Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Политика Древнерусского государства

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА (до конца 11 века)

 

историк Владимир Пашуто

В.Т. Пашуто

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика древней Руси

 

История России учебник для вузов

 

Княжое право в Древней Руси

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Внешняя политика Киевской Руси...

 

Внешняя и внутренняя политика Древней Руси

 

История древнерусского государства - Руси

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Древне-русские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕ-РУССКИХ ГОРОДОВ

 

Внешняя политика Ивана Грозного

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

РУСЬ И ВЕНГРИЯ

 

Отношения у Древнерусского государства с венграми установились, вероятно, еще в пору их кочевания в причерноморских степях. Ведь отсюда они совершали походы в глубь Европы, например, в 862 г. в 892 и 894 гг. венгерские отряды помогали восточно- франкскому императору Арнульфу (887 против великоморавского князя Святополка2. Урегулирование отношений с венграми было, вероятно, делом непростым, ибо как кочевники они предпринимали набеги па оседлых славян, о чем сохранились свидетельства арабских и персидских авторов IX—X вв.3 Но русско-венгерские отношения существовали и крепли: летопись не оставляет сомнений в устойчивых русско-венгерских торговых связях во времена не только Святослава, но и Олега.

 

В нашей летописи имеется историческая справка (датируемая второй половиной XI в.) о происхождении Венгерского государства, составленная в дружественном духе, легко объяснимым тесными отношениями между двумя странами. Летопись кратко, по отчетливо характеризует общественный строй венгров и отмечает во времена Олега их уход на новую родину, где они создали свое государство. «Идоша угры мимо Киев горою, еже ся зовет ныне Угорьское и пришедыне къ Днепру, сташа вежами;' беша бо ходяще, аки се половци» 4. Эта запись под 898 г., навеянная топонимическими преданиями, в общем достоверна 5. Пройдя в конце IX в. через «горы Угорьскыа» на новые места, где издавна жили славяне, затем подчиненные Римской империи — волохам6, которые «прияша» их землю, венгры в свою очередь «почаша воевати на живущая ту волохи и словени». Они «прогнаша волъхи» и «наследиша землю ту и седоша съ словены, покоривше я под ся». Вот «оттоле прозвася земля Угорска»,— заключает летописец.

 

Мирно пройдя со своим народом через подвластные Руси юго-западные земли — о чем сохранились сведения и в венгерском придворном предании (изученном 13. II. Ш'ушарииым),— венгерские короли должны были стать естественными союзниками киевских князей в их византийской, немецкой, чешской и польской политике. Летопись знает, что венгры вступили в борьбу и с Византией и с Великоморавской державой7. В духе этой исторической справки при киевском дворе подобраны и остальные известия из хроники Амартола и его продолжателя о Венгрии. Они отражают тщетные попытки Византии использовать Венгрию против Болгарии: венгры побеждают и болгар и византийцев. Под 902 г. сказано, что император Лев VI «ная угры на болгары [с их царем Симеоном с 894 г. шла война]. Угре же нашедше, всю землю болгарску пленоваху», разбили Симеона, который едва успел бежать в Дерестр (Сшшстрию) 8. Летопись, однако, умалчивает о том, что Болгария уцелела, присоединив часть Македонии и Албании, что результаты болгаро-византийской войны закреплены в договоре 927 г.9 Зато отмечены прямые выступления венгров против Византии в 934 г., когда они впервые пошли на Константинополь и «пленоваху всю Фракию», а император Роман Лакапин тогда и в 943 г, еще раз заключал с ними мир. О поражении венгров в 933 г. войсками германского императора Генриха I Птицелова (919 — 936) и в 955 г. на р. Лехе войском Оттона I и чешского Болеслава I (935 — 967) летопись, понятно, не сообщает, впрочем она не говорит и о решающей победе венгров над немцами в 907 г. 10

 

Ввиду сказанного не удивительно, что болгаро-византийский поход Святослава в 970 г. происходил в условиях какого-то дружественного соглашения с одним из венгерских правителей времен короля Такшоны (947 — 972) и венгры сражались в русском войске п. Контакты продол- жались — представители и Руси и Венгрии участвовали в 973 г. в Кведлинбургском съезде князей12. Во времена Владимира Святославича был мир и договоры (любы) о королем Иштваном I Святым (997 — 1038) 13, чему не противоречит и участие в 1004 г. Венгрии в союзе с Чехией и Германией в войне против Польши. Двоюродный брат короля герцог Ласло Сар был женат на русской 14, как полагают Премиславе Владимировне 15. О тесных связях русской и венгерской дружин свидетельствует и служба венгерской знати при русских княжеских дворах.

 

У ростовского князя Бориса Владимировича был младший дружинник отрок Георгий «родом сын угьреск»; князь его любил и «възложил на нь гривну злату великую (т. е, пожаловал придворным вассальным чином), в которой тот «предъстояше пред ним»; он погиб на р. Альте, защищая князя 16. Не будет слишком смелым предположить, что поздпейший суздальско-венгерский союз зародился в это время. Братом Георгия был известный нам информатор летописца Моисей 17, вероятно, в числе придворной дружины Предславы Владимировны попавший в польский плен. Можно думать, ч/го с догосударственпой поры имела связи с венграми Древлянская (Деревская) земля (подобно тому, как Словенская — со скандинавами и эстами, Радимичская — с поляками и т. д.) и потому ее князь Святослав Владимирович (быть может, даже женатый на венгерской герцогине) 18 искал в 1015 г. спасения в бегстве на родину жены, по люди Святополка Окаянного схватили его где-то на пути «ко горе Угорьстей» 19, т. е. в Перемышльской земле. Деревская же земля с этой поры прочно вошла в состав собственно Киевской.

 

В правление Ярослава Мудрого, враждуя с Византией и имея сложные отношения с европейскими соседями, Русь старалась сохранить союз с Венгрией, хотя это не всегда удавалось. Русь поддерживала Германию и союзную ей Венгрию в их войне 1015 — 1018 гг. с Польшей. Охлаждение отношений наступило после заключения польско-немецкого договора в Будишине и последовавшего за ним польско-венгерского мира. К походу на Русь в 1018 г. Болеслав I Храбрый сумел привлечь и венгерскую полутысячную рать20; и в 1029—1031 гг. Русь и Венгрия были в разных лагерях: первая вместе с Германией воевала против Польши, которую поддерживал король Иштваи I. Любопытно, что его сын Имре носил титул «русского герцога» 21. «Русский герцог» означал, как установил Д. Дьёрффи, «dnx exercitus regis», состоявшего из руссов, а сам термин «русский» (orosz) имел в средневековой венгерской традиции значение вооруженной королевской стражи 22, может быть, к этому имеет отношение и упоминаемая источником XII в. «Русская марка» в Венгрии.

 

Затем отношения с Венгрией наладились. Андрей I (1046 — 1061) стал королем вопреки планам Генриха ИТ, который даже задумывал в 1047 г. поход против него. Вен- герсние источники говорят, что женой короля Андрея I была дочь русского князя23. Будущий король, сын уже известного нам герцога Ласло, укрывался вместе с братом Левенте в Польше, затем искал прибежища на Волыни, но тамошний князь (это мог быть Игорь Ярославич) их не принял, опасаясь союзного Германии короля Петра (1038—1041, 1044—1046), и они ушли к половцам24, а затем якобы вновь вернулись на Русь, откуда Андрей и был приглашен венгерской знатью па трои. Полагают, что его женой была Анастасия-Агмунда Ярославна, с именем которой связывают основание двух православных монастырей— у Вышеграда и в Тормове (комитат Бихар); в последнем нашли убежище мюнахи чешского Сазавского монастыря, изгнанные в 1055 г. за принадлежность к православию. Андрей I поселил русских в районе Тихань и Зебеген25.

 

В пору борьбы менаду преемниками Ярослава за власти над Киевом, осложненной обособлением перемышльско- теребовльских князей, мы видим взаимное стремление Киева и Арпадов использовать союзные отношения. Источники очень скудны, но известно, что когда в 1061 г., опасаясь Белы I (1061—1063), Анастасия Ярославна с сыном Шаламоном и его женой (сестрой Генриха IV) укрылись в Германии, немецкие послы посещали Изяслава Ярославича 26- Как отнеслись на Руси к политике Белы I, не знаем, но против Шаламона она не выступила. В 1072 г. будущий король Геза I (1074—1077) направил на Русь (вероятно, к Изяславу Ярославичу) посольство во главе со своим братом (будущим королем) Ласло «просить помощи своих друзей» против Шаламона (1063—1074), отстаивавшего королевский стол. Но тогда на Руси назревал новый конфликт Волыни с Черниговом из-за Киева, и помощи король не получил27. Преемник Изяслава волынско* киевский великий князь Святополк дорожил венгерским союзом в общеевропейском плане; использовал он его также против Перемышля и Теребовля. Едва ли широкие планы тамошних князей относительно Северного Причерноморья радовали и венгерского короля. Можно думать, что Святополк и Ласло I (1077—1095) имели какое-то соглашение по степному вопросу, ибо действия Руси против кочевников прямо отражались на Венгрии.

 

В войне против Генриха III король Андрей I прибегал к помощи печенежской рати (1052 г.); Геза I, не получив помощи Руси, использовал рать хана Солтана в борьбе против поддержанного немцами Шаламона (1074 г.) 2S. Печенежские и половецкие набеги задевали Венгрию29. Степь интересовала и перемышльских Ростиславичей, и, вполне возможно, не без их участия половцы в 1092 г. напали на Венгрию30, вызвав поход Ласло I на Русь, за* кончившийся, по данным хроник XIV в., полной победой короля 31.

 

Следовательно, Ростиславичи, отстаивая самостоятельность своей земли от Киева, -не имели мира ни с Польшей, пи с Венгрией; естественно, они должны были тяготеть к союзу с Византией, втянутой в тяжелую борьбу с половцами (см. стр. 87). Зато Святополк, готовясь вооруженной рукой подчинить Перемышль, опирался на польско-вен- герский союз. Его сын Ярослав женился (до 1091 г,) на дочери короля Ласло 1прочным был и его союз с Кальманом (1095—1114). Вот почему, потерпев поражение на Рожне поле, он отправил сына к королю, «склоняя венгров» на Володаря Росгиславича. Ярослав в 1099 г. привел рать Кальмана, с которым были и два епископа, Купан и Лаврентий. Венгры стали под Пере- мышлем, где заперся Володарь. Давыд же Игоревич добрался через его владения до степи и привел 30-тысячную рать хана Боняка. В битве под Перемышлем половцы разбили венгров по частям, что нашло отклик в победной половецкой песне, обработанной нашим летописцем33. По слухам, половцы убили до 40 тыс. венгров, в их числе и епископа Купана и «от бояр многы». Это событие довольно причудливо отразилось и © более поздних венгерских хрониках34. Перемышльско-теребовльская (будущая Галицкая) земля отстояла свою самостоятельность от Киева.

 

Союз волынско-киевского князя с Венгрией, однако, не пострадал. В 1102 г. была заключена венгерско-хорватская уния: территория, подвластная королю, намного увеличилась, и Венгрия получила выход к Адриатике. Вместе с тем, отстаивая унию, она вступила в вековую борьбу с Византией и потому была кровно заинтересована в союзниках против нее на Руси. Вслед за договором 1102 г. с Польшей Святополк Изяславич скрепил в 1104 г. свой союз с Венгрией, выдав дочь Предславу «в Угры за королевич», т. е., видимо, за герцога Альвдоша35. Традиция связывает с именем Кальмана появление русского отряда королевских телохранителей — «русские [его] королевского величества», которые жили в «русском городе» Орос- вар; оставаясь свободными людьми, они охраняли входы и ворота королевской резиденции36. Если это правдоподобное 37 известие подразумевает не только славянское население собственно Венгрии, то можно считать, что с потерей русского корпуса Византией он появился за Карпатами. Любезные разъяснения коллег профессоров Д. Дьёрф- фи и И. Шипковича позволяют видеть в Оросваре поселение, лежащее на Дунае к северу от Будапешта — севернее Вышеграда, Нограда и Ваца, близ небольшой крепости Дрегей. Последующие совместные волынско-венгерские действия против Византии подкрепляют этого рода предположение. Мы видели, как Русь и Венгрия не раз энергично поддерживали борьбу союзного Болеслава III с сепаратизмом князей и агрессией со стороны Германии.

 

Итак, русско-венгерские отношения восходят к истокам обоих государств. Сперва Киев, а затем и Волынь находили в Венгрии союзника в соперничестве с перемышль- ско-теребовльскими князьями. Русско-венгерский союз содействовал борьбе этих стран с Византией за упрочение позиций в Причерноморье и на Адриатике; наконец, русско-венгерско-польский союз оказал положительное .влияние на исход борьбы Польши и Венгрии с имперскими устремлениями Германии.

 

 

 

К содержанию книги: Владимир Терентьевич Пашуто. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

 

Последние добавления:

 

Владимир Мономах

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах