Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Вымирание древних животных

Причины исчезновения динозавров

 

палеонтолог Лео Леонид Габуния

Лео (Леонид) Габуния

Смотрите также:

 

Вымирания в фанерозое

 

Великое вымирание

 

вымирания динозавров

 

Палеонтология  

 

ПАЛЕОНТОЛОГИЯ ПОЗВОНОЧНЫХ

 

Эволюция биосферы

 

Учебник по теории эволюции

 

динозавры рептилии

 

Дрейф материков и климаты Земли 

 

Палео-климатология 

 

Гео-хронологическая таблица

 

Геологическая шкала

 

Причины вымирания динозавров 

 

Гипотезы вымирания динозавровой фауны

 

 Причины вымирания древних фаун 

 

Почему вымерли динозавры  Фанерозой 

Водные динозавры

 

КОГДА ВОЛГА БЫЛА МОРЕМ

 

На поиски динозавров в Гоби

 

ПРИЧИНЫ ВЫМИРАНИЯ МАМОНТОВ

 

ВЫМИРАНИЕ МАМОНТОВОЙ ФАУНЫ. Голоцен

 

 

 

Как уже отмечалось в вводной главе настоящего исследования, одной из характерных черт новейших гипотез, объясняющих причины исчезновения динозавров, является привлечение тех или иных якобы универсальных абиотических факторов. В качестве таковых отмечаются космическая радиация, излучение из недр земли и т. п. Мы уже указывали на однобокость и несостоятельность подобных гипотез вообще. Коснемся подробнее некоторых из них и попытаемся противопоставить им дарвиновское толкование вопроса п вымирании динозавров.

 

За последние годы немало внимания уделял проблеме вымирания О. Г. Шнндевольф (1954, 1962), объясняющий вымирание больших групп организмов значительными колебаниями космического излучения на протяжении геологического прошлого. Высокая космическая радиация может обусловить, по мнен-но этого ученого, усиленное образование радиоактивных изотопов, которые в хромосомах должны оказывать влияние на вещество наследственности. Таким путем могут возникать и накапливаться в больших количествах вредные или летальные мутации. При этом, поскольку скорость мутации пропорциональна времени,-она должна вызывать значительное накопление вредных мутаций прежде всего у тех животных, которые лишь очень поздно приступают к размножению.

 

Такими животными были крупные пресмыкающиеся мезозоя (птерозавры, динозавры и др.), подвергшиеся вымиранию на грани мела и палеоцена (Шиндевольф, 1954, стр. 462).'Что же касается вопроса о том, чем вызываются принимаемые Ш -шдевольфом сильные повышения космического ультраизлучения, которые, по его мнению, должны были иметь место крайне редко, то их возможным источником он считает вспышки сверхновой звезды вблиз-i от земли (на расстоянии менее 300 световых лет), изменения в действии земной атмосферы, изменения в земном магнитном поле и др. Впрочем, этот автор не придает большого значения выяснению причин повышения космического чзлу- чения Шиндевольф, 1962, стр. 277). Важно, по его мнению, что такие повышения должны были иметь место, и они как нельзя лучше соответствуют универсальному фактору, обусловившему одновременное вымирание таких широко распространенных групп, как завроптеригии, мозазавры, птерозавры, заврисхии, орнитисхии и др.

 

По мнению Э. Штехова, главной, если не единственной, причиной вымирания на грани мезозоя и кайнозоя должно было быть увеличение освещения. По мнению Штехова, в это время был разорван сплошной облачный покров и впервые достигли поверхности земли солнечные лучи, особенно —наиболее активные химически ультрафиолетовые лучи. Внезапно возникли большие температурные скачки между днем л ночью, летом и зимой, вызвавшие колебания в воздушном давлении и движении ветров и увеличившие различия между климатическими зонами. Этот миг должен был быть, по словам Штехова (1954, стр. 185), прямо катастрофическим для животного мира, особенно для групп с высокой чувствительностью к световым раздражениям, к чтслу которых он относит крупных пресмыкающихся мезозоя. К сильной полуденной радиации и холоду могли приспособиться, согласно данным Штехова, лишь позвоночные с двойным кругом кровообращения и постоянной температурой тела, обладавшие к тому же шерстяным ши перьевым покровом.

 

М. Лаубенфельс (1956) выдвинул гипотезу кратковременного сильного жара, который мог уничтожить всех динозавров. Этот жар, по его мнению, мог быть вызван ударом плане- тезимали или необычайно сильным дождем метеоритов.

 

Г. Линигер (1961) также не может найти иного объяснения причин вымирания динозавров, как под воздействием вспышки сверхновой звезды или усиления солнечной активности.

 

О. Г. Кларк (1953) высказывает мнение, что в конце мела имело место радикальное изменение количества и характера солнечной радиации, достигающей земного шара. Это вполне могло быть, по его мнению, главным фактором исчезновения рептилий, ведущим к господству млекопитающих.

 

В. И. Красовский и И. С. Шкловский (1957) полагают, что в геологическом прошлом могли быть эпохи, когда на протя- 90 жении нескольких тысяч лет поток космлческого излучения на Земле мог превышать средний уровень в несколько десятков раз. Кроме того, могли быть, по их мнению, и такие периоды, длящиеся многие сотни лет, когда потоки первичных космических лучей были в сотни раз больше современных. Длительное воздействие высокого уровня интенсивности космических лучей на организмы могло повлечь за собой катастрофические последствия. По предположению этих авторов, «великое вымирание» рептилий в конце мелового периода' было обусловлено этой причиной (там же, стр. 198).

 

 Казье (1962) придает решающее значение усилению солнечного излучения для эволюции биосферы, но солнечная активность, по его мнению, не непосредственно вызывает угасание организмов. С этой активностью связаны значительные географические и климатические трансформации, обуславливающие вымирание животных и, в частности, наземных позвоночных. Под воздействием усиления солнечной активности происходит интенсификация таких геофизических явлений, которые вызывают «геологические» трансгрессии. К числу подобных трансгрессий относятся, в частности, большие трансгрессии позднего мела, вызвавшие весьма значительное сокращение площадей сушл, занимаемой наземными позвоночными. Последующее же увеличение термического излучения обусловило иссушение климата и окончательное вымирание многих групп животных (Казье, 1962, стр. 50—51).

 

Некоторые из приведенных гипотез совершенно лишены научного обоснования и относятся, скорее, к области фантастики. Мы имеем в виду гипотезы Штехова, Лаубенфельса, Ли- нигера. Другие заслуживают, быть может, большего внимания, так как они тщательно разработаны и оставляют впечатление вполне обоснованных построений. К числу таких гипотез относятся, в частности, гипотезы Шиндевольфа и Казье.

 

Трудно отрицать, конечно, что довольно значительные колебания космического излучения, рассматриваемые Шинде- вольфом в качестве универсального фактора, обусловливающего вымирание фаун, могли иметь место в геологическом прошлом. Однако для того, чтобы познать характер и силу воздействия на биосферу этих колебаний, надо иметь некоторое представление о причинах предполагаемого автором сильного повышенля космического ультраизлучения. Между тем, по его собственному признанию, об этом можно только гадать (то ли вспышка сверхновой звезды, то ли изменения в земное магнитном поле или в действии земной атмосферы и т. д.). Но если даже допустить, что действие колебаний космического излучения могло -быть именно таким, каким его представлял себе Шиндевольф, и отражалось оно одновременно на всех биотопах (Шиндевольф, 1962, стр. 277), тем не менее, едва ли смогли бы мы найти подтверждение развиваемым им взглядам в истории динозавров. Как показало нам ознакомление с хронологией исчезновения динозавров, многие группы этих мезозойских пресмыкающихся вымерли задолго до конца мезозоя, когда должно было иметь место, по Шиндевольфу, одно из сильных повышений космического ультраизлучения; другие испытывали в разное время упадок и угасание, и лишь относительно немногие вымерли, по-видимому, в самом конце мелового времени.

 

С другой стороны, у нас нет уверенности, вопреки мнению Шиндевольфа, что имеющиеся сведения о так называемых фаунистических разрывах полны и достаточно точны. Как уже указывалось в одной из предыдущих глав, такие разрывы, по нашему глубокому убеждению, скорее всего, соответствуют наиболее значительным пробелам геологической летописи я наших знаний. Поэтому^ позволительно ставить вопрос, насколько реальны предполагаемые Шиндевольфом и многими другими учеными внезапные и повсеместные вымирания фаун вообще. Если такие вымирания не подтверждаются далее данными из истории динозавров и некоторых других групп мезозойских пресмыкающихся, исчезновение которых обычно приводится в качестве примера наиболее загадочного всесветного вымирания, то вполне естественно, -что их реальность вызывает сомнение.

 

Нельзя не согласиться с Ньюэллем (1956, стр. 99), по мнению которого допущение Шиндевольфа о великих фаунистических разрывах ведет к заключению о каком-то катастрофическом процессе. Понятно, что для объяснения подобных «катастроф» Шиндевольфу пришлось обратиться к гипотетическим космическим фактором, так как известные геологические процессы, действительно, не могли служить причиной внезапных и всесветных изменений фаун.

 

Однако само по себе мало вероятно и допускаемое Шиндевольфом мощное воздействие космической радиации на организмы. Ведь все дело в том, что якобы внезапные и повсеместные вымирания больших групп организмов сопровождаются в геологической летописи столь же внезапным возникновением и всесветным расселением многих других групп (на грани мела и палеогена — млекопитающих). Поэтому Шиндевольф вынужден допустить, что тот же фактор повышения космической радиации, вызвавший вымирание одних групп организмов, способствовал возникновению и ускоренной эволюции других. Между тем, хотя скорости мутирования могут быть повышены в лаборатории посредством радиации, все же темпы эволюции, как об этом пишет Ньюэлл (1963, стр. 607), определяются не столько частотой мутаций, сколько давлением отбора. Кроме того, мутации, получаемые в лабораториях, в естественных условиях слабо функционируют и, как правило, стерильны. Впрочем, представление Шиндевольфа о вымирании и ускоренном мутировании аформ под воздействием повышения космической радиации не находит подтверждения в палеобиологической истории не только мезозойских пресмыкающихся, но и всех прочих групп ископаемых организмов как растений, так и животных (там же, стр. 608).

 

Совершенно очевидно, что некоторые из упомянутых гипотез вымирания динозавров в той или иной мере перекликаются с концепцией Шиндевольфа. Действительно, Г. Линигер, В. И. Красовский и И. С. Шкловский обращаются к тому же источнику космической радиации, что и Шиндевольф. Лаубенфельс апеллирует к непродолжительному жару, и хотя Шиндевольф называет его гипотезу странной (Шиндевольф, 1962, стр. 277), мы не видим существенной разницы между концепциями обоих этих авторов: в их основе лежит представление об универсальном факторе, обусловливающем всесветную катастрофу. То же следует отметить и в отношении гипотезы Вильзера—Штехова, объясняющей вымирание динозавров внезапным возникновением, якобы в результате разрыва сплошного облачного покрова земли, больших температурных скачков (конечно, очевидна надуманность и несостоятельность самой идеи сплошного облачного покрова, принятие которой потребовало бы допущения о неоднократных разрывах этого покрова, начиная с древнейших этапов развития жизни).

 

Безусловно, близок по своим взглядам к Шиндевольфу и Кларк, а также упоминавшийся нами Кайзер, считающий, что мутации, вызывающие децентрализацию органов у динозавров, возникли вследствие их чрезмерной чувствительности к излучениям.

 

Гораздо сложнее изображен процесс вымирания динозавров у Казье (1960, 1962). Как уже было отмечено, первопричиной важнейших изменений в лито- и биосфере он считает солнечную активность. Конечно, нет сомнения, что в геологическом прошлом солнечная активность должна была испытать известные колебания, но вопрос о масштабах этих колебаний неясен и. вероятно, трудно разрешим. Пока нет никаких данных, указывающих на то, что в определенные моменты солнечная активность могла быть особенно высокой. Но если оставим в стороне этот в высшей степени гипотетический источник почти внезапных геологических и климатических пертурбаций, то окажется, что мы имеем дело с указываемыми с давних пор факторами вымирания мезозойских рептилий. Это — похолодание и иссушение климата в самом конце мела и большие трансгрессии, вызвавшие сокращение площадей суши. Впрочем, действие указанных факторов было, по Казье, все же не всюду одновременным, а поскольку это так, трудно отрицать их возможную связь с исчезновением динозавров.

 

Однако большего внимания заслуживает, нам кажется, указание Казье (1961) на преследование растительноядных пресмыкающихся хищными и усиление в позднемеловое время конкуренции между динозаврами, хотя появление новых форм хищников и конкурентов он мыслит почему-то как следствие особой интенсификации мутаций, связь которой с изменениями окружающей среды не вполне ясна.

 

Многие исследователи считают- главной причиной вымирания динозавров изменения климатических условий на грани мезозоя и кайнозоя.

 

Л. Гинзбург (1964, стр. 13 — 22) связывает исчезновение динозавров с регрессией конца мелового периода, сопровождавшейся похолоданием климата. Из- 94 менения климата в сторону иссушения и похолодания в поздне- меловое время должны были носить, по его мнению, универсальный характер. При этом, в отличие от аридизации, которая могла вызвать только сокращение числа популяций некоторых групп динозавров, похолодания должны были повлечь за собой их полное исчезновение. Отмечая, что рептилии не выносят холода, автор пытается объяснить переживание сквамат, клювоголовых, черепах и крокодилов. Большим преимуществом сквамат и клювоголовых была, по его мнению, небольшая величина тела, позволяющая легко регулировать его темпера- туру. Кроме того, представители обеих этих групп укрываются в норы, где изменения температуры менее значительны, чем на поверхности земли. Черепах защищает от холода панцирь. Что же касается крокодилов, то их переживание автор относит за счет наличия у них некоторых признаков относительно высокой организации, конвергентно сближающих этих пресмыкающихся с млекопитающими (присутствие вторичного нёба, полное разделение двух желудочков сердца, возникновение подобия диафрагмы и др.). Обращаясь к данным палеонтологии, Гинзбург усматривает подтверждение своего взгляда в патологических изменениях скорлупы яиц динозавров, находимых в Провансе. Поскольку у рептилий раз^витие эмбрионов находится в тесной зависимэти от тепла, указанные аномалии свидетельствуют, по Гинзбургу, о нарушения метаболизма, вызванного похолоданием.

 

В последнее время много пишут о находках яиц динозавров в Южной Франции (А. Ф. Лаппаран, 1957; Р. Дюгп и Ф. Сирюг, 1958; Г. Линигер, 1961; Л. Талер, 1965). Биостратификация и мультистратификация окорлупы яиц, нередко наблюдаемая в находках Прованса, указывает, по мненлю этих авторов, на перерывы в развитии эмбрионов, «биологические пертурбации» (Талер, 1965, стр. 41), явно связанные с похолоданием. Это подтверждается, якобы, и тем обстоятельством, что патологические изменения имеются в яйцах разных видов динозавров. Наконец, на том основании, что среди весьма многочисленных находок нет ни одного экземпляра, содержащего остатки скелета эмбриона, Лаппаран высказал предположение об уменьшении процента вылупления у динозавров ко времени их вымирания (Лаппаран, стр. 546).

 

Патологические изменения в строении скорлупы яиц динозавров Прованса позволяют, по мнению французских авторов, подойти к решению сложной проблемы вымирания динозавров. Но понижение температуры должно было происходить постепенно, а динозавры исчезали как будто внезапно, пишет Гинзбург (там же, стр. 18). Эту несогласованность событий позднего мела автор объясняет следующим образом. При каждом понижении температуры динозавры оказывались все в худшей обстановке. Множество поколений этих животных существовало, как об этом свидетельствуют невылупившиеся яйца динозавров в Провансе, в условиях, явно неблагоприятных для их жизни. Они стали вымирать сначала маленькими группами: исчезало только несколько видов при каждом похолодании. Но зимы становились все суровее, и при максимуме регресс т наступили холода, которых уже не могли выдержать последние динозавры, полностью исчезнувшие в данйи с л-ша земли. Млекопитающие и птицы не могли играть решающей роли в экстерминаци 1 динозавров, отмечает, как бы продолжая мысль Гинзбурга, Талер (там же, стр. 47). Если б вымирание динозавров было вызвано их вытеснением млекопитающими, оно бы протекало постепенно, заключает этот автор.

 

Таким образом, «разгадка» найдена: аномалии в скорлупе яйц динозавров показывают, по мнению Линигера, Дюги, Сирюга, Гинзбурга и Талера, что конец мела отмечен резким похолоданием, повлекшим за собой повсеместное вымирание динозавров и птерозавров.

 

В связи с изложенными доводами Гинзбурга в пользу похолодания в позднем меле и вызванного им вымирания динозавров, находим уместным сделать следующие замечания. Во- первых, никем не доказано, что регрессии моря обязательно сопровождаются понижением температуры; ведь от того, что в неогене море покинуло значительные площади территории Южной Ази1 и Северной Африки, в этих областях не было, кажется, заметного ухудшения климата. Во-вторых, регрессии не происходят всюду одновременно, а вызываемое ими перемещение прибрежных зон должно было быть настолько медленным, что их обитатели могли, естественно, следовать за ним. В-третьих, патологические изменения в строении яиц динозавров установлены пока только на юге Франции, и если они действительно указывают на похолодание климата, ничто не противоречит тому, что это похолодание было локального характера. Следует отметить к тому же, что судя по данным Г. и М. Сен-Жирон (1956, стр. 193—226), на которые ссылается и сам Гинзбург, способы воспроизведения у рептилий, по-видимому, относительно быстро меняются под воздействием внешних условий (у Lacerta vivipara живорождение наблюдается только в южных частях ее ареала, в Испании она яйценосна, а еще севернее впадает в зимнюю спячку и несет яйца только поздней весной или летом). Поэтому мы имеем основание думать, что в зависимости от изменений климата динозавры также могли переход чть от возможного живорождения или яйце- живорождения к яйценесению, а также к продлению цикла воспроизведения. Наконец, в отношении особенностей крокодилов, представлявших, по Гинзбургу, существенные преимущества организации, якобы позволявшие им переживать позднемеловое похолодание, следует отметить, что надо, прежде всего, доказать наличие этих признаков относительно высокой организации уже у меловых крокодилид. Кроме того, трудно утверждать, что поздние динозавры не приобретали некоторых прогрессивных черт, отмеченных автором у крокодилов. Примечательно, что канадский палеонтолог Л. Рассел недавно писал как раз о некоторой близости динозавров к крокодилам (обе группы принадлежат, как известно, к архозаврам). Он отметил, в частности, что в строении сердца крокодилов намечается переход к птичьему сердцу. Поскольку, однако, динозавры ближе к птицам, они должны были бытьигомеотермными (Рассел, 1965, стр. 121). Впрочем, в приобретении гомеотермии этот автор усматривает главную причину вымирания динозавров: настоящее рептилии могут переживать холодный сезон в окоченении, как нынешние пойкилотермные позвоночные, а гомео- термные динозавры, лишенные этой возможности и не имевшие изолирующего покрова (перьев ила шерсти), при медленном похолодании постепенно вымирали.

 

Допуская одновременные массовые вымирания фаун в определенные моменты геологического прошлого, Н. Д. Нью- элл (1962, 1963) считает ведущим фактором этих вымираний эвстатические колебания уровня моря. Он связывает угасание. динозавров и других групп организмов преимущественно с моментами мощных регрессий, когда эпиконтинентальные моря отступали с материков. Только так можно объяснить, по его мнению, причины одновременных всесветных вымираний, якобы пересекающих и таксономические, и экологические грани.

 

Одной из причин вымирания крупных пресмыкающихся в конце мелового периода могло быть, по И. Д. Стрельникову (1959), повышение температуры воздуха, нарушившее терморегуляцию гдгантов и приведшее к их перегреву.

 

Г. Клиринг (1959) считает, что вымирание динозавров можно объяснить продолжительным падением температуры в позд- немеловое время, а также сокращением в результате трансгрессий территории суши, связанным с кульминацией косого положения крупных глыб.

 

Наконец, М. Вильфарт (1956), считавший динозавров обитателями полосы, регулярно затопляемой во время приливов, пытается объяснить исчезновение этих рептилий быстрым уменьшением в конце мела силы приливов (автор полагает, что в мезозое приливы были гораздо более мощными, чем в настоящее время, так как луна была значительно ближе к земле).

 

Огромное значение в истории динозавров изменений климата, конечно, не подлежит сомнению, но еще А. П. Павлов (1924, стр. 93) указывал, что изменениями климата нельзя объяснить повсеместное вымирание тех или иных групп в опреде ленные геологические эпохи. Климаты земли не изменялись внезапно и повсюду одинаково. В частности, нам неизвестны доказательства в пользу существования таких изменений физико-географических условий и на грани мела и палеогена, т. е. в эпоху, когда динозавры окончательно исчезли с лица земли. Существующие данные скорее противоречат допущению о резком ухудшении климата в конце мезозоя. Так, например, масоспектрометрические измерения палеотемператур, произведенные Р. Боуэном (1961) по белемноидеям мела Германии и Польши, показывают, что в меловом периоде были три момента снижения температуры: в неокоме, ценомане и кампане. При этом в ценомане температура была гораздо ниже, чем в кампане. Следовательно, поскольку динозавры выдержали це- номанское похолодание, у нас нет основания считать, что в кампане и Маастрихте они должны были оказаться менее вы- носллвыми. Впрочем, указанные Боуэном изменения климата отмечены для части территории Центральной Европы, и если бы они даже повлекли за собой массовое вымирание динозавров, то это событие могло иметь только местное значение.

 

Весьма существенными представляются нам данные исследований такого авторитетного палеоботаника, как Д. И. Ак- сельрод (1966, стр. 5 и 13), согласно которым в течение мела и большей части третичного периода морозы совершенно отсутствовали на низменных пространствах низких и средних широт. Развитие более сухих и холодных климатов намечается, по Аксельроду, после эоцена.

 

Как мы видели, Квиринг пытается обосновать повсеместность допускаемого им похолодания и сокращения в позднем меле поверхности суши связью этих явлений с кульминацией косого положения земных глыб. Искусственность этой концепции явно бросается в глаза: если согласиться с автором, придется допустить многократное повторение подобных кульминаций в течение всей истории земли.

 

И. Д. Стрельников не объясняет причин повышения тем- пературы в конце мела, но, допуская универсальность этого явления, приобщается к катаетрофистоким взглядам Шиндево- льфа и многих других. По справедливому замечанию Д. JI. Степанова (1959, стр. 14), Ньюэлл также остается в плену идей катастрофизма. Развивая положение о всесветных экологических эффектах эвстатических изменений уровня моря, в одной из своих последних публикаций (Ньюэлл, 1963, стр. 604) он рассматривает резкие контрасты в последовательной смене фаун в геологическом прошлом как результат массовых миграций, по Кювье. Что же касается идеи Вильфарта о повсеместном уменьшении силы прилива в конце мела, то она опровергав ется не только общим ходом преобразований, которые испытывала на гранл мезозоя и кайнозоя земная кора, но и астрономическими данными, приводимыми М. Г. Рютеном (1956). Согласно заключению этого автора, морские осадки мезозоя скорее указывают на то, что они накоплялись в бесприливных или бедных приливами мелководных морях (там же, стр. 44).

 

Все еще пользуются распространением гипотезы, объясняющие вымирание динозавров внутренними причинами (филогенетическое угасание форм). Нередко делаются, однако, попытки привлечения, наряду с внутренними причинами, также и абиотических факторов. Характерны в этом отношении упоминавшиеся уже нами воззрения Г. 3. Кайзера (1961, 1964), придающего решающее значение в истории динозавров нарушениям филогенетического развития, определяемого планом строения. Децентрализацля нервной системы и других, коррелятивно связанных с нею, органов у заврисхий, орнитисхий и прочих мезозойских рептилий прлводит, по его мнению, к возникновению соотношений, несовместимых с жизнеспособностью. Так, у завропод вследствие увеличения размеров тела головной мозг становился все меньше и меньше. А это не могло не повлечь за собой искажения функций: до чрезвычайности малый в сравнении с телом головной мозг не мог уже управлять мощными органами гигантских животных, что и становилось причиной их вымирания (Кайзер, 1961, стр. 35). Однако первые мутации, которые вызывали децентрализацию и тем самым вымирание, должны были быть обусловлены, по Кайзеру (там же, стр. 43), повышенной чувствительностью некоторых родов по отношению к космическому излучению. Таким образом. Кайзер считает, что мы имеем сначала экзогенное воздействие, затем специфическую для рода реакцию и происхождение децентрализованных форм, ведущее к вымиранию.

 

Концепция вымирания, развиваемая Кайзером, мало отличается от различных вариантов старения и смерти филогенетических ветвей, несостоятельность которых была убедительно показана Л. Ш. Давиташвили (1948, стр. 267—271 и 334—340). Однако не ново, как нам кажется, л лежащее в основе его концепции понятие дисгармонии и децентрализации органов, перекликающееся с идеей переразвитля, или гиперморфоза. Напомним, что И. И. Шмальгаузен, рассматривавший проблему гиперморфоза, также писал о нарушении координации частей, якобы имеющем место при быстром росте размеров тела в течение Эволюции форм (Шмальгаузен, 1939, стр. 150). Подобное же толкование явлений «переразвития» (гипергенез) находим мы у А. А. Парамонова (1967, стр. 407), усматривающего в этом одну из причин вымирания крупных рептилий мезозоя.

 

Между тем, палеобиология не дает нам указаний на нарушения корреляции в филогенезе форм и эволюцию за пределы целесообразного. Если мы обратимся к гигантским завропо- дам, то, конечно, будем вынуждены признать, что головной мозг у них относительно очень мал, свидетельствуя о соответственно низком уровне организации этих животных. Но этот маленький мозг был достаточен для управления мощными органами завропод в течение многих десятков миллионов лет. «Недостаточным» он оказался, по-видимому, лишь после того, как изменилась среда обитания завропод и усложнились их биотические отношения. Следовательно, здесь дело должно было быть не в «децентрализации», а в низком уровне развития центральной нервной системы вообще. Нельзя отрицать, что «децентрализация» и «дисгармоническое развитие органов», по Кайзеру, отражают в конечном итоге относительное несовершенство организации форм, наблюдающееся во многих филогенетических линиях. Однако, вопреки мнению автора, это несовершенство не вызывает филогенетических нарушений корреляций и не обязательно ведет к вымиранию.

 

К числу важнейших факторов вымирания динозавров нередко относят несовершенство их организации и узкую специализацию. Еще Л. Долло (1903, стр. 565) указывал на то, что вымирание игуанодона могло быть связано с малой величиной его головного мозга. Среди современных ученых вопросу об уровне развития у динозавров головного мозга особое значение придает Экснер (1955). Считая динозавров спинномозговыми животными, у которых важнейшие функции организма управлялись через спинной мозг, он полагает, что эти пресмыкающиеся должны были быть поэтому крайне чувствительны к значительным изменениям климата, имевшим место на грани мезозоя и кайнозоя. Как и Кайзер, он думает, что такой маленький. как у динозавров, мозг не был достаточен для образования сложных отношений со средой в трудных ситуациях (там же, стр. 51). Нельзя не согласиться с Звснером, что низкий уровень развития центральной нервной системы у динозавров мог в какой-то мере обусловить их быстрое вымирание при усложнении среды обитания. Однако не следует забывать, что в общем, судя по эндокраниальным отллвам динозавров, мозг у них был типично рептилийным, а в некоторых случаях по отношению к размерам черепа довольно крупным (Лаппаран и Лавока, 1955, стр. 916). Можно думать поэтому, что динозавры не были столь беспомощными в отношении приспособления к изменениям климата, какими они представляются Экснеру и некоторым другим специалистам.

 

По своим взглядам близок к Кайзеру и Экенеру Р. Дэм (1963, стр, 127—134), который считает причину гибели динозавров в их отклонении от первоначального типа строения, выражающемся в гигантизме и развитии рогообразных выростов и прочих «украшений», рассматриваемых им в качестве признаков упадка.

 

О гигантизме динозавров писал еще Ф. Нопча (1917, стр. 334), связывавший это явление с физиологическими расстройствами, особенно же расстройствами эндокринологическими. Он отметил, в частности, связь гигантизма мезозойских рептилий с происходящим у них обычно увеличением гипофиза, в передней доле которого образуется, как известно, гормон роста.

 

О роли переразвития гипофиза в вымирании динозавров писали также Т. Эдингер (1942), У. Е. Суинтон (1954) и др.

 

Гигантизму, как фактору вымирания динозавров, придавал важное значение также Крусафонт (1960, стр. 10). Он называл этих мезозойских рептилий «анатомическими махинами», полагая, что животные с такой огромной маосой тела и маленьким мозгом, как у динозавров, не могли не оказаться оставленными на милость изменений климата. Кроме того, в качестве причины вымирания динозавров он указывал также их чрезвычайную специализацию и сокращение числа особей, вызванное гигантизмом.

 

Трудно возражать против того, что своеобразная специализация многих динозавров и, в частности, распространенный среди них гигантизм в известной мере могли обусловить их угасание. Но следует ли рассматривать возникновение этих особенностей в качестве основной причины окончательного исчезновения динозавров? Мы не можем дать утвердительный ответ на этот вопрос. Э. Колберт (1955, стр- 199—209) убедительно показал, что гигантский рост должен был иметь и важное приспособительное значение для мезозойских рептилий. Об этом же писал И. А. Ефремов (1954, стр. 127), по мнению которого развитие гигантизма у завропод объясняется приспособлением их к водным условиям жизни. Для нас адаптивное значение гигантизма вне всякого сомнения: особенность, раз- 102 вивающаяся в филогенезе многих групп мезозойских рептилий не может быть следствием физиологического или эндокринологического расстройства, ведущего к вымиранию форм. Конечно, огромные размеры делают динозавров неуклюжими и медлительными, ставят их в более тесную зависимость от изменений обстновки и пр., но все это — условия, а не факторы вымирания. При этом, рассуждая о значении гигантизма в истории мезозойских рептилий, не следует забывать, что многие из вымерших групп динозавров были представлены животными средних или даже мелких размеров.

 

Что же касается специализации вообще, то, как показал недавно В. И. Стрелковский (1967), сама по себе она даже в крайних своих проявлениях не могла непосредственно повлечь за собой вымирание.

 

Наконец, заслуживает упоминания мысль о вымирании динозавров вследствие эпидемического мора специфического действия. О роли пандемий в исчезновении динозавров писал, между прочим, и Ньюэлл, но особенно важное значение придает этому явлению Э. Спикер (1960, стр. 23), по мнению которого некий вирус, действовавший только на крупных пресмыкающихся, мог быстро истребить динозавров в конце мела. Несостоятельность этой гипотезы очевидна: нам уже приходилось отмечать, что наука не знает всесветных катастроф ни абиотического, ни биотического характера.

 

Приведенный краткий обзор новейших воззрений о причинах вымирания динозавров показывает, что мы по-прежнему- далеки от их постлжения. Все упомянутые гипотезы исходят из допущения тех или иных универсальных факторов вымирания. В основе одних лежат изменения климата или эвстатичее- кие колебания уровня моря, якобы проявлявшиеся всюду одновременно. Другие апеллируют к всесветным изменениям биотической обстановка и к давно опровергнутым наукой «внутренним» причинам. Авторы наиболее модных гипотез обращаются к воздействию различных радиаций, упуская при этом из виду его н-гчем не объяснимый избирательный характер (вымирание одних групп мезозойских рептилий и переживание в то время других, в том числе явно менее защищенных от действия радиаций, чем те, которые были уничтожены). Заметим к тому же, что некоторые относительно рано вымершие типично мезозойские группы пресмыкающихся, по признанию многих сторонников гипотезы воздействия изменений физико-геог- рафических условий, должны были исчезнуть из геологической летопис! без участия подобных факторов. Непонятна поэтому необходимость привлечения их для объяснения вымирания других групп. Мы уже не говорим о том, что гипотезы, привлекающие космические и прочие радиации, в высшей степени спекулятивны: действительно, нам неизвестны факты, служащие хотя бы косвенным доказательством основных положений, развиваемых авторами этих гипотез.

 

Вполне сознавая несостоятельность гипотез, объясняющих вымирание динозавров и прочих организмов действием только тех или иных абиотических факторов или таких биотических факторов, как всеистребляющие эпидемии, некоторые видные ? ученые Запада стали придавать важное значение сложным биоценотическим отношениям, приближаясь таким образом, к дарвиновской концепции вымирания. Симпсон (1960, стр. 162 —164), Колберт (1965, стр. 191 — 207) и некоторые другие приводят яркие примеры из палеонтологической истории позвоночных, подтверждающее эту концепцию вымирания. Однако и они затрудняются дать объяснение причин почти внезапного повсеместного исчезновения заврисхий и орнитисхий. Эт.1 исследователи как и, впрочем, подавляющее большинство палеонтологов, считают установленным наукой фактом, что вымирание мезозойских рептилий происходило независимо от процесса развития и распространения млекопитающих. В решении вопроса об исчезновении динозавров они становятся, по сути дела, на путь признания массовых миграций по Кювье. Действительно, если в начале кайнозоя внезапно появилась богатая фауна млекопитающих, занявшая места, уже ранее освобожденные пресмыкающимися, совершенно очевидно, что она должна была откуда-то мигрировать. Но откуда? Ведь, согласно распространенному мнению, эта ископаемая фауна негде не известна до кайнозоя. На этот вопрос попытался ответить Лавока (1955, стр. 211—220), выдвинувший, однако, маловероятную идею о первоначальном развитии .млекопитающих «а территории нынешней Арктики.

 

Если придерживаться концепции Симпсона л его последователей, надо будет прззнать поразительное совпадение двух 104 загадочных событий: повсеместного и по^;и одновременного исчезновения динозавров и некоторых других мезозойских пресмыкающихся и столь же внезапного возникновения млекопитающих и заселения ими освобожденных пресмыкающимися стаций.

 

Между тем исследования Л. Ш. Давиташвили (1941, 1948) уже давно поставили под сомнение реальность этих событий, а еще раньше С. А. Северцов (1936) решительно высказался в пользу признания биотических факторов вымирания динозавров, объясняя их исчезновение конкуренцией с сумчатыми и плацентарными формами, которые, рассляяа., вытеснил i более примитивные группы.

 

Новейшие данные палеонтологии, о которых речь будет идти в заключительной главе настоящего труда, полностью подтверждают справедливость мнения о решающей роли млекопитающих в вымирании динозавров. Здесь же мы ограничимся краткими выводами, к которым приводит ознакомление с хронологией исчезновения из геологической летописи орнитисхий. Оно показывает, что вымирание этих рептилий безусловно не было внезапным. Число видов гадрозавровых, достигавшее восемнадцати в формации Белли-Ривер, сократилось до восьми в слоях эдмонтон и до пяти в лэнсе; многочисленные цератопсии верхнего мела в течение сенона испытывают явный упадок, а в самом конце мела представлены только одним родом. Среди орни- топод уже к началу верхнего мела почти полностью вымерли гипсилофодонты; не дожили до конца мела также стегозавры, а число форм анкилозавров, представленных в начале и середине верхнего мела более чем двадцатью родами, сократилось в кампане—Маастрихте, по-видимому, до двух или трех. Наконец, как явствует из рассмотрения возможных факторов вымирания отдельных групп орнитисхий, содержащегося в настоящей главе, важнейшим из них несомненно должна была быть эволюция плацентарных млекопитающих, предрешившая вытеснение ими большинства динозавров вообще. Сведения о меловых сумчатых и плацентарных, а также о древнейших млекопитающих мезозоя, свидетельствующие об их дл отельном сосуществовании с заврисхиями и орнитисхиями, приводятся в последующих главах и заключении

 

 

 

К содержанию книги: Л. Габуния - ВЫМИРАНИЕ ДРЕВНИХ РЕПТИЛИЙ И МЛЕКОПИТАЮЩИХ

 

 

Последние добавления:

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения

 

Биография В.В. Докучаева

 

Жизнь и биография почвоведа Павла Костычева

 

 Б.Д.Зайцев - Почвоведение

 

АРИТМИЯ СЕРДЦА