Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Политика Древнерусского государства

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РУСИ С НАЧАЛА ДО СЕРЕДИНЫ 13 века

 

историк Владимир Пашуто

В.Т. Пашуто

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика древней Руси

 

История России учебник для вузов

 

Княжое право в Древней Руси

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Внешняя политика Киевской Руси...

 

Внешняя и внутренняя политика Древней Руси

 

История древнерусского государства - Руси

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Древне-русские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕ-РУССКИХ ГОРОДОВ

 

Внешняя политика Ивана Грозного

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

НАПАДЕНИЕ НЕМЕЦКОГО ОРДЕНА И ДАНИИ НА РУСЬ. ЛЕДОВОЕ ПОБОИЩЕ (1242 г.)

 

Победа над Швецией была, однако, лишь частью великого дела обороны родины. Немногим больше месяца 1 прошло со времени битвы на Неве, как немецкие крестоносцы, собранные из всех крепостей Ливонии, в том числе из Оденпэ, Дерпта, Феллина, а также датские рыцари из Ревеля предприняли большой поход на Русь. События этого похода отражены и в русских летописях, и в немецких хрониках2. Этот поход, как и шведский, был подготовлен папской дипломатией. На него не жалели дипломатических усилий, ислользуя (как это было уже не раз) предательство сепаратистски настроенных князьков. Так, в 1239 г. Ярослав, сын беглого псковского князя Владимира, «пода- рил» дерптскому епископу «Псковское королевство» 3.

 

Неприятель после ожесточенного сопротивления захватил Изборск, с помощью пронемецкой боярской лруппиров- ки (известной нам с 1228 г.) Твердилы Ипапковича вступил в Псков. Немецкие войска неделю осаждали Псков, однако силой взять его не могли. Если бы не бояре-изменники, они бы и не В|зяли город, который в своей средневековой истории выдержал 26 осад и ни разу не открыл ворот неприятелю. Даже немецкий хронист, сам человек военный, считал, что псковская крепость при условии единства ее защитников неприступна4. Бояре предали Псков, где стали хозяйничать немецкие фогты, власть Твердилы была видимостью. Псков дал немецким властям заложников; бояре5 не согласившиеся на измену, бежали со своими ^семьями в Новгород, Положение сложилось опасное, и меры нужны были срочные. Князь Александр Яросла^ич, не рассчитывая на большую помощь из недавно разоренной Владимиро-Суздальской Руси, вероятно, возложил на новгородское боярство крупные расходы по подготовке к войне и старался (после Невской битвы) укрепить свою власть в республике. Новгородское боярство, ставя собственные интересы выше интересов родины, вступило с князем в конфликт, в результате которого зимой 1240 г. он со своим двором уехал к отцу в Переяславль, Ситуация напоминает конфликт его отца с Новгородом в 1228 г.

 

В начале 1241 г. военное положение сделалось еще более грозным. С юга пришли вести о падении Киева. Рыцари вместе со вспомогательными отрядами эстов захватили и обложили данью Водьскую землю, сманив на свою сторону часть местной знати. Рыцари помышляли захватить и берега Невы и Карелию. Папская курия, внимательно следившая за ходом войны, одобрила соглашение крестоносцев с Генрихом, доминиканским епископом Эзеля, передав ему право ведать церковно-политическими вопросами на землях, лежавших «'между Эстонией и Русью»; речь шла о Водьской земле (Watland), Ижорской земле (Ingria), Неве (Nonve) и Карелии5.

 

Продвигаясь вперед вместе с отрядами каких-то литовских наемников, враг захватил обширную территорию в районе Изборск — Псков — Сабель — Тесов — Копорье. Его отряды шатались уже в 30 верстах от Новгорода, захватывая купцов, отбирая у окрестного населения лошадей и скот, так что «нелзе бяше орати [т. е. пахать] по селам и нечимь». Вероятно, население сел и погостов искало спасения в Новгороде, и под давлением горожан новгородские власти обратились за поддержкой к Ярославу Всеволодовичу.

 

Прибывший в Новгород Александр, собрав рать из новгородцев, а также ладожан и карел, выбил врага из Копорья и освободил Водьскую землю.

 

Решительные действия и мужество русских и их союзников принесли первый успех и отразились в стане врага: в 1241 г. вспыхнуло антинемецкое восстание героических жителей о-ва Сааремаа (Эзель), которые перебила рыцарей и духовенство; едва избежал смерти и незадачливый претендент на русские владения епископ Генрих6. Орден поспешил подписать с сааремаасцами новый договор, в котором прямо отметил, что сподвишут к тому «нуждой» 7, т. е. успешным контрударом русских.

 

Подготавливая ответные действия, князь Александр получил в подмогу вновь сформированные после монгольского погрома владимиро-суздальокие полки. Немецкая хроника сообщает, что князь «приготовил свой народ» к борьбе8. Умелыми действиями войска Александра освободили Псков после двухлетнего господства рыцарей, а затем на льду Чудского озера русское войско 5 апреля 1242 г. наголову разбило крестоносную рать, убив 400 рыцарей да 50 взяв в плен9.

 

Победа на Чудском озере — Ледовое побоище — имела выдающееся значение для всей Руси и связанных с ней народов; она спасла их от жестокого иноземного ига. Международное значение этой победы очевидно, если учесть, что впервые был положен предел грабительскому «натиску на Восток», который немецкие правители осуществляли в течение нескольких столетий. Эта битва сыграла решающую роль и в борьбе литовского народа за независимость: подчинив Новгородско-Псковскую Русь, немецкий Орден стал бы неизмеримо более опасным для Литвы.

 

Битва непосредственно отразилась и на политическом положении Прибалтики. Произошло восстание в земле кур- шей (по договору около 1242 г. вынужденных признать власть Ордена) 10, где после Шауляйской битвы рыцари успели продвинуться, построив и заняв ряд замков — Голь- динген, Амботен, и создать угрозу южной Жемайтии. Кур- ши призвали на помощь Литву: великий князь Миндовг, который, по словам немецкого хрониста, «очень ненавидел крестоносцев» и, привел 30-тысячное войско. Положение Ордена надолго ослояшилось. Западные державы и тут поддержали Орден. Великий магистр Герхард (1241— 1244) получил в 1243 г. от папы Иннокентия IV (1243— 1254) инвеституру перстнем 12в Папский легат Вильгельм Моденский подтвердил в 1245 г., что земля куршей есть «часть Пруссии и должна управляться по ее законам» 13, т. е. две трети завоеванного должны идти рыцарям, а одна треть — епископу. По просьбе великого магистра Генриха фон Гогенлоэ (1244—1249) и император Фридрих II «утвердил» за Орденом права на обладание землями куршей, земгалов и литовцев 14.

 

Произошло восстание и в земле пруссов, на помощь которым пришел, порвав договор с Орденом, свояк галицко- волынского князя Даниила Романовича15 князь польского Поморья Святополк; его поддержала и Литва. Немецкий хронист Петр Дюсбург именует Святополка «сыном греха и пошбелн» и говорит, что в то время «почти вся Пруссия была окрашена христианской кровью» рыцарей 16. Восставшие очистили многие прусские и польские земли от рыцарей, которые потеряли Мариенвердер и все другие укрепления, кроме пяти замков (Кульм, Торн, Рейден, Балга, Эльбинг), бывших в тяжелой осаде. Прусско-поморские войска Святополка 15 июня 1243 г. нанесли тевтонским рыцарям поражение у Рейзенского озера 17. Борьба про- доля^алась еще несколько лет и завершилась Кишпоркским договором 1249 г.

 

Так удар по рыцарям на Чудском озере отозвался в Прибалтике, потрясая до основания немецкий Орден. Только вмешательство папства и империи, а также отсутствие единства среди славянских и литовских князей спасли захватчиков от полного разгрома.

Что касается ливонских рыцарей, то еще в 1242 г. они «прислаша [послов] с поклоном» в Новгород. Послы заявили: «Что есмы зашли Водь, Лугу, Пльсков, Лотыголу мечем, того ся всего отступаем; а что есмы изоимали мужий ваших, а теми ся розменим: мы ваши пустим, а вы наши пустите» 18; возвращались и псковские заложники. Следовательно, по договору 1242 г. Орден признал свое порая^е- ние на Руси, признал он и новгородскую юрисдикцию над Псковской, Водьской и Латгальской землями. Этот договор (полный текст которого не сохранился) на столетия лег в основу русско-немецких отношений 19.

 

 

 

К содержанию книги: Владимир Терентьевич Пашуто. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

 

Последние добавления:

 

Владимир Мономах

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах