Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Политика Древнерусского государства

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА (до конца 11 века)

 

историк Владимир Пашуто

В.Т. Пашуто

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика древней Руси

 

История России учебник для вузов

 

Княжое право в Древней Руси

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Внешняя политика Киевской Руси...

 

Внешняя и внутренняя политика Древней Руси

 

История древнерусского государства - Руси

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Древне-русские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕ-РУССКИХ ГОРОДОВ

 

Внешняя политика Ивана Грозного

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

РУСЬ И АРАБСКИЕ СТРАНЫ ПЕРЕДНЕЙ АЗИИ И АФРИКИ

 

Летопись содержит некоторые сведения об арабском мире, почерпнутые из священного писания и греческих хроник; она упоминает Африкию, Египет, Сирию, Аравию, Ливию \ города — Александрию, Антиохию, Иерусалим, Вавилон, Финикию, Халкидон. Впрочем, она знает также Эфиопию и Палестину 2. По средневековой традиции арабов на Руси называли измаилянами, агарянами или сарацинами: мусульманские народы считались потомками легендарных и библейских персонажей — Измаила, сына Авраама и его жены Агари; сами мусульмане вели себя от Авраама и его жены Сарры 3.

 

Русскому читателю сообщались некоторые почерпнутые из хроники Амартола сведения об обычаях сирийцев: «Живуще на конець земля, закон имуть отець своих обычаи — ни любодеяти и прелюбодеяти, ни красти, ни окле- ветати, ни убити, ни зло деяти весьма» 4.

 

Знакомство арабов с Русью определялось ее международным положением. Мухаммед основал общину, которой было суждено при халифах Омейядах (661—750) и Аб- басидах (750—1258) стать одним из сильнейших государств тогдашнего мира. Власть халифата распространилась на северо-востоке на Среднюю Азию (711—712 гг.), а на северо-западе — на Испанию (711—713 гг.); арабы перешагнули Пиренеи и завладели важным торгово-по- лятическим центром Нарбоном (720 г.). Лишь победа войск Карла Мартелла над ними между Туром и Пуатье (732 г.) ознаменовала конец их движения на Западную Европу; в Восточной Европе они вышли на Северный Кавказ. Постепенное освобождение Европы от арабских завоевателей затем переросло в обратный феодальный натиск на страны Передней Азии и Африки, получивший свое выражение в серии крестовых походов.

 

В середине VIII в. арабский мир фактически раскололся на две части: халифат Багдада и эмират испанских Омейядов, ставший в первой половине X в. самостоятельным халифатом Кордовы.

 

Существовали два (багдадский и кордовский) потока славяно-арабской торговли (выявление их — большая заслуга Т. Левицкого). Торговый путь с Запада на Восток шел по пунктам: Тортоса — Нарбон — Лион — Верден — Майнц — Регенсбург — Прага — Краков — Перемылить — Киев — Булгар (или Итиль) — закавказское и иранское побережье Каспия. Так связывалась Кордова с Багдадом. Русь сносилась с арабским миром главным образом по восточному пути на Багдад; давность торговых сношений восходит к IX в.

 

Нет известий об арабских посольствах на Русь до XII в., хотя она упоминается и багдадским посольством Ибн Фадлана в Булгарию (922 г.) 5 и кордовским посольством Ибрагима ибп Якуба в Германию (966 г.) 6. Это не удивительно, ибо Русь издавна торговала с городами Багдадского халифата; кроме того, восточные славяне, а затем и руссы были известны арабскому миру в качестве воинов и служилых людей. Это древняя традиция. Затем, когда начались арабские вторжения в Византийскую империю и Хазарию, славянское население и иа Балканах, и в Малой Азии, и в Поволжье уводилось ими в плен, в результате чего возникли славянские поселения в Сирии, на Кавказе, в Сицилии7. Позднее славянские рабы поступали в Багдад и Кордову в результате торговли и после принятия мусульманства играли там значительную роль в политической жизни.

 

Вот некоторые разительные примеры: в Кордове — они в гвардии8; в Багдаде — переводчики-посредники в торговле с русскими; в Магрибе — славянская гвардия арабо-берберийского государства Нукур стояла на нынешнем пограничье Алжира и Марокко; в начале XI в. они восстали и бежали в горы, где создали свое поселение Qarjat as-Saqa]iba 9; в Фатимидском халифате, который образовался i середине X в. на территории Ливии и Туниса, невольники славянского происхождения выполняли ответственные поручения — знаменитый полководец Джаугар ас-Сакили (ас-Саклаби) ар-Руми во главе фатимидских войск завоевал Египет, и по его указанию был основан Каир 10, Другие славянские выходцы вьдгод- няли административные функции при халифе и крупный феодалах. Недавно опубликовано «Жизнеописание учителя Джаугара, составленное его секретарем ал-Мансуром ал-Азизи ал-Джаугари» (X в.). Примечательно, что и Джаугар и ал-Мансур происходили из славян. Первый был крупным государственным деятелем, земельным собственником, купцом. Достойно внимания сообщение ал- Мансура, что ряды придворных невольников пополнялись за счет поступавших из Булга рии; оп упоминает и славянина, видимо взятого в плен в 964 г. при поражении византийцев на Сицилии.

 

Славянская гвардия играла в течение полутора столетий (X — середина XI в.) заметную роль в истории борьбы за независимость фатимидского арабского государства Египта, в частности в северной Африке. В Каире была известна Славянская улица, в Палермо еще в 70-х годах X в. при арабах существовал Славянский квартал. Следовательно, русские, посещавшие Александрию, Каир или Сицилию, могли найти этнически близкую среду.

 

Отношения с Багдадом, Каиром и Кордовой — важная часть международной политики. Известны сношения каролингских руководителей с Багдадом, куда приходили посольства Пипина и Карла Великого (768—814) 11 (кстати говоря, в «Песне о Роланде» русские представлены как союзники арабов в их борьбе с Карлом Великим) 12 в поисках союзников против Кордовы. Рим в свою очередь старался сблизиться с Багдадом для борьбы против Византии: при папе Сергии III (904—911) туда ездило посольство в 905—906 гг.13 Мояшо предполагать, чти Русь не была заинтересована в завоевании Византии ни арабами, пи латинянами; имея с империей устойчивые и выгодные политические и торговые отношения, Русь (вне официального договора) оказывала ей неоднократную поддержку против халифата и в Передней Азии (в Сирии), и на Кавказе, и на Средиземном море (Крит, Сицилия), что не мешало русским князьям не раз (860, 969 гг.) приурочивать свои походы на Константинополь к тем моментам, когда руки императоров были связаны участием в арабских войнах. Согласовывались ли такие русские походы с Багдадом и Каиром, пока сказать трудно.

 

В. Ф. Минорскип ясно показал, что русско-норманские походы распространялись и на халифат Омейядов, т. е. достигали берегов Испании. В географическом труде историка ал-Я'куби (IX в.) сообщается о нападении в 844 г. «кораблей [народа] ал-Маджус, который называется ал-Рус» на Севилью 14. Арабо-испанский историк Ибн ал-Идари писал, что в конце июня 971 г. разнесся слух, что «зашевелились проклятые ал-Маджус ал-Урдмани; что они появились на море и по своему обыкновению устремились к западным берегам ал-Андалус [Испании]». Как и иа Черном море, вместе с руссами и варяги не раз ходили в экспедиции на Средиземноморье и в Атлантику. Последнее известие, кажется, связано с тем, что из болгарского похода 967 г. Святослав в согласии в Византией отпустил часть наемных варягов в Испанию. Такой вывод позволяет сделать сообщение Ибн Хаукаля, который в 969 г. побывал на юге Каспия в Гурджане и записал, что после похода на Хазарию и Булгарию руссы «немедленно отправились в землю ал-Рум [Византию] и в ал-Андалус [Испанию] и разделились на две партии» 15.

 

Церковное мировоззрение помешало древнерусским книжникам сохранить более полные сведения о связях Руси с мусульманским миром. А что такие связи были, видно даже из случайных упоминаний: в Курске Феодо- сий Печерский встретил паломников из Палестины (начало XI в.) 16; в 1065 г. летопись, говоря о недобрых приметах, вспоминает, что «в Сурии же бысть трус велик, земли раседшися трий попршць, изиде дивно и земле мъска [мул], человечеськым гласом глаголющи и пропо- ведающе наитье языка, еже и бысть: наидоша бо срацини на Палестиньскую землю». Эти сообщения Амартола относятся к 744 и 746 гг.

 

Едва ли следует пренебрегать возможностью церков- попполитических связей Руси с александрийским, антио- хийским и иерусалимским православными патриархатами с первых же лет принятия ею христианства. Переход Палестины под власть египетских Фатимидов (969 г.), за исключением времени халифа ал-Хакими (966—1021), не изменил статуса христианского квартала в Иерусалиме, связанного нитями паломничества и торговли как с православным, так и с католическим миром. Натиск турок на Византию и захват ими Иерусалима (1078 г.) осложнили эти связи, которые вновь оживились с образованием Иерусалимского королевства (1099—1187) 17.

 

Есть любопытное известие и об участии русских воинов в крестовом походе 1097 г. В «Истории Иерусалима и Аитиохии» при описании Никейской битвы 1097 г. упоминаются воины «de Polaine, de Rossie, de Norwege» 18. Хронисты первого крестового похода не раз называют Русское (Черное) море 19. Во всяком случае в Иерусалиме, после eiro завоевания латинянами (1099 г.), появилось постоянное поселение русских монахов (которые сюда неоднократно приезжали) 20, а в летописи еврейские послы из Хазарии говорят Владимиру: «И предана бысть земля наша хрестьяном» 21. В Чернигове при дворе Николая Давьгдовича (конец XI в.) жил придворный врач сириец Петр, потом он перебрался в Киев, где имел широкую практику — «врачюа многы» 22. Непосредственно с сирийского был сделан в XI—XII вв. перевод «Повести об Акире Премудром» 23.

 

Широко практиковавшееся паломничество (как мы знаем из опыта московской дипломатии) служило источником ценной международной информации. О том же свидетельствует и отчет черниговского игумена Даниила об его поездке во владения иерусалимского короля Балду- ина I (в 1104 — 1106 гг. или 1105—1107 гг.) 24. В те годы король воевал с Тугтегином, сельджукским эмиром Дамаска; Даниил со своими спутниками (с «дружиной») сопровождал короля в походе 1106 г., который был прерван вторжением фатимидских войск из Египта, занявших Яффу. Любопытно, что в посольство Даниила («вся дружина, русьстии сынове») входили и «новгородци и кияне»; перечислив троих, он добавил, что были «и инии мнози». В Иерусалиме Даниил жил на подворье лавры св. Саввы. Примечательно отсутствие у Даниила религиозной нетерпимости к Балдуину I, о котором он пишет: «познал бо мя добре и любляше мя велми».

 

В посольство, видимо, входили светские люди, понимавшие толк в топографии и навигации: приведенные в отчете данные о расстояниях по морю и по суше точно ложатся на современную карту. Сам Даниил, проделавший с посольством путь из Константинополя (через Родос — Крит — Яффу) в Иерусалим и обратно, был наблюдателен и расторопен; о р. Иордан он написал, что она «лукаво течет», а что «вглубь же есть 4 сажень среди самое купели, яко же измерих и искусив сам собою». Едва ли, ныряя в Иордан, черниговский игумен думал только о нуждах будущих паломников. Если мы вспомним о широком участии Руси в средиземноморской политике, то желанно этого человека воинской складки25 узнать побольше об Иерусалимском королевстве покажется вполне естественным. Дружеское отношение короля к русскому посольству тоже понятно.

 

Этим пока исчерпываются наши сведения о внешней политике и международных связях раннефеодальной Руси. Заканчивается период ее единства, время, когда «быта древние князи и мужие их», что «отбараху Руски^ земле и ины страны нридаху под ся» 26. Социально-экономическое развитие создало предпосылки политической децентрализации Руси, приведшей к существенным переменам и в ее внешней политике.

 

 

 

К содержанию книги: Владимир Терентьевич Пашуто. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

 

Последние добавления:

 

Владимир Мономах

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах