Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Политика Древнерусского государства

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РУСИ С НАЧАЛА ДО СЕРЕДИНЫ 13 века

 

историк Владимир Пашуто

В.Т. Пашуто

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика древней Руси

 

История России учебник для вузов

 

Княжое право в Древней Руси

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Внешняя политика Киевской Руси...

 

Внешняя и внутренняя политика Древней Руси

 

История древнерусского государства - Руси

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Древне-русские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕ-РУССКИХ ГОРОДОВ

 

Внешняя политика Ивана Грозного

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

ПАДЕНИЕ КОНСТАНТИНОПОЛЯ. УСИЛЕНИЕ КАТОЛИЧЕСКОЙ АГРЕССИИ В СЕВЕРНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ

 

В 1204 г. пал Константинополь, захваченный при деятельной поддержке папства 1 католическими крестоносцами. Новгородский дипломат Добрыня Ядрейкович был очевидцем варварского разорения «второго Рима». Вернувшись на Русь с куском «гроба господня» (этот прихваченный в суматохе кусок — едва ли не единственная добыча Руси от крестовых походов), боярин Добрыня написал отчет о происшедшем. Он примечателен широтой взгляда на события и расчетом на то, что и читателю хорошо известна политическая карта мира. Добрыня упоминает Германию, Фландрию, земли Италии (Рим, Венеция, Верона), фрягов, папство, английских наемников (варягов). Он пишет, что Византия погибла «в сваде цесаре,в» 2, причем крестоносцы, захватив Константинополь, действовали вопреки международному праву, которое формально признавали и король Филипп и папа Иннокентий III («цесарева веления забыша и папина»). Автор — на стороне Византии, ибо, сказав, что крестоносцы разграбили все церковные святыни, добавляет: св. богородицу бог соблюл «добрыми людьми, а ныне есть, па ню же надеемъся» 3. Исследователи установили следы непосредственного общения автора с крестоносцами, немецкими и фландрскими, а также его возможного знакомства с «Песнью о Нибелунгах» 4; кстати, Добрыня Ядрейкович хорошо знаком с техникой военного дела и морского боя.

 

Развалины Константинополя стали центром Латинской империи, а византийское правительство и патриарх перебрались в Никею, где возникла Никейская империя. Это событие имело многообразные последствия для внешнеполитического положения Руси. Папская курия, достигшая, казалось, заветной цели, получила в руки лишний козырь в своей пропаганде крестового похода на язычников Прибалтики, Причерноморья и на «схизматиков» Руси. 7 октября 1207 г. из Витербо папа Иннокентий III писал, обращаясь ко всем русским епископам, клиру и всему русскому народу, что, так как «страна греков и их церковь почти полностью вернулись к признанию апостольского престола и подчиняются распоряжениям его, представляется заблуждением, что часть не соглашается с целым и что частное откололось от общего» 5. Однако русские князья и церковная знать хорошо представляли себе политические цели папства и потому решительно отклоняли его домогательства, считая более целесообразным поддерживать традиционные русско-византийские связи с правительством Никеи. История подтвердила правильность этого курса. Происходил и обмен грамотами6 и, можно думать, посольствами с Никеей; не прекратились и поездки русских наблюдателей-паломников на Афон 7.

 

Легко понять, что в эти годы сидевший в Киеве митрополит — грек из Никеи — выступал сторонником тесно - го сотрудничества церкви и государства во имя защиты Руси и ее церкви, экономическим и политическим устоям которой грозило папство. Объективно интересы Руси и Никеи относительно курии совпадали. Видимо, потому мы видим митрополитов в роли дипломатов, неоднократно посредничающих в пользу мира между великими князьями — черниговскими, суздальскими, киевскими и Волынскими 8. И в культурно-политической жизни9 Северо-Восточной Руси 10 получили отражение традиционные русско- греческие связи11. Разумеется, политическая борьба между князьями и столкновения из-за симонии не прекращались 12.

 

Папство активизировало свою политику в Причерноморье. Его происки в области между Днепром и Карпатами советскими историками специально не изучались, между тем наступление в этом направлении составляло одно из звеньев той цепи, которой апостольский престол намеревался опутать народы Восточной Европы. Делая главную ставку на Латинскую империю, курия старалась использовать традиционные приемы разжигания вражды среди возможных противников, прямое вооруженное вмешательство немецкого Тевтонского ордена и Венгрии и, наконец, свою церковно-полятическую агентуру — миссионеров.

 

Международные отношения в северном Причерноморье были сложными, но в отличие от Прибалтики развивались не к выгоде курии. Второе Болгарское царство (возникшее в 1187 г.) признавало церковное верховенство 13 папства, по попытки подкрепить его военным давлением встретили решительный отпор: в 1205 г. болгары разбили войско крестоносцев под Адрианополем 14. Укрепились связи Болгарии с Русью, где Иван-Асень, наследник Калояна, получил в 1207 г. военную помощь в борьбе за отцовский престол. Георгий Акрополит сообщает, что он «бежал в страну руссов, прожил здесь довольно долго и, собрав несколько русских дружин, начал добиваться отцовского наследия» 15. Вскоре он сосредоточил в своих руках власть над всей Болгарией. Где мог скрываться Иван-Асень в эти бурные годы? Вероятно, в Киеве, а дружины набирал скорее всего в причерноморском Понизье. Союз с Болгарией был естествен для Руси, опасавшейся вмешательства Венгрии и папства в дела Галичины. Конфликты с Венгрией 1201 — 1202, 1210, 1230 гг., в свою очередь, сблюкали Болгарию с Галичиной.

 

Царь Иван-Асень (1218—1241) имел также пугавший латинян союз с Никеей. С конца 30-х годов наметилось сближение микенского императора Иоанна Ватаца (1222 — 1254) с врагом курии императором Фридрихом II 1б, чему пытался помешать папа, как свидетельствует его посольство 1234 г. в Никею 17. Стремясь разрушить болгаро-ни- кейский «союз нечестия» 18, папа грозил Болгарии венгерским крестовым походом и в конце концов отлучил 25 мая 1236 г. Асеия от церкви19. Начались болгаро-папские переговоры, и весной 1237 г. в Болгарию направились иеруджийский епископ Сальви20 и Иоанн Тевтон, который прибыл из Бремена (как видим, этот центр поставлял папских агентов не только для Прибалтики) и ранее подвизался в качестве епископа в Боснии, где боролся с еретическим павликиано-богомильским движением. Переговоры касались безопасности Латинской империи, о чем папа извещал духовенство Болгарии21. Они не дали результатов, и 9 августа 1238 г. папа издал распоряжение, чтобы венгерский король отправился в крестовый поход на Болгарию 22. Это в канун монгольского па- шествия! Не добилась курия успеха и на Кавказе, как можно судить по примеру Грузии23.

 

На этом фоне следует рассматривать и половецкую политику курии. Предлогом наступления па северное Причерноморье стала «половецкая угроза», миссия «просвещения» стопных язычников. Кто знает о политике курии в Прибалтике, тот не найдет здесь ничего нового в приемах ее дипломатии. Половцы не могли не интересовать папство. Они союзники Руси, и Владимиро-Суздальской (вспомним сильнейшего хана Юрия Контаковича) 24 и Галицко-Во- лынской, которую, как мы видели, хаи Котяп не раз поддерживал против Венгрии25. Они союзники Болгарии, которой помогли разбить сперва Исаака Ангела (1190 г.) 26, а потом тяжело вооруженных рыцарей Балдуина II (1205 г.) 27; затем они выступали на стороне то латинян, то болгар, в пользу которых в битве при Клокотницах (1230 г.) небольшой половецкий отряд рецшл судьбу Фес- салоникийской империи28. Половецкий вопрос имел и экономическую подоплеку, ибо через Нижнее Подунавье была пробита русская дорога на Византию. Оседлать ее в союзе с Латинской империей, чем не заманчивая задача?

 

В наступлении на половцев курия опиралась на Венгрию, где при Андрее II пытался обосноваться Тевтонский орден.

 

История «тевтонской миссии» — яркий пример политического лицемерия курии, поддержки ею «немецкого натиска»! в Причерноморье. Когда тевтонские рыцари во главе с Германом фон Зальца перенесли центр своей деятельности из Передней Азии в Европу, то при энергичном содействии папы Гонория III король Андрей II пригласил их в 1221 г. для охраны границы своей страны. В документе Ордену король выражал надежду, что с его помощью удастся расширить пределы королевства 29о Рыцари обосновались в юго-восточной части Трансильвании, где возникли Крейцбург и другие крепости30; восточнее на- ходилисъ уже половецкие владения и русские опорные пункты. Но рыцарей больше интересовала сама Венгрия, чем опасные войны с кочевниками. Нарушая установленные им ограничения, тевтоны стали опасны для суверенитета страны. Папа чинил ущерб королевскому праву в пользу Ордена, особенно взяв его в лен св. Петра (1223 г.) 31. Как писал король, тевтоны в Венгрии были подобны «мыши в торбе, змее за пазухой» и грозили не расширить, а сократить пределы королевства 32.

 

Под горькие сетования и протесты папы, который прямо призывал рыцарей не выполнять распоряжения короля об оставлении Трансильвании, королевские войска сломили вооруженное сопротивление 33 тевтонов и сомнительные наемники были к 1225 г. выдворены из Венгрии. Благодаря осмотрительным действиям Андрея II немецкий Орден, по словам его апологетов, ничего прочного для «западной культуры» в Юго-Восточной Европе не приобрел34. Изгнанные из Венгрии тевтоны вскоре проникли в польско-прусское Поморье, где, как мы видели, создали очаг многовековой агрессии.

 

В Половецкую степь будто бы рвался уже сам св. Доминик в 1205 г., ради чего он якобы отрастил бороду, по его ученики-доминиканцы прибыли сюда в 1221 г.35; они «ничего значительного для божьего дела не достигли». Все же пронырливые доминиканцы добрались до половецких веж на Днепре 36, правда, некоторые из них были схвачены, а двое убиты.

 

Тогда ловкие монахи, чтобы привлечь к своему делу Венгрию, пошли на такой шаг. Когда Роберт (родом фран- ко-бельгиец), архиепископ эстергомский и примас Венгрии, направлялся в крестовый поход в «Святую землю», по пути ему встретился сопровождаемый доминиканцами сын половецкого хана Бортца (есть и другие варианты имени); он просил о крещении и сообщил Роберту, что послан отцом, который с 2000 своих подданных тоже ожидает «благодати» 37. Роберт обратился к папе за разрешением идти не па арабов, а в Половецкую землю. Григорий IX назначил его 31 июля 1227 г. легатом для половцев и бродников (in Cnmania el Brodnic terra), разрешив крестить население, строить храмы, ставить епископов. Пожалованье, как это нередко бывало, широкое и неопределенное, реальный размер подчиненных земель должен был определиться в ходе «миссии». Земля половцев огром- иа — от Дуная до Ямка; бродпики тоже известны па широком пространстве — п в Подунавье 33, и во внутренней Руси XII—ХШ вв. — как союзники черниговских, суздальских и киевских князей 39.

 

В разгар уже известной нам русско-венгерской борьбы за Галичину архиепископ Роберт в сопровождении епископов (родом французов) печского Вартоломея и трансильванского Рейнальда, а также Белы, сына короля, двинулся к половцам. В послании от 21 марта 1228 г. папа приветствовал их действия и просил довести крещение язычников до конца 40. Епископам удалось крестить хана Бортца с его ордой 41. Результаты не замедлили сказаться: в J229 г. мы находим половцев в войсках короля («а у короля бяху половци Беговаръсови»), идущих на Галичину 42. Этот хан и несколько других, более мелких, умерли христианами и погребены в половецких часовнях 43.

 

Чтобы придать наступлению на Половецкую землю должный размах, папа тогда же, 21 марта 1228 г., по представлению эстергомского примаса, назначил провинциала 44 венгерских доминиканцев Теодориха епископом половцев 45. Папа писал, что желающих его поддержать много, и отпускал грехи тем, кто пойдет строить прочное здание церкви, чтобы привязать кочевников к земле46. Но миссия вовсе не шла гладко. В послании (написанном до 21 мая 1228 г.) папа выражал озабоченность угрозой со стороны Иконийского султаната и других соседних половцам владений, а также тех, кто преследует крестившихся половцев 47.

 

Протяженность половецкого епископства к востоку определяется известием Рогерия о том, что татары вступили в него после того, как перешли р. Серет (на территории современной Молдовы) 48. Районы Серета, Прута, Днестра — сфера широкой славянской колонизации 49. На Сере- те стояли галицкие города Романов Торг, Текуч50, к востоку от реки лежал Берлад, неподалеку от слияния Серета с Дунаем — Малый Галич. Это край южных ушкуй- ников-берладпиков, бродников, галицких «выгонцев», способных выставить войско в несколько десятков тысяч человек 51; край, неоднократно видевший тюркские орды, переходившие то с востока, то с запада Дунай; край, издавна втянутый в русско-византийскую борьбу за устьй Дуная.

 

Половецкое епископство пашло деятельную поддержку курии. Папа посылал новому епископу пополнения доминиканцами52, Само епископство 13 сентября 1229 г. непосредственно подчинили курии 53. Не было недостатка и в обычной демагогии вроде королевских грамот и папских булл о защите исконных половецких «свобод, льгот и владений» 54; на деле нрава половцев нарушались, судя по булле Андрею И, в которой папа запрещает венгерским «сарацинам»: использовать крещеных половцев в качество рабов, покупать и продавать их55. Архиепископ Роберг получил новую отсрочку похода в «Святую землю» ради продолжения его легатства у половцев и влахов Ь6. По настоянию папы57 король поддержал епископа Теодориха, который обосновался в Милькове — иа территории современной Молдовы, в устье р. Мильков 58. В свою очередь королевич Бела присвоил себе титул «короля кума- нов» 59.

 

Этот шаг связан с претензиями венгерских феодалов на Галич и междуречье Серета — Дуная — область галиц- ких интересов, унаследованных от Киева. Здесь имела давние устойчивые позиции и православная церковь, видимо, и русская и византийско-болгарская. Местные влахи в церковном смысле ассимилировали венгров, а также немецких колонистов, селившихся среди них. 14 ноября1234     г. папа определил, что эти влахи должны подчиняться половецкому епископу60.

 

Папе нельзя отказать в гибкости: чтобы облегчить доминиканцам их задачу, он разрешил поставить вспомогательного епископа в качестве генерального викария Вла- хии при половепком епископе. Папа надеялся, что с помощью Венгрии удастся подчинить его престолу православных влахов и их греческих «псевдоепископов», не изгоняя последних, а лишь ставя их под церковную юрисдикцию половецкого епископства61. Напомним, что в1235       и 1237 гг. венгерские доминиканцы Юлиан и другие в качестве миссионеров-разведчиков проникли в Волжскую Булгарию и Северо-Восточную Русьб2. Продолжали они свое дело и у половцев: монах Бенедикт доносил в 1238/39 г. генеральному капитулу о крещении нескольких князей со многими людьми63. Наибольших успехов доминиканцы добились среди половцев Малой Валахии (к западу от р. Олт) и в юго-западной Трансильвании.

 

Половецкое епископство, видимо, сыграло свою роль и в переселении в Венгрию орды хана Котяна. В годы монгольского нашествия Котян обратился с письмом к Беле IV, прося убежища и выражая готовность принять католичество. Король приветствовал это предложение, одарил половецких послов и направил с ними в обратный путь монахов-доминикапцев. Осенью 1239 г. король лично торжественно встретил Котяпа и его 40-тысячную орду па границе. Высоким чиновникам было поручено расселить половцев внутри Венгрии, При крещении с Котяном было заключено соглашение 64.

 

Но здесь произошел конфликт, очередной раз показавший, что политический интерес выше всяких «миссий», Венгерские магнаты встревожились усилением власти короля. В результате заговора хаи Котян и другие половецкие неофиты были предательски перебиты в Пеште, а половецкое войско устремилось к р. Саве и, сокрушая все па своем пути, ушло на Балканы 65. Позднее немало половцев оказалось на службе у Никеи б6.

 

Само половецкое епископство просуществовало до 1241 г.: оно было сметено в огне борьбы местного населения с монгольским нашествием, когда воевода «Бохетур вместе с другими вождями, переправившись через реку, называемую Серет, вторглись в землю епископа половецкого и, победив людей, которые собрались на битву, приступили к полному захвату земли» 67. Половецкое епископство осталось лишь еще одним свидетельством папской агрессии на огромном пространстве между Балтийским и Черным морями.

 

 

 

К содержанию книги: Владимир Терентьевич Пашуто. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

 

Последние добавления:

 

Владимир Мономах

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах