Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Политика Древнерусского государства

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РУСИ С НАЧАЛА ДО СЕРЕДИНЫ 13 века

 

историк Владимир Пашуто

В.Т. Пашуто

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика древней Руси

 

История России учебник для вузов

 

Княжое право в Древней Руси

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Внешняя политика Киевской Руси...

 

Внешняя и внутренняя политика Древней Руси

 

История древнерусского государства - Руси

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Древне-русские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕ-РУССКИХ ГОРОДОВ

 

Внешняя политика Ивана Грозного

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

РУСЬ И КОЧЕВНИКИ ПРИЧЕРНОМОРЬЯ

 

К началу XIII в. позиции Руси в Половецкой степи казались прочными. Галицко-волынский Роман Мстиславич и владимиро-суздальский Всеволод Юрьевич сообща ведали половецкой политикой, заставив Киев и Чернигов следовать относительно общему курсу. При этом суздальский князь не порывал традиционных связей с домом Кончака: в 1205 г. был поход рязанских князей на половцев и тогда же состоялся брак Ярослава Всеволодовича о дочерью Юрия Кончаковича, сильнейшего хана «диких» половцев.

 

Смерть Романа и вспыхнувшая в Юго-Западной Руси 40-летияя феодальная война отразились и на половецкой политике. Киев и Чернигов широко используют половецкие рати в своих попытках овладеть наследством Романа. Князь Рюрик двинул сюда войска Киева, Чернигова, Смоленска, а также торков и поляков; были с ним и половцы 1. По уцелевшим остаткам летописи Ростиславичей знаем, что в осаде Галича участвовали ханы Котян и Сомогур, едва не тгопавшие в плен к местным пешцам 2. Когда Роман Игоревич и союзный ему Изяслав Владимирович после битв с венграми на реках Лютой и Незде проиграли дело, то второй из них бежал с половцами 3. Мстислав Романович (Киев) и Мстислав Мстиславич (Торческ) воевали здесь против венгров, используя половцев4. Наконец, о половецкой помощью овладел Галичем Мстислав Удалой 5.

 

В Северо-Восточной Руси половецкая политика не изменилась. Бывали набеги половцев на Переяславль6. К кровавому совету в Исадах рязанский князь Глеб Владимирович тоже привлек половцев, к которым затем бежал и при их поддержке пытался отнять Рязань у Ингва- ра; полки Юрия Всеволодовича помогли Ингвару побить этих половцев 7.

 

В 1221 — 1222 гг. в северном Причерноморье появился новый враг — турки-сельджуки, которые разбили русско- половецкое войско, вторглись в Крым и захватили Су- рож 8.

Ярко обнажила русско-половецкие отношения битва на Калке: половцы ищут защиты от монголов у Киева. Это не «дикие» половцы. По новгородской информации, татары разбили рати сильнейших ханов Данилы Кобяко- ьича и Юрия (Кончаковича) 9, тестя Ярослава Всеволодовича, и убили их 10. Защиты ищут по днепровские но ловцы-конфедераты: ведь «близ Руси» лежал «вал половечь- екы» 11, а за Днепром «поле половецкое» 12. Верные своим политическим традициям, русские князья на снеме в Киеве попробовали против новых кочевников-монголов направить теперь уже союзных половцев; на Калку шла «вся земля половецкая» 13, имеется в ваду вся, еще уцелевшая; я ее дозоре — русский воевода Ярун. Но на этот раз князья своими распрями сами погубили дело; поражение половецкой сторожи довершило гибель соратников 14.

 

После Калки половцы ие исчезли. В 1229 г. они бежали в Булгарию «из низу», из яицко-волжского района, перед монголами15. Больше об их отношениях с Северо-Восточной Русью известий нет. Однако на юго-западе они активно втянуты в союзы. Мстислав Удалой, сев в Галиче, пытался в духе старой традиции греть руки иа киево-во- лынских противоречиях. Против Даниила он направил Владимира Рюриковича и своего тестя хана Котяна с большим половецким войском А0; в другой раз это войско сюда привели киево-черниговские союзники Владимир Рюрикович и Михаил Всеволодович, по кпязь Даниил тогда перекупил хана. Повоевав Галичину, Котян действительно, увел своп рати 17 и стал союзником волынского князя.

 

Политика в степи приходила в упадок еще в одном отношении. Половецкая степь, хотя и расколотая на орды и опутанная союзами с разными князьями Руси, постепенно выходила из вассальной сферы во внешнеполитическую: в 1229 г., когда венгерский младший КОРОЛЬ Бела наступал на Русь, па стороне Даниила были половцы Котяна, а на венгерской — Беговаръса 18.

 

Установив союз с Киевом и держа Торческ, Даниил не раз использовал половецкие сильт и в своей киевской политике 19. Последний раз русско-половецкие связи освещены в 1235 г., когда Волынь в союзе с киево-смоленски- ми князьями действовала против Чернигова. Похоже, что к этому времени торческий пояс Киева был серьезно подорван. Северский князь Изяслав Владимирович привел половцев «в силе тяжце» и разгромил у же ослабленное войско Даниила под Торческом20.

 

С этим войском он взял тогда и Киев. Это был третий разгром столицы и второй — с помощью половцев. Князь Владимир Рюрикович был уведен половцами и отпущен за выкуп. Киев был сильно пограблен, причем князья «и на немцих имаша искуп» 21, что, впрочем, не помешало им сидеть здесь до монгольского нашествия и даже после него.

 

Попытка нового киевского князя Изяслава Владимировича под рукой черниговского Михаила Всеволодовича толкнуть половцев и на Волынь успеха не имела: они «не восхотеша ити» на Даниила 22, давно имевшего свою руку в степи. О происках папства в степи говорилось выше.

 

Монгольское нашествие привело к разорению Половецкой степи и гибели или ассимиляции населявших ее кочевых народов.

 

 

 

К содержанию книги: Владимир Терентьевич Пашуто. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

 

Последние добавления:

 

Владимир Мономах

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах