ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА - 1237-1497

 

 

ОТ ПОКОРЕНИЯ РОССИИ МОНГОЛАМИ ДО СУДЕБНИКА. МОНГОЛЬСКОЕ ИГО. Виды даней платимых хану в Орду

  

Во второй половине второго периода хотя продолжала действовать Русская Правда как основной закон суда и расправы на Руси, но тем не менее общее развитие русского законодательства шло своим чередом вперед, как по естественному развитию общества, так и по влиянию монголов, которые хотя были посредственными и отдаленными владыками Русской земли, тем не менее не могли не действовать на ее законодательство. И действительно, монголы настолько действовали своим влиянием на общественную жизнь я законодательство, что в том и в другом отношении время монгольского владычества в России резко отличается ог предшествовавшего времени и носит на себе особый характер, который в истории русского законодательства должен изучаться отдельно, как в отношении к общественному устройству, так и в отношении к законодательству. Причина, побуждающая к такому отдельному изучению, заключается именно в монгольском владычестве как внесшем в русское общество новый элемент и частью изменившем отношения прежних элементов общества. А посему мы теперь обратимся прямо к объяснению монгольского владычества на Руси.

 

Татары, владычествовавшие на Руси, представляли смесь тюркских и монгольских племен средней Азии. Под предводительством одного монгольского князька Темучина и его преемников они составили огромное государство, заключавшее в себе северный Китай, всю северную и среднюю Азию с Хивой и Бухарой, часть Персии, владения половецкие и почти всю Россию. Монгольские и тюркские племена были племенами кочевыми и оставались таковыми во все время своего владычества.

 

Завоевание Китая имело громадное влияние на устройство Темучиновой монархии: китайская администрация, не касаясь кочевых обычаев победителей, целиком перешла в управление монголов над покоренными народами. Темучин, известный в истории под именем Чингисхана, и его преемники: Угедей, Куюк и Мункэ устроили свой двор И управление по китайскому образцу. Ученый китаец Клюй-Чуцай, первый министр Чингисхана и Угедея, составил придворные церемонии и разные уложения для управления государством, выбравши их из китайских уложений, и таким образом внес в монгольское управление покоренными народами всю многосложность китайской администрации с многочисленными разрядами чиновников, канцелярскими формами и со всей подозрительностью устаревшего Китая.

 

Эти законы, составленные китайцем, который не мог составлять их иначе, как по-китайски, приложили татары и к правлению Россией. Читая ханские ярлыки, нужно удивляться, как монгольские дикари могли устроить такую сложную машину, какова была китайская администрация. Татарские ханы Б своем управлении Россией строго держались наставлений Чингисхана, выраженных им в его книге «Тунджин» (книга запретов). Они предоставили России управляться своими князьями, не коснулись ни обычаев, ни религии страны, а лишь определили формы отношений, в которых должно было стоять русское общество к хану.

 

 

 Влияние китайцев чувствуется в этой политике. Китайцы в покоренных странах никогда не стремились сглаживать народные особенности, а лишь определяли подданство этих стран китайскому императору. Но введение этих форм привело ко многим важным изменениям в русском обществе, носящим на себе татарский характер. Подчинение татарам выразилось главным образом в 4 условиях: 1) в признании верховной власти татарского хана, 2) в платеже дани, 3) в доставке войск хану и 4) в содержании баскаков и войск, посылаемых в Россию. Эти четыре условия должны были сильно повлиять на русское общество.

 

По первому условию русские князья должны были получать ярлыки от хана, которыми они признавали владычество ханов над собой и с тем вместе утверждались в праве владения в данном от хана княжестве. В первые сто лет владычества татар ни один князь — ни великий, ни удельный — не вступал на престол, не получив сперва ханского ярлыка. Притом, при каждой перемене хана, князья должны были ездить в орду испрашивать ярлык. Ярлыки эти были необходимы тнкже как для епископов, так и для митрополита. При каждом вступлении на престол нового хана князья и епископы или их поверенные ехали в орду, кланялись хану, подносили всевозможные подарки хану, ханшам и вельможам ордынским. Вместе с правом давать ярлыки ханы имели право отнимать их, а следовательно, и судить князей. Поэтому все споры между князьями подчинялись ханскому суду или суду его чиновников и, таким образом, ослабела связь между великим князем и удельными князьями, ибо верховной инстанцией сделался ханский двор. Удельные князья, получая от хана такое же утверждение своей власти, как и великие, естественно считали себя владельцами независимыми и самостоятельными, и при первом неудовольствии шли на суд хана, где решение зависело от ловкости и богатства той или другой стороны. Перед ханом и его судьями великие и удельные князья были равны, ибо все споры на суде хана разбирались не по русским законам, а по желанию хана, который заботился только об одном: чтобы как можно более собрать поборов с покоренного народа.

 

Недовольные князьями бояре ехали с жалобой на них к хану и чернили их в глааахего. Так, князь Ярослав Всеволодович погиб в орде в 1246 году жертвой клеветы своего боярина Феодора Яруновича. В первые сто лет ханского владычества все подобные жалобы имели своим последствием вызов князя в орду, где суд над ним в большинстве случаев оканчивался отнятием владения и насильственной смертью. Предвидя в орде такие опасности, князья перед отправлением своим туда писали завещание, прощались с родными, как бы отправляясь на смерть. Такое завещание писал, например, Иван Калита. В спорах за владение суд хана склонялся на ту сторону, которая представляла наиболее выгодные условия для сбора дани, причем князья даже наперед вносили часть этой дани из своих собственных средств или занимали у ордынских купцов под залог раз ных государственных доходов. Вследствие таких ханских распоряжений, князья стали покупать у хана владения других князей. Так, например, князь Василий Дмитриевич купил у хана княжества — Нижегородское и Суздальское и с помощью хавских послов выгнал оттуда княживших там князей. Татарские ханы, желая ослабить русских княаей, не только продавали им княжества, но иногда давали новому искателю ярлык на то княжества, которое они сами перед тем передали другому. Так, И 1318 году хан Узбек отдал Владимирское княжение князю Юрию Даниловичу Московскому, а в 1322 году то же княжение отдал князю Михаилу Дмитриевичу, и это делалось очень часто, так что русские князья гта-ли включать в свои договоры, чтобы не брать у хана ярлыков на владе-ния друг под другом.

 

Но в первые сто лет до смерти Узбека, когда владычество татар было еще очень сильно, подобные договоры не могли иметь места, ибо всякое своеволие со стороны князя вызывало присылку татарских полчищ, опустошавших княжество, подвергшееся ханскому гневу. Китайская подозрительность, вошедшая в татарскую администрацию, породила множество надсмотрщиков, рассеянных по России. Возле князя постоянно жили ханские чиновники, зорко следввщие за действиями князя. К этим чиновникам присоединялись другие, наезжавшие по временам для введения новых учреждений. В орде все дела поступали к дороге — ханскому министру. Дорога иредставлял собою власть татарского государя над покоренными племенами. Прежде чем дойти до хана русские князья являлись к своему дороге (русский дорога) и потом с подарками обходили цариц, ханских вельмож и наконец представлялись хану. Таким образом, между князьями и ханом находилась целая цепь подозрительных чиновников. Летопись под 1284 г, упоминает, что к курским князьям — Олегу и Святославу — приехали в качестве надсмотрщиков ханские сокольники под видом ловли лебедей. Так связаны были русские князья первым условием своего подданства хану,

 

Вторым условием подданства была дань, платимая хану. Дань эта делилась на многие виды и представляла много точек соприкосновения русских с татарами. При наложении дани татары начали с того, что великий хан Мункэ в 1253 г. послал Бицик-Беркэ сделать общую перепись всем русским владениям. Этой переписью все жители русских княжеств, без различия земцев и дружинников, бояр и людинов, были перечислены, на основании китайских начал народной переписи, не поголовно, а посемеино, потом были обложены данью по их поземельным владениям я промыслам. От дани освобождено было лишь одно духовенство с его владениями и людьми, принадлежащими церкви. В наших летописях общих народных переписей, сделанных татарами, упоминается только две — в 1257 и 1275 годах, но, по всей вероятности, их было гораздо больше; летописцы же не занесли их в свои летописи или потому, что это стало обычным делом, или же потому, что переписи эти были местные, ограничивались одним княжеством и посему не производили впечатления на летописцев. А что действительно кроме общих упомянутых двух переписей были и другие, но только частные, на это указывают ханские ярлыки, простирающиеся до XIV века, в которых упоминаются имена чиновников, производивших эти переписи. Ханы при сборе дани употребляли три формы: 1) или чаны собирали дань через своих чиновников, 2) или отдавали ее на откуп, или же 3) поручали сбор ее русским князьям, заранее условившись с ними о количестве дани, которое надлежало собрать с известного города или области.

 

Разные виды даней, платимых русскими в орду, можно разделить: 1} на дани, введенные татарами и 2) на дани, еще до татар бывшие в употреблении НИ Руси. К первому разряду податей принадлежит 1) царева пошлина или дань, потом особая пошлина царице, далее особые пошлины ордынским княаьям, послам к всем гонцам, посылаемым ханом в Россию. К монгольским же пошлинам должно причислить: во 2) запрос, т. е. надбавка дани по новому ханскому приказанию; вЗ)ям — подать, платимая на содержание татарских почт. Но всем степям были устроены ямы, где находились ямщики с лошадями, и на содержание их шел ям; в 4) тамга — пошлина, собираемая на торгу от покупки и продажи товаров; в 5) JUKUJ — временное требование ханом каких-либо произведений земли, или промыслов; в 6) кормы ханских послов и коней, становое, въездное и мимоходное; в 7) поминки, т. е. подарки ханам, его женам и придворным, посылаемые в знак подданства — чисто китайский обычай. К татарской дани принадлежат, наконец, в 8) работы и службы по приказанию хана или ордынских князей. Второй разряд податей составляли сборы, заимствованные от русских.

 

 в казну ханскую шли следующие подати: 1) мыть, 2) мостовщика, , 4) почестъе и 5) полюдье, кроме того, особые пошлины от суда в пользу рядцев или ордынских судей и особые наместничьи кормы, или посадничьи, в пользу дороги и в пользу баскаков. Сбор всех этих пошлин производился под надзором ханских чиновников, присылавшихся в Россию, которые, конечно, при исполнении своих обязанностей прибегали не к русским, а к татарским или, скорее, к китайским формам и таким образом, мало-помалу, вводили на Руси формы своей администрации. Здесь они познакомили русских с правежами, вымучиваняями и телесными наказаниями, широко распространенными в Китае и Монголии. В отношении к сбору и раскладке податей татарская администрация имела столь сильное влияние на русских, что многие подати, пошлины и paj-ные порядки сбора и раскладки податей остались в России и по освобождении ее от татарского ига.

 

Третье условие подданства татарам состояло в высылке русских войск кану для его войн. Предводителями русских войск бывали иногда все князья Русской земли, иногда только некоторые, по усмотрению хана, иногда же войсками предводительствовали княжеские воеводы, Этот обычай кончился со смертью Узбека; по крайней мере, в ханских ярлыках: не упоминается более об этом условии.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

НАШЕСТВИЕ МОНГОЛО-ТАТАР  возвышение Московского государства  Иго Золотой Орды

 

Татаро-монгольское иго  Монголо-татарское иго на Руси  КОНЕЦ ТАТАРСКОГО ИГА