.М. Сибирцев осознал и обосновал то положение, что прежнее учение о почве как среде обитания растений, имеющее многовековую историю и классифицирующее почвы по их механическому составу, является вполне законным, и что это учение и разработки В.В. Докучаева, положившие начало пониманию почв как особых природных тел и современному генетическому почвоведению, «взаимно дополняют и развивают друг друга, составляя вместе цельное естественно-научное почвоведение. В предлагаемом курсе я старался сочетать два взгляда, объединить материал обеих категорий и дать, по возможности, цельный очерк естественно-научного почвоведения» [7, с. 19].

 

Крупнейшим представителем первого научного направления в России был П.А. Костычев, утверждавший: «Изучение свойств почв по отношению к жизни растений составляет предмет почвоведения» [10, с. 9]. Для единения двух названных направлений необходимо уравнять по значению строение и состав почв - их генетический тип и механический, точнее петрографический, состав, что выдающийся ученый и сделал в своей классификации 1895 года, впервые названной им «генетической», и приложенной к его «Почвоведению» [7]. Почвы в ней размещены в координатах генетических типов (принцип Докучаева) и петрографических групп - от глин до песков (принцип Костычева). К сожалению, этот исключительно совершенный классификационный прием не был почвоведами поддержан.

 

Лесовод А.А. Крюденер спустя 20 лет опубликовал сопряженную классификацию лесов и почвогрунтов, на которых они произрастают, в той же системе координат, одна из которых названа им так же, как у Сибирцева, - петрографические группы [8]. В ней приведено 7 групп субстратов - от песков до глин (3 группы) и 4 двухслойных (пески, подстилаемые суглинками и др.). Эту шкалу Крюденер совместил со шкалой богатства почв элементами питания и сделал основной, т. к. именно уровень обеспеченности почв ими определяет состав, а значит, и тип насаждений. Шкалу генетических типов почв внутри однородной по климату территории Крюденер определил как шкалу увлажнения, шкалу гигрометрических групп. В результате генетическая классификация почв Сибирцева превратилась в классификацию почв по их плодородию. Далее Крюденер совместил в своей классификации типы почв и типы произрастающих на них насаждений, взяв за основу при определении границ этих единств тип насаждений, их состав и продуктивность, создав в результате классификацию лесных экосистем.

 

Классификационная таблица Крюденера была преобразована в последующем в эдафи- ческую сетку (от лат. edaphus - почва, земля [12, 13]), в которой сохранены только основные типы (четыре трофотопа вместо семи и шесть гигротопов вместо пятнадцати), ставшую основой украинской школы лесной типологии и выдвинувшую ее на положение теоретической основы лесохозяйственного производства Украины, где принята эта типология. Ни одно хозяйственное мероприятие в стране не проводится без предварительного определения типа леса (лесной экосистемы), что в свое время вывело лесное хозяйство Украины на уровень одного из лучших в мире.

 

Еще К.Д. Глинка в своем «Почвоведении» [2] писал о том, что состав лесных насаждений определяется петрографическим, а следовательно, минеральным составом исходных пород, проявляющемся в их механическом составе и определяющем их обеспеченность биоэлементами (сосна на песках, дуб на суглинках). Почвоведы Украины уже 100 лет безуспешно пытаются связать особенности состава насаждений с генетическими типами почв. То же касается и сельскохозяйственных земель. Столетиями суглинистые земли определялись как пшеничные, песчаные - как ржаные. Это деление утратило силу лишь после того, как на пашне стали интенсивно вноситься удобрения. Известному в прошлом американскому почвоведу профессору Марбуту удалось в 1920-х годах перевести классификацию почв в США на генетические принципы. Однако уже через 2 года прежнее выделение основных таксонов - почвенных серий - по исходным горным породам и их обеспеченности элементами питания и влагой было восстановлено. И.Н. Герасимов, побывавший в США в 1970-х годах, отметил, что этот прием в Штатах является неискоренимым [15], потому что почва в данном случае изучается как среда, как субстрат.

 

В.В. Докучаев так же начинал, как было в то время принято, с определения почв по горным породам (лессовые, известковые [16]). И позже он никогда не отрицал значение горных пород и их механического состава при характеристике почв. Достаточно вспомнить бони- тировочные шкалы почв, составленные под его руководством Н.М. Сибирцевым. Мы [17, 18] называем это направление экологическим (от oikos - дом, среда). Полагаем, что Почвенный институт имени В.В. Докучаева должен начать его возрождение.

 

Сибирцев обосновал еще целый ряд очень важных положений. Это введение терминов генетический тип почв и генетическая классификация, таксона подтип почв, в зависимости от степени проявления основного почвообразовательного процесса (оподзоливания, чер- ноземообразования и др.). Это выделение и описание основных - зональных почв всех природных зон не только России, но и многих других стран, и почв, формирующих внутризо- нальное разнообразие: интра- и азональных (1895). Это составление первой почвенной карты Европейской России (1898) на генетических принципах, на которой нанесены 22 типа и подтипа почв, в т. ч. дерновые, дерново-подзолистые почвы и подзолы, южные, обыкновенные, тучные и деградированные черноземы. Это, наконец, его руководство «Почвоведение» [7], представляющее не просто первый учебник новой науки - генетического почвоведения, но первое, причем сразу весьма совершенное и фундаментальное изложение основ этой науки (как и задумывалось автором) и более того единой науки о почве как природном теле и среде обитания растений или естественнонаучного почвоведения, как назвал ее Сибирцев, объединяющего генетическое почвоведение с издавна существующим учением о почве как субстрате или «массе», как тогда говорили. Очень трудно понять, как в период, когда теоретические основы почвоведения только начинали оформляться, Сибирцев смог создать такие совершенные, без всякой натяжки гениальные разработки.

 

Почвоведы общепринятого в СССР и странах СНГ генетического почвоведения изучают почву как особое природное тело, без связи с особенностями роста на ней растительности, а не как среду обитания растений, как ее издавна изучают в разных странах. Поэтому в генетическом почвоведении не является общепризнанным положение о плодородии как основном свойстве почв. Определяя почву функцией факторов-почвообразователей, В.В. Докучаев не охарактеризовал функций самой почвы и не назвал главное, что отличает ее от других природных тел. «Почва — это земля, способная воспроизводить разнообразные растения» - это классическое определение почв мы нашли в «Лесном журнале» за 1837 год. Оно выдвигает на передний план при определении почв их плодородие, их способность обеспечивать рост растений, их качество как «жилища» растений, осуществляющих процесс фотосинтеза и тем обеспечивающих устойчивость жизни на Земле. Именно это составляет величайшую, ни с чем не сопоставимую функцию (миссию) почв на Земле.

 

Сибирцев много внимания посвятил изучению вопросов плодородия почв. Начав свою научную деятельность в Нижегородской экспедиции с разработки бонитировки почв, т. е. оценки их плодородия, в дальнейшем он продолжил эти исследования, создав развернутые бонитировочные шкалы. В «Заключении» его «Почвоведения» приводятся многочисленные разработки по вопросам наиболее эффективного использования почв разных типов в сельскохозяйственном производстве. Очень интересно выделение и обоснование им термина «тип пашни».

 

В.В. Докучаев заложил основы, фундамент новой науки о почвах. Н.М. Сибирцев воздвиг на этом фундаменте весьма совершенное и практически завершенное здание этой науки. Его руководство, в котором изложены все основные положения данного нового естественно-научного почвоведения, безусловно, должно быть поставлено на один уровень с «Русским черноземом» Докучаева, тем более, что сам Докучаев в последние годы жизни оценивал его весьма критически [19] и никогда на него не ссылался. По просьбе Докучаева Сибирцев составил для него программу университетского курса почвоведения [20].

 

Отметим, что не только руководство Сибирцева, но и в целом научное наследие Сибирцева в настоящее время оценивается совершенно неадекватно его истинному значению. В начале прошлого века на первых совещаниях русских почвоведов 1907 и 1908 годов, прообразах последующих съездов (см. раздел «Хроника» в журнале «Почвоведение» за эти годы), высказывались утверждения о том, что «Сибирцев превзошел своего учителя». Чтобы убедиться в обоснованности этих утверждений, достаточно сравнить его «Почвоведение» с лекциями «О почвоведении» [19], прочитанными Докучаевым в год выхода в свет этого руководства. Приоритетная же роль Сибирцева в разработке проблем бонитировки почв, их зональности и, главное, обоснование необходимости единения учений о почве как природном теле и среде обитания, что уравнивает по значению строение (генетический тип) и минеральный состав (отражаемый механическим составом), вообще преданы забвению.

 

Н.М. Сибирцев ушел от нас в 40 лет. Трудно представить, какими еще свершениями он обогатил бы науку, проживи хотя бы на несколько лет дольше. Но одно можно утверждать уверенно - отечественное почвоведение пошло бы не тем путем, по которому оно пошло в угоду глинковскому «служению истине, а не пользе». Этот путь привел к полному отказу от изучения почв как среды, субстрата, как оценивает их крестьянин, растирая между пальцами, и от решения проблем, связанных с сельскохозяйственным использованием почв. Благодаря работам Сибирцева почвоведение вышло на уровень одной из центральных сельскохозяйственных наук, теоретической основы земледелия. Таким почвоведение в конце жизни виделось и В.В. Докучаеву.

 

 

 

К содержанию книги: Биография и книги почвоведа Николая Сибирцева

 

 

Последние добавления:

 

История почвоведения

 

Биография В.В. Докучаева

 

Жизнь и биография почвоведа Павла Костычева

 

 Б.Д.Зайцев - Почвоведение

 

АРИТМИЯ СЕРДЦА

 

 Виноградский. МИКРОБИОЛОГИЯ ПОЧВЫ

 

Ферсман. Химия Земли и Космоса

 

Перельман. Биокосные системы Земли