Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Политика Древнерусского государства

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РУСИ С НАЧАЛА ДО СЕРЕДИНЫ 13 века

 

историк Владимир Пашуто

В.Т. Пашуто

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика древней Руси

 

История России учебник для вузов

 

Княжое право в Древней Руси

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Внешняя политика Киевской Руси...

 

Внешняя и внутренняя политика Древней Руси

 

История древнерусского государства - Руси

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Древне-русские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕ-РУССКИХ ГОРОДОВ

 

Внешняя политика Ивана Грозного

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

ОБРАЗОВАНИЕ ЛИТОВСКОГО ГОСУДАРСТВА И ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С НИМ РУСИ

 

Одно из важнейших явлений истории Древнерусского государства представляет собой растущая политическая самостоятельность Литвы и ее переход из вассальной сферы во внешнеполитическую.

 

Повесть временных лет сохранила нам упоминания о некоторых литовских и прусских землях и о политике Руси в отношении их. Литва, культурно и этнически издревле связанная с Русью, играет важную роль в стремлении русских князей укрепить границы с Польшей, обеспечить свое господство в восточной Прибалтике, сохранить и упрочить свои торговые пути в другие европейские страны.

 

В период феодальной раздробленности Руси мы видим безуспешные попытки Киева удержать под своей властью Литву. Участие полоцко-минских князей в политической борьбе двух княжеских коалиций сопровождалось использованием литовских войск как внушительной союзной силы 2. Литовцы же имели издавна связь с полоцко-смоленскими опорными пунктами в Латвии3.

 

Положение заметно меняется в конце XII — начале XIII в., когда возникают первые союзы литовских земель и набеги литовских дружин все сильнее тревожат владения Полоцка, Пскова, Новгорода, Смоленска, Чернигова, Волыни. Они задевают не только русские владения в Прибалтике — в Эстонии, Латвии, Пруссии, но и обширный ареал собственно русских земель4. Со стороны (русских князей не видим (ответных походов в глубь Литвы: сказывалась политическая раздробленность; в лучшем случае русские войска перехватывали литовские дружины и отбирали у них военную добычу.

 

Отношения с Литвой приобрели особое значение, когда в начале XIII в. там сложился союз князей, вступивший в борьбу с натиском западноевропейских католических держав. Последние не только старались блокирювать Литву с могря, но и поставили открытую цель — завоевать ее и превратить в лен святого престола и в колонию немецкого Ордена. Это, естественно, породило тенденцию к постепенному сближению отдельных земель Руси с Литвой, к замене вассальных отношений с отдельными князьями межгосударственными отношениями.

 

Литва почти непрерывно вела кровопролитную борьбу с немецким натиском в Подвинье5, а позднее, с вторжением крестоносцев на Вислу и в Пруссию,— в Поне- манье. В этих условиях наиболее влиятельная часть литовского нобилитета Аукштайтии и Жемайтии, объединенная в союз князей, решила подписать мирный и союзный договсф с волынскими князьями Юго-Западной Руси, чтобы, поддержав их против Польши, обеспечить себе безопасность с юга и успешнее воевать против рыцарей на севере. Так родился договор 1219 г. княгини Анны и ее сыновей с союзом литовских князей. Под руководством «старейших» литовский князь присоединился к этому договору («се же вси мир даша князю Данилови и Ва- силку и бе земля покойна») 6. Волынским князьям договор с Литвой, как мы видели, облегчил бодрьбу за освобож- деитге и объединение Волыни и Галичины. Особенно заметно он сказался иа русско-польских отношениях; именно литовские походы побудили Мазовию пойти на мир с Волынью.

 

 Предполагалось и участие Литвы в русско-поль- ском походе иа Калиш8. Когда мазовецкий князь Конрад пытался союз с Орденом противопоставить Волыни, литовско-русская дружба вновь оказалась полезна: вскоре после освобождения от рыцарей Дорогичина против Мазовии выступили союзные чернорусские и литовские войска князей Даниила и Миндовга9.

 

Литовско-польские отношения, столь важные для судеб Прибалтики, не были дружественными; этому мешали корыстные интересы отдельных князей. Литва тогда видела в Польше вообще и особенно в Малой Польше союзника папства и Ордеш. Поэтому она, сохраняя союз с Галицко- Волынской Русью, выступала против князей мазовецких (1220, 1238 гг.) 10 либо поддерживала их соперничество с князьями краковскими, малопольскими11.

 

Волынско-литовский договор был использован и против Чернигова 12, чьи князья в союзе то с русской коалицией, то с Венгрией, тю с Польшей пытались подчинить Галицко-Волынскую землю.

 

Резкое ухудшение международного положения Руси после монгольского нашествия, изменение форм литовской политики на Руси вызвали существенные перемены в галицко-волынско-литовских отношениях.

 

Несколько иначе развивались отношения с Литвой князей Верхней Руси. Немецкий Орден делал все возможное, чтобы воспрепятствовать здесь русско-литовскому сближению, используя разобщенность князей и их страх перед растущей силой Литвы. Княжеская власть в северозападных землях Руси была слабее, чем на Волыни, и'кое в чем политика Ордена удалась. Вспомним, что вассал Полоцка князь Вячко уступил епископу рижскому половину своей земли и замка Кокнесе за помощь «против нападений литовцев» 13; заключая в 1212 г. мир с Ригой, полоцкий князь также имел в виду литовскую угрозу 14. Тогдашних полоцких князей привлекала призрачная возможность использовать Орден против Литвы, тем более что литовская угроза была вполне реальной — набеги на русские земли происходили чуть ли не ежегодно, причем Литва, вероятно, учитывала внутренние противоречия на Руси, отмеченные, например, острыми полоцко-смоленскими15, новгородско-псковско-суздальскими, суздальско-смоленски- ми конфликтами князей и бояр.

 

Правительства отдельных княжеств искали средств предотвратить опасность особенно потому, что постоянные войны в Подвинье нарушили традиционные связи русских городов с остальной Европой; первоначально они искали выход в соглашениях с Ригой и Ливонским орденом. Тяжелые неурожайные годы ускорили подобного рода поиски: так возник и псковско-иемецкий договор 1228 г., приведший псковский отряд к участию в битве при Шауляй на стороне немецких рыцарей 16, так родился и русско-немецкий договор 1229 г., имевший силу для Смоленска, Полоцка и Витебска.

 

Политическое положение в связи с немецкой агрессией усложнялось, русское и литовское население Подвинья совместно отбивалось от крестоносцев — это побуждало ту же русскую и литовскую знать искать соглашений для отпора Ордену. В 1203 г. русское войско подвластной Полоцку крепости Ерсике вместе с литовца!ми нападало на Ригу и позднее «козни русских и литовцев» не зря тревожили епископа18. В Ерсике правил князь Всеволод, который «был женат на дочери одного из наиболее могущественных литовцев [князя Даугеруте] и, будучи, как зять его, для них почти своим, связанный с ними сверх того и дружбой, часто предводительствовал их войсками, облегчая им переправу через Двину и снабжая их съестными припасами» 19. Общий интерес диктовал укрепление русско-литовских связей. Стали заключаться первые договоры. Можно думать, что уже поход 1212 г. войск Мстислава Удалого был согласован с действиями литовцев в Подвинье 20. В 1213 г. князь Даугеруте с большими дарами отправился «к великому королю новгородскому и заключил с ним мирный союз» 21.

 

Этот первый известный нам новгородско-литовский договор таил в себе угрозу Ордену. Рыцари перехватили литовского князя на обратном пути, и он кончил свои дни в венденской тюрьме. Но все же в русском походе 1221 г. из Новгорода на Венден под руководством суздальского Юрия Всеволодовича22 участвовал и литовский отряд, «и где русские нанесли меньший вред, там, — по словам не» мецкого хрониста, — приложили руку литовцы». Позднее этот отряд, численностью в 600 воинов, целый месяц оставался в Пскове. Намечалось и сближение Полоцка с Лит- /1ой. Всеволод, князь Ерсике, хотя и признал власть Ордена, был обвинен рыцарями в том, что «постоянно помогает литовцам и советом и делом» 23. Когда рыцари напали на Ерсике, литовцы помогли князю Всеволоду24. Полоцкий князь, готовя поход на Ригу, отправил послов не только па Русь, но и в Литву, где получил поддержку и «созвал большое войско из русских и литовцев». Хотя поход не состоялся, ню симптоматичен сам факт25. Первый государственный договор Северо-Западной Руси с Литвой был заключен уже после монгольского нашествия.

 

С историей русско-литовско-польских отношений тесно связан и прусский вопрос. Начало XIII в. было временем резко возросшей активности набегов прусских дружин и пеших ополчений на Галицкю-Волынскую землю и Польшу. В это время Пруссия представляла собой конфедерацию 11 этнически родственных земель бывшего племени пруссов — Помезании, Погезании, Вармии, Натапгии, Бар- тии, Самбии, Надровии, Скаловии, Судовии (Ятвягии), Га- линдии и земли сасов. Земли распадались на волости и сельские общины. Государства у пруссов еще не было. Нобили разных земель еще не объединились в одно привилегированное сословие во главе с королем. Конфедерация земель не была прочным политическим союзом, какой возник, скажем, в Литве. Единству пруссов мешали распри нобилей. Набеги пруссов были относительно успешны, пока они, объединяясь в крупные рати, сообща искали добычи в отдельных княжествах Руси и Польши.

 

Из польских земель от этих набегов особенно страдали Мазовия, Куявия и Поморское княжество. Если нобили одних прусских земель воевали против славянских соседей, то другие, в частности из Самбии, в это же время успешно отражали попытки Дании утвердиться в прусском Поморье26. Крестовые походы самих польских князей (Лешко Белого, Генриха Бородатого и Конрада Мазовецкого) и епископов (гнезненского, куявского, познаньского, вроц- лавского, любушского, плоцкого) в 1222 и 1223 гг. (когда к ним примкнули и поморские князья Вратислав и Святополк) на пруссов не принесли успеха27. Вероятно, около этого времени (как это бывало в XII в.) и русские, быть может смоленские, князья водили свои полки в Пруссию к Рагниту. Осада бывшей здесь прусской крепости окончилась неудачей, о чем сохранилось предание, записанное немецким хронистом Петром Дюсбургом28.

 

Попытки князя мазовецкого Конрада организовать из меченосцев собственный рыцарский Орден в Добжини (1228 г.) и таким образом укрепить свое влияние в Ятвя- гии и союзной Литве Волыни не достигли цели29. Юго-Западная Русь и после ее договора с Литвой продолжала страдать от набегов пруссов, против которых проводились походы (1228, 1238 гг.) 30.

 

Все оказанное делает понятным, почему втюржение тевтонов в Поморье поначалу не вызвало отпора славянских соседей Пруссии, которые рассчитывали использовать их для реализации своих давних политических планов. Действительность быстро опрокинула эти расчеты.

Монгольское нашествие внесло существенные перемены в политические взаимоотношения Руси с Литвой.

 

 

 

К содержанию книги: Владимир Терентьевич Пашуто. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

 

Последние добавления:

 

Владимир Мономах

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах