Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

Глава шестая

 

Арсений Насонов 

А. Насонов

 

Смотрите также:

 

Русские летописи, сказания, жития святых, древнерусская литература

 

Повести временных лет

 

летописи и книги

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Владимирские летописи в составе Радзивиловской летописи ...

 

летописи - ипатьевская лаврентьевская новгородская ...

 

Древнерусские Летописи. Ипатьевская летопись

 

Древнерусские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Любавский. Древняя русская история

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Эпоха Петра 1

 

 

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Следующий общерусский митрополичий свод был в еще большей мере сводом общерусским по составу своему и общему направлению. Он дошел до нас значительными фрагментами в составе Новгородской IV и Софийской I летописей — это так называемый «Владимирский Полихрон 1423 г.».

 

Существует также предположение, основанное на изучении хронографа, что в хронограф, составленный Пахомием Сербом, был включен материал, извлеченный из общерусской митрополичьей летописи редакции 1441 г.

 

Чрезвычайно любопытно, что общее направление социально-экономического развития страны вызывало потребность в составлении в XV в. в разных центрах страны летописных сводов с общерусским направлением. Так, в Новгороде Великом, предположительно в 30-х годах XV в., появился общерусский свод, соединявший текст «Владимирского полихрона» с новгородской владычной летописью.

 

Это соединение хорошо видно при сравнении Новгородской IV и Софийской I летописей с Новгородской I летописью. В Смоленске в XV в. был составлен, предположительно, свод, который носил общерусский характер; его известия с 1419 по 1427 г. сходствовали с Никоновской летописью  . В начале XVI в,, судя по Супра- сльскому списку (ЦГАДА, ф. 181, № 21), летописным делом в Смоленске занимался Иосиф, епископ смоленский; на исходе XV в. он был поставлен на киевскую митрополию, оставаясь в Смоленске

 

Около середины XV в. появился летописный свод в Твери, далеко не узкоместный по составу и отражавший политическую проблему общерусского значения. Аналогичные в некоторой степени устремления, но только устремления, мы наблюдаем в псковском летописании XV в.

 

В положении московского князя некоторый перелом наступил только с середины XV в. Рязань сама отдалась под власть московского князя. В середине 50-х годов Москве удалось порвать связь между Литвою и феодальными землями и княжествами Северной и Северо-Восточной Руси. Договоры с тверским князем и с Новгородом обязывали их действовать заодно с великим князем московским. Но прочной зависимости еще не было. События начала 70-х годов и связанный с ними поход на Новгород 1471 г. показали, что в Новгороде руководящая боярская партия хотела сближения с Литвою.

 

В 50—70 -х годах появляется ряд общерусских московских сводов, причем параллельно существуют две традиции: одна — митрополичья, а другая — великокняжеская, которые частью перекрещиваются. И великий князь, и митрополит равно были заинтересованы в том, чтобы Новгород Великий не ушел под власть Литвы. Отсюда понятно, что время составления сводов совпадает с крупнейшими событиями в истории отношений Москвы с Новгородом Великим.

 

Первая веха (1456 г.) восстанавливается предположительно — по данным редакций Софийской I летописи младшего извода. Статья 1456 г. — последняя статья, общая Бальзеровскому списку и списку Царского; далее, в Бальзеровском нарушен хронологический порядок статей; в перечне князей во второй редакции Софийской I летописи не упоминается Иван Иванович. Все это заставило А. А. Шахматова предположить, что известиями 1456 г. кончался один из московских сводов  .

 

Известия последних десятилетий изложены в нем сравнительно кратко. Последнее известие под 1456 г. — это известие о походе на Новгород и о переговорах, или о так называемом Яжелобицком «докончании», оформленном в двух грамотах различного содержания и. Чувство неприязни к поведению «новгородцев» со стороны москвича- составителя, ярко сказалось в следующем его добавлении к тексту Софийской I младшего извода: под 6678 г. после слов «того же л-Ьта выгнаша новгородци князя Романа» прибавлено: «таковъ бо б-Ь обычаи блядинымъ д-Ь- темъ!»  .

 

С двумя событиями, составлявшими важнейшие вехи в московско-новгородских отношениях, — походом 1471 г. и походом 1477 г. — связано составление двух больших сводов московской великокняжеской традиции: свода 1471 (1472) г. и свода 1479 г. Первый из них сохранился в составе Никаноровской летописи (ныне опубликованной в т. XXVII ПСРЛ) в части с 1420 г. до конца летописи; и в составе Московского свода 1479 г. в части с 1425 до 1471 г., до известия о том, что митрополит Филипп повелел готовить «камение» для построения Успенского собора.

 

Нет ясных свидетельств о происхождении предполагаемого свода 1456 г. М. Д. Приселков думал, что свод 1456 г. представлял собою редакцию митрополичьего летописания. Это весьма возможно, хотя текст не дает на этот счет вполне определенных указаний. Во всяком случае, использован митрополичий или церковный материал (см., например, под 6958, 6960, 6962, 6963 гг.).

 

Позволю себе отметить среди статей этого текста записи с точными датами, которые нельзя не считать записями, сделанными в московском Архангельском соборе, где хоронили великих князей и потом царей. Так, под 6958 г. читаем: «Того же л^та бысть чюдо страшно во град^ •Москве: месяца августа 5 день, канунъ дни Спасова, предъ вечернею за единъ ч а с ъ, внезапу прииде туча со въстока на градъ» и далее описывается событие, которое совершилось «у церкви у каменныя святаго Михаила Архангела на площади». А непосредственно вслед за этим идет запись: «Того же месяца августа 13 день прииде туча от западныя страны на градъ Москву и в"Ьтръ ве- ликъ з-Ьло, и сломило крестъ у церкви святаго Архангела Михаила на площади». Подобной же местной церковной записью представляются сведения, сообщаемые в связи со смертью и похоронами великого князя Василия Васильевича под 6970 г.: о «плаче», о том, какая теснота была от «множество народа», о колокольных звонах; перечисление тех, кто был на погребении, и замечание о том, что в церкви «великого архистратига Михаила», где тело было положено, лежат «сродници его, великии князь И,ванъ, сынъ Даниловъ, внукъ божественаго Александра, и д^дъ его и отецъ и иныхъ князей много»  .

 

В научной литературе существовало убеждение, что в первой половине XV в. прекращается общерусское митрополичье летописание. А. А. Шахматов, отмечая явственные следы митрополичьего общерусского свода в составе западнорусских летописей, полагал не случайным, что нить общерусских известий доведена до 1446 г. «В 1446 г., — писал он, — ослепление в. кн. Василья Васильевича, последовавшее затем сначала заместительство митрополичьего стола Ионою, епископом рязанским (с 1446 г.), а затем возведение его на митрополичий стол (с 1449 г.) в значительной степени изменили прежние отношения митрополичьего двора к подведомственным митрополиту епархиям. В связи с этим ставлю прекращение. В 1446 г. общерусской и вместе митрополичьей летописи. Митрополит все более утрачивает свое политическое значение. Общерусскою летописью становится все более летопись великокняжеская»  .

 

М. Д. Приселков утверждал, что митрополичье летописание прекратилось в 50-х годах XV в. Он исходил из общих соображений. «Два события, — писал он, — самым решительным образом изменили позицию митрополии всея Руси, что с неизбежностью должно было отразиться на истории летописания. В 1453 г. пал Константинополь, а с ним вместе и многостолетний призрак греческой «иге- монии» над Русскою землею. Московские великие князья очень рано чувствуют эту перемену и у себя дома охотно выступают в своих новгородских распрях охранителями и защитниками веры против католических планов, т. е. присваивают себе роль павшего под турецкою рукою былого распорядительного центра «Второго Рима». В этой новой своей роли московские государи не допускают и мысли о каком-то беспристрастном отношении митрополии к политической жизни Москвы и скоро и легко добиваются совершенного омосковления митрополии, по старому только величавшейся митрополиею «всея Руси». Второе событие было для митрополии не менее чувствительно: литовская половина кафедры ушла из рук московского митрополита и надежду на ее воссоединение оставалось только строить на политической поддержке московских князей перед литовскими великими князьями. Именно такую помощь великий князь Иван Васильевич оказал митрополии в подведении Великого Новгорода под свою руку, чем охранил для митрополичьей кафедры эту, весьма не малую, часть ее обладания. В таких новых условиях жизни, лишенная внемо- сковской опоры императорской власти, утратив литовскую свою половину, митрополичья кафедра, титулуясь по-старому, фактически становится кафедрою Московского великого княжения, в успехах политического роста которого только и мог крыться успех ее расширения»  .

 

Таково было заключение М. Д. Приселкова «о прекращении митрополичьего летописания». Все эти общие соображения, отнюдь не лишенные основания, свидетельствуют только, что митрополичья кафедра со временем становилась в большей мере в зависимости от великокняжеской (а впоследствии — царской) власти; но не свидетельствуют, что митрополичье летописание прекратилось в 40-х или в 50-х годах XV в.

 

 

 

К содержанию книги: Арсений Николаевич Насонов. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ 11- начала 18 века

 

 

 

Последние добавления:

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах

 

Плейстоцен - четвертичный период

 

Давиташвили. Причины вымирания организмов

 

Лео Габуния. Вымирание древних рептилий и млекопитающих

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

 

Николай Михайлович Сибирцев

 

История почвоведения