Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Политика Древнерусского государства

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РУСИ С НАЧАЛА ДО СЕРЕДИНЫ 13 века

 

историк Владимир Пашуто

В.Т. Пашуто

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика древней Руси

 

История России учебник для вузов

 

Княжое право в Древней Руси

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Внешняя политика Киевской Руси...

 

Внешняя и внутренняя политика Древней Руси

 

История древнерусского государства - Руси

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Древне-русские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕ-РУССКИХ ГОРОДОВ

 

Внешняя политика Ивана Грозного

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

МОНГОЛЬСКОЕ НАШЕСТВИЕ НА АЗИЮ И ЕВРОПУ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПОЛОЖЕНИЯ РУСИ

 

В этой работе мы не будем подробно останавливаться на образовании Монгольского раннефеодального государства и истории 30-летней (1207—1240) -борьбы с монгольским нашествием народов нашей страны. Эта тема разработана в других исследованиях1. Напомним лишь основные события. Монгольское государство -возникло в 1206 г., столицей его (около 1220 г.) стал город Каракорум, на р. Орхон, притоке Селенги. Представитель кочевой знати, поставленный ею во главе государства,— Чингис-хан (1206—1227) располагал многотысячным войском, основанным на суровой дисциплине.

 

Сила Монгольского государства заключалась в том, что оно возникло в местном феодальном обществе на ранних ступенях его развития, когда кочевая знать еще единодушно поддерживала завоевательные стремления великих ханов. В своем наступлении на Азию и Европу монгольские захватчики встретили уже феодально раздробленные государства, расколотые на множество владений. Междоусобная вражда правителей лишила народны возможности оказать вторжению кочевников организованный отпор.

 

Это войско, сея вокруг смерть и опустошение, за короткий срок завоевало Сибирь, Центральную и Среднюю Азию, северо-западный Китай (в 1215 г. пал Пекин). В Китае было захвачено разного рода вооружение, включая осадные машины, а главное — взяты люди, которые не только умели пользоваться этими машинами, но и создавать их. Монгольское завоевание справедливо рассматривалось современниками как величайшее бедствие. Массовое истребление населения и разрушение почти всех крупных городов монгольские правители сделали принципом своей политики. Этим они старались низвести покоренные народы до уровня своего кочевого быта, предотвратить возможные попытки сбросить их власть и вызвать панику в еще не завоеванных землях.

 

В 1220 г. монгольская рать воевод Джебе и Субэдея вторглась на Кавказ. Опустошив многие цветущие города Азербайджана, Армении й Грузии, это войско обошло Дербент и затем, разбив поодиночке осетин и половцев2, ворвалось в Крым, где захватило Судак.

Половецкая орда Юрия Кончаковича, кочевавшая между Волгой и Днепром, потерпев поражение, бежала за Днепр. Половецкие ханы, кочевавшие к западу от Днепра, во главе с хапом Котяном спешно прибыли к его зятю Мстиславу Удалому в Галич, где заявили: нашу землю татары завоевали сегодня, если не поможете нам, то ваша земля будет взята завтра. Так Русь впервые услышала о монголо-татарах, которые прямо угрожали ее причерноморским интересам.

 

Монгольский вопрос стал предметом обсуждения па общерусском съезде «старейших» — великих князей в Киеве — киевского Мстислава Романовича, галицкого Мстислава Мстиславича, черниговского Мстислава Святославича и их многочисленных вассалов3. Владимиро-суздальский князь Юрий Всеволодович в съезде не участвовал, так как, видимо, был занят прибалтийскими делами, но он признал его решения и выделил ростовскую рать для участия в походе4. Помимо половецкого предложения в Киеве обсуждалось монгольское, направленное к расколу русско-половецкого союза. Монгольские послы (по сведениям новгородской летописи) заявили: мы узнали, что вы, послушав половцев, собираетесь па нас; а мы вашей земли не занимали, ни ваших городов, ни ваших сел и пришли не на вас, а по воле божьей на своих холопов и на конюхов своих — иа поганых половцев; а вы заключите с нами мир иа таких условиях: если выбегут половцы к вам — воюйте против них, а имущество забираю е себе, потому, как мы слышали, они и вам много зла сделали; потому же и мы их воюем 5. Это был традиционный прием монгольской дипломатии, лишь недавно принесший ей успех при столкновении с предками осетин и половцами. Но русские князья отвергли это предложение, а послов убили. Было решено вместе с половцами выступать против татар. Это решение было торжественно освящено и церковью: тут же на съезде был крещен половецкий хан Басты. Удалось монголам привлечь к союзу лишь воеводу бродников Плоскыню.

 

В поход отправилось большое русское войско, к которому в низовьях Днепра присоединилась приплывшая из Поднестровья на тысяче ладей рать южнорусских причер- поморских переселенцев. Здесь уместно представить себе военный потенциал Руси тех времен. Новгородская Русь в XI в. выставляла войско в 4 тыс. человек6; в XII— XIII вв. суздальско-новгородские и смоленско-новгород- скио походы в Прибалтику осуществлялись войском в 15— 20 тыс. человек7; владимиро-суздальский князь в середине XII в. собирал 50-тысячное войско8; галицко-волынский князь в середине XIII в. не боялся противника, способного выставить от 30 до 60 тыс. войск9; источникам известен  «сильныи полк киевскии» ш (включавшии и тюркских конфедератов), который на этот раз был пущен в дело, коль скоро на Калке погибли 10 тыс. киевлян11; наконец, тысяча ладей причерноморских «выгонцев» должна была доставить войско в 30—40 тыс. человек. Следовательно, соединенное русское войско (хотя в нем и отсутствовали владимиро-суздадьские, повгородско-псковские и полоцко- мипские полки) было весьма значительным по размерам.

 

Однако на киевском съезде но был избран главный военачальник, видимо, за это место тщетно спорили князья киевский с галицким. Войско было организационно разобщенным, каждый князь сражался сам по себе и в любой момент мог со своим полком покинуть поле боя. Это привело к роковым последствиям: в битве на берегу р. Калки 31 мая 1223 г. русское войско было разгромлено, погибли 6 князей, а из рядовых воинов вернулся лишь каждый десятый. «И иогыбе много бещисла людей,—писал новгородский летописец,—и бысть вопль, и плачь и печяль по городом и селом... Татары же возвратишяся от рекы Днепра и не съведаем, откуду суть пришли и кде ся деша опять» 12. На обратном пути монгольская рать понесла урон от булгар 13 и ушла через степи нынешнего Казахстана в «коренной юрт» Монголии.

 

Битва на Калке, отрицательно отразившись на внешнеполитическом положении Руси в целом, не заставила, однако, русских князей принять какие-то меры на случай возможного повторения подобного нашествия.

 

Преемники Чингис-хана, верные его заветам, готовились накинуть аркан на человечество 14. Замышляя поход на Европу и Переднюю Азию, великий хан направил в J229 г. часть своих войск на Яик, где они разбили половцев, а затем, двигаясь к Волге, саксинцев и булгарские дозоры; к 1232 га они уже стояли у границ Булгарии; в 1236 г. Бату, внук Чингис хана, собрав огромное войско из отрядов всех улусов, начал переправу через Каму. Бул~ гария была стерта с политической карты мира. Мордовские и буртасские земли пережили тяжелое разорение; другая часть войск из северного Ирана была двинута в 1231 г. на Кавказ, где, чередуя походы из Муганпчой степи, установила свое господство к 1239 г. (когда пал Дербент) ; лишь на Северном Кавказе продолжалась борьба за независимость. Политическая карта вокруг Руси коренным образом изменялась.

 

Подготовке похода служила и широкая военно-дипломатическая разведка, которую монголы вели в Европе. Великие ханы не скрывали своих целей, требуя покорности от государей соседних им стран. Европа, однако, была плохо осведомлена о нависшей над ней угрозе 15. Русь лучше знала о происходящем по тревожным сообщениям из Булгарии, с Кавказа, от половцев, да и монгольские посольства то приходили во Владимиро-Суздальскую Русь с предложением мира, то проходили через Русь в другие страны; князь Юрий Всеволодович принимал их ж отпускал 1б; он же перехватил одно из них с письмом к королю Беле IV, от которого, по словам доминиканца Юлиана, ханы требовали покорности17. Монгольские послы — люди подготовленные. С одним из них Юлиан встретился в Башкирии и отметил, что тот «знал венгерский, русский, тевтонский [т. е. немецкий], кумаиский [половецкий], сарацинский [арабский] и татарский языки» 18. Встречные разведывательные миссии были незначительны, и в сущности лишь после нашествия, иа Лионском соборе (1245 г.), властители западных держав получили от черниговского игумена Петра Акеровича первые достоверные сведения о монголах.

 

Глубокой осенью 1237 г. монгольские полчшца вторглись на Русь. В течение трех лет русский народ сражался с захватчиками. Но страна была раздроблена. Не было попытки созвать княжеский съезд для сбора общерусского войска. Политические распри разъединяли князей. Поль зуясь этим, монгольские ханы сокрушали одно княжество за другим. Можно только поражаться мужеству русских людей, которые, не имея надежд на помощь соседей, отвергали предложения врага о сдаче (такие предложения делались Рязани, Владимиру, Киеву) и сражались до последнего воина в сокрушенных стенобитными машинами п спаленных огнем городах.

 

На первом этапе нашествия разорению подверглась Северо-Восточная Русь — десятки цветущих городов, среди них столица земли Владимир-на-Клязьме (7 февраля 1238 г.), были варварски опустошены. Тысячи людей угонялись в далекий плен. В битве на р. Сить (4 марта 1238 г.) полки Юрия Всеволодовнча честно сложили голову, защищая Русь. Оборона городов ослабила монгольский натиск. Бату отказался от наступления на Новгород, Смоленск, Полоцк. Он оттянул свои рати на юг, в степь.

 

На втором этапе монгольские рати завоевали союзную Руси часть Половецкой земли (откуда едва успел уйти со своей ордой в Венгрию хан Котян) и рядом наездов разорили Юго-Восточную Русь, где пали Козельск, Переяславль, столица княжества Чернигов (18 октября 1239 г.) и другие города; в истории освободительной борьбы особенно прославился своим 7-недельным сопротивлением врагу г. Козельск.

 

Иа третьем этапе монгольские воеводы, разорив тюркский оборонительный пояс городов и укреплений, осадили Киев и захватили его после 10-недельных непрерывных боев (19 ноября 1240 г.).

 

На последнем этапе войны опустошению подверглась Юго-Западпая Русь, где пали столичные города Галич и Владимир и были сожжбны «иные гради миози, им же несть числа». Примечательно, что города Данилов и Кре- менец отбили приступы врагов. Русь пережила страшное опустошение, но и монгольские захватчики вышли на ее западные рубежи серьезно ослабленными. Фронт их наступления сузился. Фактически они обошли Северо-Западную Русь, они, видимо, вообще опасались далеко отходить от степных баз.

 

Не было единства среди русских князей, не удалось противопоставить монгольской орде и русско-венгерский или русско-польский союз. Черниговский Михаил Всеволодович уехал в Венгрию, где надеялся найти у Белы IV помощь, предлагая скрепить союз браком Ростислава с дочерью короля. Однако король отказал в помоши и «не вдасть девкы своей Ростиславу» 19. Отверг Бела IV и предложение галицко^волынского князя Даниила Романовича, который посетил его с сыном Львом и с боярами в канун вторжения монголов в Галичину; князь тоже добивался иметь с королем «любовь сватьства», но «не бы любови межи има» 20»

 

Черниговский князь не нашел поддержки и при мазо- вецком дворе Конрада и поселился у князя Даниила; волынский князь в будущем «обещал ему Киев», а пока дал его сыну Луцк, а самому Михаилу, кот'орый «за cipax та- тарьский не сме ити Кыеву», выделил на содержание часть своего полюдья. Получив известие о падении Киева, черниговские и вольшские князья укрылись в Польшу, где последние получили от Болеслава, сына Конрада, в держание г. Вышеград21. Михаил Всеволодович, вероятно вместе с поставленным им киевским митрополитом Петром Акеровичем, двинулся во Вроцлавскую землю в надежде найти союзников. По здесь он достиг еще меньшого, чем в Венгрии: в Силезии, в г. Шьрода, на пути от Вроцлава к Легнице, он был ограблен местными немецкими бюргерами, которые перебили его людей22. Тогда он возвратился в Мазовию. Петр Акерович поехал далее на запад и в 1245 г. оказался в Лионе.

 

Наступавшие монголы не имели спокойного тыла — в разных местах вспыхивали освободительные восстания (Махмуд Тараби, Бачман и др.). Последующие широкие движения середины XIII в. на Руси, в Поволжье, в Крыму, на Кавказе, в Центральной Азии также свидетельствуют, что, продвигаясь в глубь Европы, монгольские ханы должны были опасаться за тыл. Яркий тому пример — Боло- ховская земля. Уходя из пределов Руси на запад, монгольские воеводы решили обеспечить себе базу снабжения в Киевщине, для чего вошли в соглашение с боярством Бо- лоховской земли; они ие тронули тамошних городов и сел, но обязали население снабжать свое войско пшеницей и просом. После ухода монголов в поход князь Даниил Романович, вернувшись на Русь, разрушил и сжег города бояр-изменников; тем самым было подорвано и снабжение монгольских войск 23.

 

Монгольские рати встретили мужественный отпор в Польше. Разорением Люблина, Завихоста и других городов отмечен их путь на Краков; польская столица пала 22 марта 1241 г. Устоял Вроцлав. Значительное войско Генриха Благочестивого погибло в жестокой сече под Легницей 9 апреля, но взять ее монголам, не удалось; отбил их натиск и Ратибож. По распоряжению Бату, бывшего с главными силами в Венгрии, монгольская рать была оттянута из Польши и в начале мая 1241 г. вторглась в Моравию 24„

 

Рать Бату с боями прорвалась через Карпатски о проходы, где погибли вооруженные заставы венгров, и хлынула в Венгрию. 60-тысячное венгерско-хорватское войско короля Белы IV мужественно погибло 11 апреля 1241 г. в битве при Шайо. Монгольские рати взяли штурмом Пешт, разорили десятки городов и овладели левобережной Венгрией25; разорили они и Словакию, бывшую под властью Венгрии; словацкое население сумело отстоять города Братиславу, Комарно, Тренчин, Нитру. Эти бои стоили им немалых жертв: из числа монголов, двинувшихся в глубь Европы, «многие были убиты в Польше и Венгрии»,— сообщал папский посол Плано-Карпини26.

 

Католическая Европа тоже не была подготовлена ко встрече с полчищами Бату, хотя сведения об их приближении поступали давно. Было известно о вторжении 122? г. на Русь27; тогда же грузинская царица Ру судан писала о монголах папе28. Король Бела IV отправлял доминиканские и францисканские миссии для разведки; из них особенно известна миссия доминиканца Юлиана29, Да и сам великий хан писал венгерскому королю, требуя подчинения, остерегая его принимать половцев и упрекая в том, что множество ханских посольств не вернулось из Венгрии30. Император Фридрих II в письме к английскому королю Генриху 1JI обвинял Белу в беспечности31. Сам Фридрих II тоже получил письмо хана с требованием покорности и якобы ответил не без иронии, что, будучи знатоком пернатых, мог бы стать ханским сокольничим32. Впрочем, тогда курсировали слухи, которым верил и папа, о 1 айном соглашении императора с ханом33 — определить достоверность этих слухов было бы весьма интересно.

 

Завоевание монгольскими войсками Руси, вторжение их в Польшу, Венгрию и другие земли вызвало панику в Европе. В хронике монастыря св. Пантелеона (Кельн) читаем: «Значительный страх перед этим варварским пародом охватил отдаленные страны, не только Францию, но и Бургундию и Испанию, которым имя татар было дотоле неизвестно»34. Во французской хронике отмечено, что страх перед монголами во Франции повлек за собой полный застой торговли; английский хронист Матвей Парижский сообщает, что иа время прервалась торговля Англии с континентом, а в Германии даже возникла молитва: «Господи, избави нас от ярости татар»35. Обращение Белы IV за помощью и к империи, и к папству породило переписку между государственными деятелями, анализ которой обнаружил ее полную бесполезность Зб. Из этих писем особенно известно послание императора Фридриха П королям Англии и Франции37. Император Венгрии не помог, папа ограничился призывами, собственные папские вооруженные силы ввиду из незначительности вообще не могли идти в расчет38. Ближайшие соседа Венгрии — Венеция и Австрия не помогли Беле IV. Более того, венецианский хронист Андрей Дандоло писал: «Лишь принимая во внимание христианскую веру, венецианцы не причинили тогда королю вреда, хотя очень многое могли против него предпринять» 39. Другого соседа Венгрии герцога Фридриха II Бабенберга не смутили и соображения веры; в разгар монгольского нашествия (апрель 1241 г.) он отправил свое войско и захватил венгерские комитаты Шопрон, Мошон и Лочманд, но был изгнан местным населением40.

 

Продолжая бои в Чехии, монголы овладели Опавой, Бетгешевом, по взять Оломоуц, Брно и другие города не смогли41. Неся потери и видя, что в этом районе продви- ну!ыся на запад не удается, Бату оттянул войска из Чехии. Собрав все силы в Венгрии, он зимой 1241 г. направил их за Дунай. Он, вероятно, предполагал превратить венгерскую равнину, подобно Муганской степи, в исходную кормовую базу для своей конницы. Ему удалось штурмом взять Эстергом, в Хорватии — Загреб, на побережье — Свач, Дривасто, сжечь часть Катарро. Однако монгольский приступ отбили жители Клиосы; монголы обошли Сплит, не смогли взять Траву, Рагузу.

 

Наступление, начатое на Нижнем Поволжье, окончательно захлебнулось на побережье в Далмации, у границ Италии. Известие о смерти великого хана Угедэ (1241 г.) стало хорошим предлогом для поспешного отступления через Боснию — Сербию — Болгарию (где болгары и влахи нанесли врагу большой урон) — Русь — за Волгу. Монгольский поход на Европу кончился провалом. В современной историографии отброшен давний взгляд, будто монгольские воеводы повернули свои рати из страха перед Германией, но еще есть авторы, готовые видеть в смерти Угедэ главную причину отступления монголов 42. Их можно спросить, почему же хан Хулагу, которого известие о смерти застало под Алеппо и Дамаском, не оттянул своих войск, а уехал лишь сам, передав командование Кет-буге? Нет, причина отступления в другом. Народы нашей страны, народы Восточной и Центральной Европы, отстаивая свои земли в жестокой борьбе с монгольским нашествием, спасли Париж и Любек, Мадрид я Лондон, города и культуру многих европейских стран от разоренья.

 

Монгольское нашествие принесло неисчислимые бедствия народам нашей 'Страны, которые потеряли в борьбе за независимость многие тысячи сынов и дочерей. Нашествие подорвало хозяйство; были уничтожены важные центры городской культуры. Некоторые народы (волжские булгары, половцы, хазары и др.) исчезли с лица земли. Русь утратила в пользу Орды все свои вассальные владения в Причерноморье, на Северном Кавказе и в значительной части Поволжья.

 

Земли нашей страны оказались поделены между правителями отдельных орд и улусов. По возвращении из неудачного похода на Европу хан Бату и окружавшая его знать обосновались на Волге, где возникло новое государство — Золотая Орда со столицей в Сарае. Территория, ей подвластная, простиралась от Иртыша до Дуная (включая Молдову и Болгарию); на северо-востоке Золотая Орда подчинила земли народов Поволжья и Приуралья, на юге — Крым и Северный Кавказ (до Дербента). Земли Средней Азии обособились под властью Чагатая — сына Чингис-хана. В особый улус отделились владения его внука Хулагу: ему подчинялись в числе других земли нынешнего Туркестана (до Аму-Дарьи) и Закавказье.

 

Золотая Орда, государства Хулагидов и Чагатаев некоторое время находились в номинальной зависимости от монгольского великого хана, пребывавшего в Каракоруме. Сюда свозились драгоценности, награбленные в завоеванных странах, здесь в рабстве изнывали русские, китайские, грузинские, армянские и другие ремесленники. Под личной властью великого хана, владевшего Китаем (Цзиньское государство джурженей северо-западного Китая пало в 1234 г.; в южном Китае сопротивление монгольским захватчикам продолжалось до 1280 г.), оставались земли Центральной Азии, юго-восточной Сибири, Дальнего Востока.

 

Монгольское нашествие имело многообразные отрицательные последствия для международного положения Руси, как Верхней, так и Нижней. Прежде всего оно ослабило Русь и породило желание у ее соседей использовать выгодный момент и разом покончить с ее независимостью. Некоторые буржуазные (особенно католические и немецкие) историки пытались утверждать, что руководители западных держав, включая папу, в трогательном единодушии старались помочь странам, попавшим под удар монгольских полчищ. Марксистская историография опровергла этот тезис, и он постепенно исчезает из науки. Факты не оставляют для него места.

 

 

 

К содержанию книги: Владимир Терентьевич Пашуто. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

 

Последние добавления:

 

Владимир Мономах

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах