Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

<<< ИСТОРИЯ РОССИИ. Волнения солдат в середине 18 века

  

 

Солдат ландмилиции Тимофей Трескин. Бегство солдат из полков ландмилиции под Самарой. Волнение однодворцев

 

 

Форма русской армии в середине 18 века

 

Русская армия во второй четверти 18 века

 

Смотрите также:

 

Всемирная история


Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России


Татищев: История Российская


Эпоха Петра 1

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Справочник Хмырова 

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Любавский. ЛЕКЦИИ ПО ДРЕВНЕЙ РУССКОЙ ИСТОРИИ ДО КОНЦА 16 ВЕКА

 

Значительные события произошли в войсках ландмилпции, по своему социальному составу сплошь однодворческих.

 

Однодворцы, взятые в полки ландмилиции, должны были охранять пограничные укрепленные линии,— как старую, между Донцом и Днепром, так и новую, по реке Самаре.

 

На этих линиях были построены крепости, соединенные редутами и реданами . Солдаты ландмилиции размещались в крепостях и в селениях, для них построенных, в которых жили и их семьи.

 

Каждая семья получала пахотный участок земли. Обосновавшись на участке со своими семьями, заведя хозяйство, солдаты, а часто и офицеры ландмилиции не хотели вновь переселяться на новые места службы.

 

Поэтому, когда в 1734 г. в Сергиевском конном полку ландмилиции, поселенном у города Самары, стало известно, что всех солдат и офицеров этого полка вместе с женами и детьми хотят перевести во вновь построенные крепости по р. Самаре, солдаты этого полка и некоторые младшие офицеры стали волноваться.

 

Вахмистр Поединцев, каптенармус Мордвинов и подпрапорщик Кисленин подали начальству в Самаре заявление от имени всего состава полка, чтобы их из Самары никуда не переводили.

 

Через некоторое время майор этого же полка Бахметьев, ссылаясь на слова бригадира Друманта, говорил всем, что требование «ландмилицев» удовлетворено и все они останутся на своих местах.

 

А солдат Тимофей Трескин поддерживал настроение своих товарищей, всюду «разглашая», что в Самаре уже имеется указ из Петербурга, чтобы ландмилицев со старых жилищ никуда не переводить. Как раз в это время Тимофею Трескину и другим солдатам 9-й роты было приказано идти на рубку леса для постройки жилищ в новом месте при Красном редуте.

 

Все солдаты 9-й роты в числе 66 чел. во главе с Трескиным отказались выполнить этот приказ «и учинили в том противность и ослушание, а по следствию видно, что во оном во всем пущей завотчик оной Трескин».

 

Вследствие прямого возмущения солдат были арестованы солдат Трескин, майор Бахметьев, у которого собирались Трескин и его друзья, и еще 11 ландмилицев.

 

В апреле 1736 г. солдат Трескин как главный «зачинщик» возмущения был повешен. Другие арестованные были отправлены на каторгу и прогнаны сквозь строй по пяти раз

 

Отказ солдат ландмилиции сниматься с насиженных мест перерастал в открытое неповиновение и возмущение также и в других полках.

 

В 1734 г. под Самарой, в пригороде Сергиевском, полтораста солдат конного Билярского ландмилиции полка, собравшись на улице, резко отзывались об указах Военной коллегии и возбужденпые разговорами о том, что будто бы имеется указ, упраздняющий ландмилицию, решили больше в войсках не служить.

 

Убежденные в том, что за них заступится императрица, они послали в Петербург рядового Плеханова.

 

Чем кончилась эта поездка, нам неизвестно, но в 1735 г., когда Билярский полк был переведен на Самарскую линию, солдаты и урядники были охвачены волнением и отказались распахивать землю к севу хлеба. Они решили остаться с женами и с детьми в пригороде Билярска.

 

С их общего «согласия» капрал Ярыгин и рядовые Епипешников и Четыркин, отпросившись с линии как будто в Билярск, па самом деле направились в Петербург.

 

Четыркни по дорого заболел и остался в Твери, а Ярыгип и Епинешникои дошли до столицы и там подали челобитную самой императрице. В этой челобитной они жаловались на тайного советника Наумова, который требовал от них расписок в добровольном переходе на Самарскую линию.

 

Ходоки лапдмилицев были схвачены и допрашивались в Тайной канцелярии. Все трое, жестоко битые кнутом и с вырезанными ноздрями, были отиравлепы в каторжные работы навечно.

 

Солдат этого же полка Плеханов бежал с Самарской линии и, явившись в Петербург, подал челобитную, чтобы их с линии вернули в Сергиевский уезд. Узнав, что в Военной коллегии содержатся в заключении уже несколько солдат Билярского полка, Плеханов проник к ним и, взяв от них «черную челобитную», переписал ее набело и сумел подать императрице.

 

Плеханова и его товарищей Парамонова, Бочкарева, Бессонова и Солодовникова, как ходоков от ландмилицев и как участников одновременного и согласованного отказа пахать землю и подчиниться указу о переводе на Самарскую линию, Тайная канцелярия приговорила к вечной каторге в Рогервике и на Кронштадтском канале

 

Подобного рода репрессии только на короткий срок ослабляли сопротивляемость солдат ландмилиции, но совсем подавить движение правительству не удавалось.

 

Бегство солдат из полков ландмилиции все усиливалось. Правительство издавало один указ за другим о мерах борьбы с этой формой солдатского движения, но эти указы не помогали 

 

В 1738 г. произошло крупное волнение однодворцев Демшинского уезда, записанных в ландмилицию и отправляемых на закамскую линию, к которым присоединились ранее уже посланные туда лаидмилицы, но своевольно возвратившиеся оттуда.

 

Дементий Зарубин, возглавивший это возмущение, имел копию указа Военной коллегии, который он толковал, как отменяющий и даже запрещающий отправку лапдмилицев па закамскую линию. Этот документ сыграл большую агитационную роль. Отряд, посланный для усмирения, имел около ста человек, в то время как восставших было более трехсот. Солдаты этого отряда в большинстве разбежались, а лаидмилицы убили Полубояринова и тех, кто был с ним. Следствие велось и на линии, и в Демшинском уезде.

 

По решению Сената, утвержденному Кабинетом министров, 18 чел. были приговорены к смертной казни, 25 чел.— к ссылке на вечную каторгу с предварительным наказанием кнутом и вырезанием ноздрей, других истязали кнутом, прогоняли по три раза через полк и т. д.  .

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история восемнадцатого века

 

Русская армия во второй четверти 18 века

Русская армия во второй четверти 18 века

Императрица Екатерина 1 Первая

 

Императрица Екатерина 1 Первая

 

Император Пётр 2 Второй

 

Император Пётр 2 Второй

 

Император Иван 6 Антонович и Анна Леопольдовна

 

Император Иван 6 Антонович

Императрица Анна Иоанновна

Императрица Анна Иоанновна

Императрица Елизавета Петровна

Императрица Елизавета Петровна

 

Смотрите также:

 

Русская армия и флот во второй половине 18 века.  РУССКАЯ АРМИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII...

 

Военное искусство русской армии в 50—70-х годах XVIII столетия  СУВОРОВ И РАЗВИТИЕ ТАКТИКИ РУССКОЙ...

 

ИСТОРИЯ РОССИИ 18 века  Военное искусство русской армии к исходу XVIII в. и европейская...

 

История русской армии, летопись ее побед и этапы развития...