ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА

 

 

Княжеская дружина старшая и младшая. Должности старших дружинников

  

Характер княжеской дружины претерпел сильное изменение во втором периоде. Еще при Владимире Святом варяжский элемент дружины потерял свое первенствующее значение. Владимир, отняв Киев у Ярополка, выпроводил в Грецию буйных варягов-дружинников и оставил из них только немногих, людей смышленых и храбрых. Он понимал, что эти вольныеи беспокойные дружинники могли быть большой помехой для его власти, и что гораздо лучше заменить их русскими, не знакомыми с характером старой дружины и с ее отношением к князьям.

 

 Преемники Владимира подражали его примеру, и варяги перестали наполнять княжеские дружины, так что хотя при Ярославе, время от времени, они еще появлялась в Новгороде и Приднепровье, но уже не как дружинники, а как наемники, подобно печенегам, и по окончании похода, за очень редкими исключениями, удалялись на родину. По смерти же Ярослава летописи больше не упоминают о варяжских дружинах. Князья кашли средства пополнять свои дружины, не вызывая варягов; в дружину стали поступатьохотники из туземцев и пришельцев из разных стран — из Венгрии, Польши, от туркав, печенегов, половцев, яссов, коссогов и др., в чем можно убедиться по именам дружинников, встречающимся в летописях. Так, у Бориса Владимировича мы встречаем дружинником Георгия, родом угрянина или венгерца; у Святополка — Ляшко, очевидно лях; поляк — у Глеба Торчино; у Владимира Ярославича — Вышоту, очевидно новгородца ИЛИ киевлянина; у Ростислава Владимировича Тмутараканского — Порея и Вышоту, сына Остромира, воеводы новгородского; у Андрея Боголюбского был ключник Анбал, Ясин радом; у Владимира Мстиславмча в 1149 году был в числе дружинников немчин. В самих народных сказках дружинниками Владимира являются Добрыня Никитич — новгородец, Илья Муромец, Алеша Попович — ростовец, Акундин Иванович, Микула Микитич, Чурило Пленкович — пришелец из Суража.

 

Новый состав дружин, с явным перевесом в сторону туземцев, хотя и не слил их с земщиной, но тем не менее дал несколько иное направление их характеру. Дружинники со времен Ярослава много утратили от своей прежней подвижности, сделались более оседлыми. Это произошло, с одной стороны, оттого, что дружинники, принадлежавшие по своему происхождению к туземцам, привязывались к месту родственными связями с земщиной и недвижимыми имениями, им принадлежавшими, а с другой стороны, и дружинники из чужеземцев вскоре обзаводились поземельными владениями, частью полученными от князя на поместном праве, а частью вотчинами — по покупкам, приданому за женами и другим способам приобретения. Впрочем, дружинники в это время еще не настолько были привязаны к земле, чтобы она всегда могла удержать их

 

 

В случае перехода князя в другое владение; личная привязанность к доброму князю, а чаще всего богатая добыча и смелые предприятия князя побуждали дружинников оставлять приобретенные ими земли и следовать за князем.

 

Так, в 1150 году, когда Изяслав Мстиславич был прогнан Юрием Долгоруким из Киева на Волынь, многие из дружинников, имения которых лежали в Киевском княжестве, последовали за Изяславом на Волынь н, как говорит летопись, «вы есте по мне из русские земли вышли, своих сел и своих жизней лишився. Нередко дружинники шли за князем, но имения все-таки оставались за ними, если только эти имения были родовыми. Но не все дружинники следовали за своим князем, многие оставались в прежней области на правах земцев. Впрочем, для дружины было небезопасно оставаться на месте после перехода князя в другое владение. В этом случае не только имущество, но н жизнь их бывали в опасности от земцев, а иногда и от новых князей. Летописи представляют много доказательств этому; так, под 1158 годом говорится, что киевляне, но удалении из Киева Юрия Долгорукого, стали грабить и убивать дружинников, оставшихся после него в Киевском княжестве: «Из-бивахутъ суздальцы по городом и по селом, а товар их грабячеъ.

 

Сами дружинники, если были пришельцами из другого княжества, плохо сживались с земцами, грабили их и вообще совершали разные насилия; так, например, дружинники, приведенные в суздальскую землю Ростислава-чами из Приднепровья, отягощали народ вирами и продажами, вследствие чего владимирцы говорили о Ростиславичах: А си князи, аки не свою волость теорита, ако не творячеся у нас седети, грабита не только еолостьвсю. но и церкви». В самом законодательстве того времени княжеская дружина была резко отделена от земщины и в некотором отношении даже поставлена выше ее.

 

Так, в троицком списке Русской Правды за убийство дружинника положено виры 80 гривен, а за убийство земца 40 гривен: «Положити за голову 80 гривен, аче будет княж муж, или тиуна княжа; аще ли будет русин, или гридь, либо купец, либо тивин боярск, либо мечник, либо изгой, или славянин, то 40 гривен положити зань. Впрочем, должно допустить, что дружинники в разное время и в разных княжествах находились не в одинаковых отношениях с земщиной; так, дружина теснее сливалась с земщиной в тех княжествах, в которых удавалось владеть без перерыва нескольким поколениям одного и того же княжеского дома, в силу перехода владения от отца к сыну или даже от брата к брату и от дяди к племяннику, лишь бы только новые владельцы проживали прежде в том же краю и не приводили с собой новой дружины, незнакомой туземцам. Так это и было, по свидетельству летописи, в Галиче, Смоленске, Полоцке и в Рязани, история которых резко отличается от истории других княжеств русских, и именно тем, что здесь дружина является почти совершенно слитой с земщиной. Дружинники, в продолжение нескольких поколений проживая на одних и тех же местах, до того привязывались к своей новой родине, что уже не отличали своих интересов от интересов земщины к превратились в совершенных земцев.

 

 В самих летописях мы уже не встречаем различия между дружинниками и земцами ни в Галиче, ни в Полоцке, ни в Смоленске, ни в Рязани; во всех событиях, принадлежащих истории этих княжеств, летописи ни разу не говорят а княжеской дружине — у них везде являются полки смолян, полочан, бояре галицкие, бояре рязанские, состоящие на службе у тамошних князей, но не княжеские дружинники в смысле пришельцев с князем. Совершенно иное видим мы в Киеве, Чернигове, а вначале и в Суздале, который по характеру дружины резко отличался, например, от Рязани. В нем дружина была пришлая, постоянно изменявшаяся, тогда как в Рязани они сделалась постоянной, туземной. В Рязани, например, у князя было 500 советников, а в таком огромном числе непременно должно предположить и участне земских бояр; в Киеве же и Суздале земщина не принимала никакого участия в делах князя; 500 советников являются и в Галиче, крае, отдаленном от Рязани, но связанном с ним родством княжеского дома. Таким образом, мы видим два рода отношений дружины к земщине: в одних княжествах дружинники находились в очень близких отношениях с земщиной; в других же, напротив, дружинники так мало сближались с ними, что при переходе князя в другое владение должны были следовать за ним, в противном случае они претерпели бы различные притеснения от земцев.

 

Отношение дружины к князю

 

В отношении к князю дружина по-прежнему была главной опорой его власти, как в мирное, так и в военное время. Дружинники составляли непосредственное войско князя — с ними он добывал себе волости, с ними защищал свою власть. Дружинники переходили с князем из одного владения в другое и даже бывали при князьях, не имевших владений; так, князь Иван Берладник со своей дружиной переходил на службу от одного князя к другому и содержал свою дружину жалованьем, которое получал от князей. Сын Верладника, бывший тоже безудельным князем, также имел свою дружину; в летописи сказано, что он, позванный галичанами, приде к полкам галичским в мале дружине. Предок Берладника, князь Ростислав Владимирович, не имевший еще никакой области и проживая в Новгороде, также имел при себе дружину и при ее помощи завоевал Тмутаракань; сыновья Ростислава — Рюрик, Володарь и Василько — также имели при себе дружины прежде, нежели успели добыть себе волости. Олег Святославич, лишенный отцовских владений, также имел при себе дружину и с помощью ее и половцев успел возвратить себе отчину. Вообще каждый князь, имевший хоть какие-нибудь средства и приобретший известность своей храбростью, лаской или щедростью, не имел недостатка в дружинниках хотя не многочисленных, но храбрых и преданных ему. Даниил Заточник, живший в XII в., так описывает легкое приобретение дружины: «Князь Щедр отец есть всем, слузи бо мнози отца и матери лишаются и к нему прибегают. По свидетельству того же Даниила, иметь большую дружину считалось честью и славой князя. Князья принимали в дружину всякого, к какому бы роду или племени он ни принадлежал; сначала вновь поступившему давали должности самые незначительные, но впоследствии, по заслугам, он мог достичь высших степеней, сана боярского и богатства. Так, у Андрея Боголюбского был один дружинник, пришедший к нему без куска хлеба, весь оборванный, он колол дрова при княжеском дворе, а впоследствии стал управлять всем княжеским двором.

 

Разделение дружины

 

Дружина княжеская разделялась на старшую и младшую. Старшую дружину составляли бояре и мужи, думцы князя, занимавшие важные должности; к младшей принадлежали отроки, детские, слуги, гриди, мечники и другие мелкие прислужники. Различие между старшей и младшей друзкиной было резко обозначено и в самом законодательстве, ибо в одном из списков Русской Правды за старшего дружинника положено виры 80 гривен, а за младшего, наравне с земцем, 40 гривен. Впрочем, в сущности, как старшие, так и младшие, были равны; каждый дружинник мог дослужиться до высших государственных должностей. Условия службы, как в старшей, так и в младшей дружине, были одни и те же; основанием же деления были заслуги и богатство каждого. Но лучше всего видны отличия старшей дружины от младшей при рассмотрении прав и обязанностей той и другой.

 

Старшая дружина. Рассмотрим ее права и значение. 1) Старшие дружинники постоянно представляются в летописях думцами князя, княжескими мужами, боярами, без их совета князь почти ничего не предпринимал. Так, Даниил Заточник говорит, что князъ не само впадает во многие в алые вещи, но думцы вводят; за добрым бо думцем князь высока стола додумается, а с лихим думцем думает и малого стола лишен будет. В летописях дружинники также являются советниками князей. Так, под 1157 годом летописец говорит, что Юрий Долгорукий после неудачной осады Владимиро-Волынска влдумав с детьми своими и с мужи своими, воротися в Киев. Даже о своих намерениях князья всегда сперва объявляли своей дружине, в противном случае дружинники отказывались помогать князю и прямо говорили: «О собе ecu, княже, замыслил, а не едем по тебе; мы того не ведали, как это было с Владимиром Мстиславичем, который, не посоветовавшись со старшей дружиной, хотел ехать к Берендеям.

 

2) Иногда старшие дружинники являются главными предводителями войск при младших князьях. Так, в 1116 году Владимир Мономах послал на Дунай вместе со своим сыном, молодым Вячеславом, главным предводителем войск Фому Ратибора; также ив 1113 году, во время похода на Болгар, хотя при войске находились сыновья князей Владимирского, Муромского и Рязанского, тем не менее главным предводителем войска был дружинник Борис Жидиславич. В летописи прямо сказано: «Я Борис Жидиславич бе воевода в то время, и наряд весь держаше. Конечно, не все старшие дружинники были предводителями войск, но они всегда были главной военной силой князя; они всегда сражались около князя, в центре войска, и решали сражение.

 

При выступлении в поход старшие дружинники приводили с собой значительные отряды вооруженных слуг на своем иждивении, и чем больше дружинник приводил иа войну слуг, тем большее значение имел у князя, так что в летописи мы встречаем особые дружины, принадлежащие боярам или старшим княжеским мужам. Так, под 1095 годом упоминается дружина Ратибора, принадлежавшая старшему боярину Всеволода Ратибору. Бояре или старшие дружинники иногда вступали в бой только со своим полком. Так, рязанский боярин Бвствфий Коловрат при нашествии Батыя на Рязанскую землю привел свой лолк в 1700 человек из Чернигова и смял полки Батыевы. Иногда же старшие мужи держали своими людьми города. Так, под 1213 годом летопись говорит, что галиц-кнй боярин Судислав держал своими людьми Городок и успел отстоять его от войск Мстислава. Последующее законодательство московского периода подтверждает существование отдельных отрядов у бояр, ибо в этом периоде было узаконено, сколько слуг должен был привести с собой каждый боярин на службу московского государя. Понятно, что это узаконение было только определением исконного порядка боярской службы.

 

3)        Старшие дружинники были как бы посредниками между князья

ми. Князья сносились друг с другом не иначе, как через старших дру

жинников; все договоры между князьями скреплялись клятвой как са

мих князей, так и их дружинников. Так, в 1150 году, при заключении

союза между Изяславом и Вячеславом, сказано: «# тако цеяоваша крест

у свлтаго мученику на гробе, на том: Изяславу имети отцем Вячесла

ва, а Вячеславу имети сыном Изяслава, на том же и мужи его целоваша

крест, яка межи им добра хотети и чести его стеречи, а не сваживати

его. Дружинники даже участвовали в суде между князьями. Так, в

1096 году Святополк и Мономах, приглашая в Киев Олега, говорили ему:

Поиде Киеву, да поряд положим о Рустей жмле пред епископы и пред

игумены и пред мужи отец наших и пред людьми градскими.

 

4)        Старшим дружинникам поручалась даже опека над малолетними

князьями. В этом отношении князья руководились прямым интересом:

отдать сына под опеку другого князя, даже своего родственника, значи

ло подчинить ему свою волость, а на это земщина никогда не соглаша

лась, — поэтому князья больше доверяли дружинникам. Так, Мстислав

Ростиславич в 1179 г. при смерти своей поручил опеку над малолетним

сыном своим Владимиром своему дружиннику Борису Захарьичу, под по

кровительством своих братьев — Рюрика и Давида. Летопись говорит:

Мстислав, взрев на дружину свою и на княгиню... и нача им молвити:

Се приказываю детя свое Володимира Борисови Захарьичу; и со сим даю

брату Рюри кови и Давыдовы с волос т ьюнаруце»Нш другой год по смерти

Мстислава мы встречаем Бориса Захарьича предводителем войск вместо

своего княжича. В летописи сказано, что в битве с половцами лепшии мужи остались бяхуть, Лазарь воевода с полном Рюршксвым. и Борис Захаръич с полком своего княжича Володимира и взрееши на Бог и поехавши противу полоецом». Этот порядок — поручать отеку над своими детьми старшим дружинникам — существовал до второй половины второго периода. Вообще все близкие родовые дела свои князья поручали дружинникам, как самым доверенным людям.

 

5) Старшие дружинники, если не имели каких-нибудь поручений от князя, то находились при нем постоянно и в мирное, и а военное время. Они были думцами князя; с ними князь судил и управлял своей волостью; с ними вместе вел он все дела по сношениям с другими князьями. ОНИ ПОСТОЯННО участвовали в договорах князей, сопровождали последних и по делам управления, и на богомольях, и на пирах, и на охоте; так, Владимир Мономах пишет детям, чтобы они каждый день поутру занимались делами управления) — «седше думати со дружиною или люд оправливати». В 1100 году дружинники участвовали в суде над Давидом Игоревичем на Уветичском съезде; летопись говорит: И сдумавше послаша к Давиду мужи свое: Святополк Путяту, Володимир Орогостя и Рапибора, Давид и Олег Торчина», Или еще прежде, в составлении новой редакции Русской Правды по смерти Ярослава в этом деле вместе с сыновьями Ярослава участвовали и их старшие дружинники; в списках Правды написано: По Ярославе же паки совокупившее сынове его Изяслав, Святослав, Всеволод и мужи их: Коснячко, Перенег, Никифор, и отложишаубиение за го-лову .

 

Об участии дружинников в богомолье и посещении монастырей князьями мы встречаем известия в Патерике и летописях; так, в летописи под 1227 годом читаем: Седящу Ярославу в Лучьске, еха Данил в Жидичин кланятися и молитися Св. Николе, и зеа и Ярослав к Лучьску, и реша ему бояре его: „Приими Луческ, зде ими князя их". Оному же отвещавшу, яко приходил зде молитву створити св. Николе и не могу того створити. Об участии в пирах и охоте также есть известия в летописях; например, при описании свадебного пира у Изяслава в Переяславле сказано: И Всеволод, князь киевский, приде с женою и со всеми бояре и с Кыяны Переде-лавлю на свадьбу. Или, вод 1180 годом летопись, описывая охоту Давида и Святослава по Днепру, говорит: ХодяшетДавыд Росмиславич по Днепру в ладьях, ловы дея, а Святослав ходяшет по Черниговской стороне, ловы дея противу Давыдовы.» И абие удара Святослав на поеарех на Давыдовых. Давыду же неведущу ни мыслящу на ся ни откуду же зла и вбеже в лодьго и со княгинею своей, Святослав же изьими дружину его и товары его. Вот значение старшей дружины во втором периоде. Теперь укажем на те должности, которые они занимали при князьях.

 

Должности старших дружинников были: тысяцкие, дворские, посадники, княжеские тиуны, печатники, стольники и дьяки.

 

Тысяцкий был главным предводителем и начальником всех земских полков, вместе с тем и главным посредником между дружиной и земщиной; он имел гражданскую и военную власть и по своему значению был первым лицом после князя, и имя его всегда упоминалось рядом с княжеским. Так, на.пример, при известии об освящении Печерской церкви в 1089 году летописец говорит: Священа бысть церква Печерская при бла-городнем князе Всеволод? державному Русския земля и чадома его Владимира и Ростислава, воеводство держащу киевские тысяща Яневи. Это свидетельство доказывает, что тысяцкие были прямыми земскими начальниками, ибосказано: ^Воеводство держащу киевские тысящи.Тоже подтверждает другое свидетельство летописи под 1147 годом, где Изяславовы послы пред всей киевской земщиной говорят словами князя брату Изяс-лава Владимиру и киевскому тысяцкому Лазарю: Целовал тя брат и Лазаря целовал и Кияне все.

 

Указав важность значения тысяцкого, пересмотрим его обязанности.

1)        Первой и главнейшей обязанностью тысяцкого было предводительство-

вакие земскими полками; ему была поручена вся земская рать и после кня

зя он был ее главным начальником. Так, в летописи под 1195 годом при

описании битвы Давида Ростиславича Смоленского с Ольговичами гово

рится, что княжеским полком предводительствовал Мстислав Романович,

племянник Давида, а смоленским полком тысяцкий Михаил о. Как воен

ные начальники,тысяцкие усмиряли возмутившихся земцев, защищали

города от неприятелей и вообще делали все то, что касалось земщины.

 

2)        Кроме военных обязанностей на тысяцких лежали обязанности и граж

данские. Как представители земщины, они принимали участие в законо

дательстве, так что законы издавались не иначе, как по согласию тысяц

кого. Так, например, в составлении и издании закона о ростах вместе с Вла

димиром Мономахом участвовали тысяцкие: киевский — Ратибор,

белгородский — Прокопий и переяславский — Станислав. 3) Тысяцкому

давались поручения дипломатические; так, в 1221 г. Демьян, тысяцкий

Даниила Романовича Галицкого, вел переговоры с польским королем Леш-

ком и заключил с ним мир. 4) В обязанности тысяцкого входили разные

придворные дела; так, в 1187 году Рюрик Ростиславич Киевский посылал

тысяцкого к Всеволоду Юрьевичу Суздальскому за его дочерью Верхусла-

вой, сговоренной за своего сына Ростислава. Впрочем, дипломатические и

придворные дела были чисто второстепенными обязанностями тысяцко

го, а главными его обязанностями были первые две: военная и гражданс

кая. С должностью тысяцкого были соединены известные доходы, состо

явшие в сборе податей с известных областей, прописанные на путь тысяц

кого. Впрочем, об областях, приписанных на тысяцкого, мы имеем только

одно и притом неясное указание летописи под 1149 годом о Сновской ты

сяче, которая, вероятно, была назначена на путь тысяцкого. Вот слова ле

тописи: «И Святослав Ольгович поча молвити Владимиру: держиши мою

отчину и тогда взя Курск с Посемьем и Сновскую тысячу у Изяслава».

Дворский был тоже, что и воевода в первом периоде, и что в последующем третьем периоде — московском — стал значить дворовый воевода. Он был главным начальником всей княжеской дружины, как тысяцкий — земской.

 

О должности дворского в первый раз упоминается в летописи под 1169 годом при взятии Киева войсками Андрея Боголюбского и его союзников. По всей вероятности, должность дворского существовала и прежде, потому что здесь говорится не об учреждении должности дворского воеводы, а о киевском дворском Олексе. Дворский имел значение дворского воеводы московского периода и был главным начальником всей дружины. Мы имеем много свидетельств летописцев о том, что у каждого князя был свой дворский, которому поручалось управление дружиной, все распоряжения по которой принадлежали ему. Как начальник дружины, дворский обязан был защищать княжескую власть; так, в 1235 году дворский Григорий был оставлен Ростиславом Михайловичем в Галиче для защиты его власти от Даниила Романовича и от галицкой земщины, уже признавшей Даниила своим князем. Но об обязанностях дворского в мирное время мы не имеем прямых летописных указаний; впрочем, если допустить, что дворский имел те же права и обязанности, какие мы видим в московском периоде у дворского воеводы, то очевидно, что ему принадлежал суд и управа между дружинниками и, подобно дворскому московского периода, он имел свой путь, т. е. доходы с областей, приписанных к его должности, подобно тому, как тысяцкий имел свою тысячу. Кроме того, по всей вероятности, дворский пользовался доходами с судных дел между дружинниками.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

Древнерусский суд. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ДРЕВНЕЙ РУСИ.  Княжеский суд – законы Древней Руси

 

Княжое право в Древней Руси 10-12 веков.  РУССКИЕ ЗАКОНЫ. История русского права

 

Государство и право древней руси. "Русская правда" - памятник...