Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Русский язык 11-19 веков

СТАНОВЛЕНИЕ НОВОГО РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Смотрите также:

 

Современный русский язык

 

Сложение русского литературного языка

 

Радзивиловская летопись

 

Культура Руси 12 13 веков

 

Древняя русь в летописях

 

Развитие русской литературы в 18 веке

 

Языковедение

 

Пушкин

 

История и культурология

 

Карамзин: История государства Российского

 

Ключевский: курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская

 

Эпоха Петра 1

 

Общность языковых программ Карамзина и Шишкова.

 

Как видим, Карамзин и Шишков занимают полярно противоположные позиции: в одном случае предлагается европеизация литературного языка, в другом — его славянизация. Тем не менее, их программы обнаруживают несомненное сходство. Можно сказать, что обе программы объединяет стремление к чистоте стиля — при том, что конкретное понимание этого понятия оказывается различным. Оно определяется представлениями о природе языка и характере языковой эволюции. Эти представления, в свою очередь, обусловливают отношение как к европеизмам, так и к славянизмам.

 

Так, для Шишкова и его сторонников язык ассоциируется с национальной традицией и поэтому они резко отрицательно относятся к заимствованиям из европейских языков. Эти заимствования, с их точки зрения, обусловливают деградацию языка. Соответственно, устранение заимствований очищает язык, приближает его к исходной форме.

 

Такую же роль играет и введение славянизмов. Предполагается, что русский язык происходит из церковнославянского: русский язык рассматривается именно как результат порчи церковнославянского языка, обусловленной иноязычным влиянием. Поэтому введение славянизмов, так же как и отказ от заимствований, возвращает языку его первоначальную форму. Таким образом, наличие церковнославянской языковой традиции определяет специфические возможности формирования русского литературного языка (подобного преимущества, естественно, лишены другие литературные языки).

 

Между тем, Карамзин и его последователи не связывают язык с национальной традицией, но делают акцент на общечеловеческом, естественном начале в языке. Отсюда объясняется как установка на разговорное употребление, так и отношение к заимствованиям и славянизмам. Так, язык естественным образом реализует себя в разговорной речи и поэтому литературный язык должен быть ориентирован на разговорное употребление; соответственно, устранение книжных, привносных элементов — таких, как славянизмы, — возвращают языку его естественный облик. Равным образом карамзинисты рассматривают языковую эволюцию как естественный процесс и, соответственно, считают заимствования неизбежным элементом естественного языка.

 

Итак, карамзинисты ориентируются на естественный, т.е разговорный язык, и поэтому эволюция литературного языка представляется им неизбежной (поскольку неизбежна эволюция разговорного языка). Шишковисты отталкиваются от разговорного языка, и поэтому им представляется нормальным стабильный литературный язык, никак не связанный с эволюцией разговорной речи и, вместе с тем, обеспечивающий преемственность литературно-языковой традиции .

 

Антитеза «разговорного» и «книжного» у карамзинистов соответствует антитезе «русского» и «славенского», причем понятие «русского» включает и заимствованные элементы, если они употребительны в разговорном общении. Отсюда чистота стиля связывается с отсутствием славянизмов, которые рассматриваются вообще как искусственный, чужеродный элемент в языке. Таким образом, то, что карамзинистами осмыслялось как сближение литературного языка с разговорной речью, неизбежно осмыслялось их противниками как отказ от национальной традиции.

 

Восприятие славянизмов Как чужеродных элементов в русском языке соответствует У карамзинистов восприятию церковнославянского языка как чужого, иностранного языка. Действительно, карамзинисты рассматривают церковнославянский и русский языки как разные языки, между тем как Шишков и его сторонники, исходя из представления о том, что русский язык непосредственно развился из церковнославянского, р<г ссматривают эти языки в принципе как один и тот же язык единый в своей субстанциональной сущности.

 

Можно сказать, таким образом, что как карамзинисты, так и их литературные противники («архаисты») выступают против инородных элементов в языке, но расходятся в своих представлениях о том, какие именно элементы являются инородными. Сторонники Шишкова исходя из диахронической перспективы (взгляд на русский язык с точки зрения его прошлого) рассматривают как инородные элементы те заимствования, которые приобрел русский язык в процессе своей эволюции; поскольку при этом считается, что русский язык произошел из церковнославянского, славянизмы заимствованиями не признаются- Между тем карамзинисты, исходя из синхронической перспективы (взгляд на русский язык с точки зрения его настоящего), рассматривают как инородные элементы в русском языке как раз славянизмы, т.е. заимствования из церковнославянского языка, поскольку церковнославянский признается вообще другим языком, отличным от русского .

 

Итак, противопоставление по признаку «свое — чужое» объединяет обе полемизирующие партии — при том, что конкретная интерпретация оказывается у них прямо противоположной. Соответственно, каждая партия может претендовать на роль очистителей языка.

 

 

 

К содержанию книги: ОЧЕРК ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

 

Последние добавления:

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения

 

Биография В.В. Докучаева

 

Жизнь и биография почвоведа Павла Костычева

 

 Б.Д.Зайцев - Почвоведение

 

АРИТМИЯ СЕРДЦА