Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Политика Древнерусского государства

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА (до конца 11 века)

 

историк Владимир Пашуто

В.Т. Пашуто

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика древней Руси

 

История России учебник для вузов

 

Княжое право в Древней Руси

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Внешняя политика Киевской Руси...

 

Внешняя и внутренняя политика Древней Руси

 

История древнерусского государства - Руси

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Древне-русские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕ-РУССКИХ ГОРОДОВ

 

Внешняя политика Ивана Грозного

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

РУСЬ И ТОРКИ

 

Распространение русской власти на торков Повесть временных лет датирует временем Владимира Святославича, который вместе с русской ратыо водил на Булгарию их конный отряд 1. Д. С. Лихачев полагает, что это были печенеги, так как торки появились лишь в середине XI в. 2 Возможно, что и раньше торки входили в число служилых людей: в 1015 г, князя Глеба зарезал его повар «именем Торчин» 3. Сама Булгария еще в IX в. имела дело со всеми группами тюрков — печенегами, торками, берендеями и половцами. Она, как и Русь, обзавелась тюркскими военными поселениями.

 

Мы помним, какие тяжелые последствия для Византии имел переход печенежских и торкских орд ханов Кегена, а затем Тираха (около 1048 г.) за Дунай.

 

Прямое наступление Древнерусского государства на торков датируется 1054 г., когда Всеволод по смерти Ярослава Мудрого двинулся зимой из Переяславля «к Воиню и победи торки».4; в 1060 г. против торков отправились на конях и в ладьях с большой ратью Изяслав, Святослав и Всеволод, а также полоцкий Всеслав. Летопись описывает исход этого дела в том же церковно-риторическом духе, как и разгром печенегов (1036 г.): «Се слышавше тор- пи, убояшася, пробегоша и до сего дне, и помроша бегаю- чи, божьим гневом гопими, ови от зимы, друзии же гладом, ини же мором и судом божьим. Тако бог избави хрестья- ны от поганых» 5. Но торки не исчезли, они вторглись во владения Венгрии и Византии; частью они погибли от эпидемий; часть поступила на службу Византии, остальные — вернулись па Русь6.

 

С появлением половцев князья старались привлечь торков на свою сторону. Они отводили им земли для поселений, а также использовали и половцев против торков: в 1079 г, Роман Святославич водил половцев к Воину, а Всеволод заключил с ними мир — у Переяславля. Видимо, поэтому в 1080 г. переяславские торки напали на Русь. Тогда Всеволод послал войско с Владимиром, и тот, «шед, победи търкы» 7. В 1093 г. 10-тысячная рать половцев измором взяла Торческ, подоя^гла его, а жителей угнала в плен 8.

 

Затем наступил черед половцев, против которых князья направили торков: когда Владимир Мономах воеводствовал в Переяславле и к нему в 1095 г. на переговоры пришли половецкие ханы Итларь и Кытан, он послал убить их Славяту с небольшой дружиной и «с торки»; среди отроков Владимира был некто Бяндюк, позвавший Итлареву чадь (отряд) па место гибели9. Трудно было пРиДУмать лучший повод для разжигания торко-половецкой вражды. Владимир потом вспоминал, что, сидя в Пере- яславле, имел союзников и среди торков, и среди половцев: «Тогда же и торци придопта ко мне, и с половець Чи- теевичи, идохом противу им на Сулу» 10.

 

Торческая дружина оказалась в водовороте княжеских смут 1097 г.: среди оклеветавших князя Василько был Ту- ряк, бежавший в Киев п, двух его соучастников Васильевичи повесили и расстреляли; среди ослепивших князя Василько был конюх князя Святополка Сновид Изечевич. В числе младших дружинников самого Василька видим торков Улана и Колчко 12, а Кулмея этот князь думал послать к Владимиру 13. Вспомним, что тот же Василько поджидал торков для похода на Польшу.

 

Владимир Мономах, энергично подчинявший степь, сумел справиться и с торками. В 1116 г. торки вместе с печенегами бились на Дону, а потом ушли на Русь но уже в 1121 г., когда Мономах, которому тюркский корпус, возможно, мешал распоряжаться Киевом, прогнал из Руси берендеев, торки и печенеги от него бежали 15* Впрочем, часть их осталась, ибо в 1126 г., узнав о смерти Владимира, половцы пошли на Баруч, думая там захватить подвластных Руси торков. Их постигла неудача: Ярополк из Переяславля избежал ошибки Святополка (1093 г.) и сумел подтянуть своих торков в район их обычной дислокации — в Баруч и «в прочая грады» 16.

 

Торки поселились в Поросье — в Торческе и других укреплениях они жили вместе с берендеямгг, коуями, печенегами, образуя корпус черных клобуков 17; он подчинялся машстрату Киева и представлял собой одну из сил, не раз определявших исход борьбы волынско-смолен- ских, черниговских и суздальских князей за «Русскую землю». Союз с киевлянами это и союз с тюркским корпусом 18. Переяславль и его тюркская округа входили в «Русскую землю» и выделялись магистратом князю, отвечавшему за безопасность Киевщины от степи.

 

Грубо говоря, торки тяготели к ВОЛЫНСКИМ князьям, опасаясь Чернигова, тесно связанного с половцами, и еще больше — суздальских князей, союзных «диким» половцам. Это три сферы, па которые была расколота степь. На практике борьба князей порождала группировки как среди горожан Киева, так и среди этнически пестрой знати черных клобуков. Как всякие наемники, они не были устойчивы и охотнее служили тому, кто сулил больше ленов: именно поэтому под Белгородом торки и берендеи, покинув Изяслава Давидовича, признали власть Волынского Мстислава Изяславича 19. В дальнейшем, присягая Мстиславу 20, они изменили ему в Киеве 21 и оказались неверны под Вышгородом22, когда увидели, что перевес на стороне суздальской группировки.

 

Торков привлекали к внутренней междоусобной борьбе те из князей, которым довелось держать Киев. С разрешения магистрата их водили на Полоцк23, на суздальцев 24, использовали и против половцев 25. Земля черных клобуков — государственное по «ряду» неотчуждаемое владение Киева: оставляя город, князья теряли и торков, как в Новгороде теряли карел, эстов и др. Этот порядок дожил до монгольского нашествия: в 30-е годы XIII в. князь Даниил Романович держал Торческ 26, помогая Киеву против Чернигова, а киевский Владимир посылал торков ему на помощь

 

 

 

К содержанию книги: Владимир Терентьевич Пашуто. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

 

Последние добавления:

 

Владимир Мономах

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах