Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

Политика Древнерусского государства

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА (до конца 11 века)

 

историк Владимир Пашуто

В.Т. Пашуто

 

Смотрите также:

 

Внешняя политика древней Руси

 

История России учебник для вузов

 

Княжое право в Древней Руси

 

 

Карамзин: История государства Российского

 

Киевская Русь

 

Древняя русь

 

Внешняя политика Киевской Руси...

 

Внешняя и внутренняя политика Древней Руси

 

История древнерусского государства - Руси

 

Рыбаков. Русская история

 

Любавский. Древняя русская история

 

Древне-русские книги и летописи

 

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

НАЗВАНИЯ ДРЕВНЕ-РУССКИХ ГОРОДОВ

 

Внешняя политика Ивана Грозного

 

Татищев: История Российская

 

 

Русские княжества

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Правители Руси-России (таблица)

 

РУСЬ И ЧЕХИЯ

 

Древнерусский летописец хорошо понимал общность происхождения восточных и западных славян, когда писал: «Бе един язык словенеск: словени, еже седяху по Дунаеви (их же прияша угри), и: морава, и чеси, и ляхове, и поляне (яже ныне зовомая Русь)»1. Он сообщает о по дунайской родине чехов, откуда «пришед- iue седоша на реце имянем Морава, и прозвашася морава, а друзии чеси нарекошася» 2, упоминает он и о войне венгров с Великоморавским государством3.

 

Русь издавна поддерживала торговлю с Чехией, что подтверждают и русские и иностранные источники. Тесные политические взаимоотношения, вероятно имевшие немалую давность, мы видим при Владимире Святославиче. Он жил в мире и имел договоры (любы) с одним из «окольных» Руси — чешским князем Аидрихом, т. е. Ол- држихом (1012—1034) 4. Но союз возник раньше, ибо среди жен Владимира была чешка, вероятно княжеского рода; от нее родился Вышеслав, старший сын Владимира5, княживший в Новгороде. Ковгородско-чешские связи не случайны: полагают, что Владимир вступил в этот брак, будучи новгородским князем6. В последующий период тоже существовали новгородско-чешские контакты.

 

Сказанное предполагает обмен посольствами, дарами между князьями Чехии и Руси, а может быть, и политическое сотрудничество двух стран. Известно, что древний торговый путь из Руси на Прагу лежал через Краков, бывший, вероятно, в 966—992 гг. под властью Чехии. Чешско-польские отношения не были тогда дружественными, и возможно, что Владимир Святославич использовал союз с Чехией в своей хорвато-дулебской (перемышльско- червенской) политике. Именно в этом духе отнесся он и к начатой Мехико I в 985 г. борьбе с Чехией за Малую Польшу и Силезию. Болеслав I Храбрый рассматривал в 992 г. это вмешательство как войну против Польши.

 

Русь и Чехия были в одном лагере и во время событий 1029—1031 гг., когда Бржетислав, сын Олдржиха, выступал против Польши, а Ярослав Мудрый занял Белз. Именно на время Бржетислава I (1034—1055) падает расцвет основанного в 1032 г. монастыря св» Прокопа на Сазаве — известного центра чешско-русского культурного общения 7. Это общение позволяет думать о более прочных (чем отражено в хрониках) межгосударственных связях: чешское церковнославянское наследство (легенда о св. Вацлаве, житие св. Людмилы и др.) в немалой части уцелело именно на Руси8; после разделения церквей (1054 г.) эти связи затруднились, но отнюдь не заглохли. Русские святыни проникали в Чехию: «мощи» канонизированных в 1072 г. Бориса и Глеба уже в 1096 г. находились в одном из алтарей Сазавского монастыря9. В 80-е годы XI в. князь Вратислав II (1061 — 1092) настаивал (впрочем, тщетно) перед папой Григорием VII на признании свободы славянского богослужения в Чехии. Именно к этому времени может относиться и составление подлояшой учредительной грамоты пражского епископства с ее миссий- ными границами до Буга и Стыри 10.

 

В годы борьбы преемников Ярослава Мудрого за власть черниговская группировка князей имела, правда недолго, союз с Болеславом И и поддержала в 1076 г. его войну с чешским Вратиславом II. О русском участии в этой войне говорится и в летописи и в Поучении Владимира Мономаха, который вспоминал: «Та посла мя [вместе с Олегом Святославичем11] Святослав в ляхы, ходив за Глоговы [Глогов — город в Силезии] до Чешьского леса 12; ходив в земли их 4 месяца» 13. Поход, видимо, не принес Польше решающего успеха, а Черниговско-польский союз вскоре расстроился. При чешском дворе в 80-х годах XI в. обсуждался вопрос о дииастийном союзе с «королем руссов» 14.

 

Возможно, что в этих условиях противник Чернигова волынский князь Изяслав Ярославич искал контактов с Чехией 1б; во всяком случае волынско-киевский Святополк Изяславич, хотя и находился в разных лагерях с чешским двором, поддерживая венгеро-польский союз, дипломатических отношений с Чехией не порывал и в 1111 г. извещал ее о победе над половцами .

 

Следовательно, мирный союз с Чехией в пору единства Древней Руси сменился неодинаковым отношением к ней княжеских группировок: черниговская группировка была Чехии враждебна, волынская не избегала сближения, которое окрепнет в последующий период.

 

 

 

К содержанию книги: Владимир Терентьевич Пашуто. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

 

Последние добавления:

 

Владимир Мономах

 

Летописи Древней и Средневековой Руси

 

Бояре и служилые люди Московской Руси 14—17 веков

 

Витамины и антивитамины

 

очерки о цыганах