ТЕОРИЯ ПРАВА. НОРМЫ ПРАВА И ПРАВООТНОШЕНИЯ

 

 

Правовые последствия порождаемые незавершенными фактическими составами

 

Правовые последствия, возникающие из части сложного фактического состава, имеют промежуточное, внутреннее значение; они обслуживают динамику правоотношения, действие его «внутренних механизмов». Выполнив свою временную миссию (обеспечив накопление следующих элементов состава и, следовательно, движение, динамику правоотношения), они сходят со сцены, уступая место конечным правовым последствиям, порождаемым фактическим составом в целом.

 

Правовые последствия, возникающие из части сложного фактического состава, таковы: а) правовая связанность, б) право на положительные действия.

 

Правовая связанность. Это промежуточное правоотношение, выраженное в обязанности, которая направлена в основном на сохранение status qwo, т. е. на обеспечение нормального, «естественного» развития сложного фактического состава. Ярким примером такой связанности является обязанность сторон условной сделки не способствовать и не препятствовать наступлению условия. Связанности корреспондирует право других лиц требовать соответствующего поведения, т. е. главным образом воздержания от действий. В некоторых случаях связанность имеет хотя и минимальный, но все же активный характер (поддерживать вещь, подлежащую передаче, в нормальном состоянии; предупредить продавца о правах третьих лиц на продаваемую вещь). Правовая связанность является наиболее общим правовым последствием, порождаемым частью фактического состава. Функция этого «промежуточного» правоотношения носит в основном обеспечительный характер: оградить интересы заинтересованных лиц, гарантировать нормальный порядок возникновения главного правового последствия, т. е. последствия, порождаемого фактическим составом в целом.

 

Право на положительное действие. Это правомочие, которое дает возможность лицу проявить правовую активность— своим односторонним действием оказать влияние на развитие фактического состава. В отличие от правовой связанности, имеющей в основном охранительный характер, здесь обеспечивается возможность для субъектов проявить инициативу, волю, активность в проведении своих интересов.

 

Правомочия на положительное действие, возникающее из части фактического состава, имеют различную юридическую природу, неодинаковую юридическую силу.

 

 

Наиболее ярко характерные особенности данной разновидности промежуточных последствий проявляются в секундарных (правообразовательных) правомочиях. Те особенности секундарных правомочий, которые были отмечены ранее (гл. 18), обусловлены как раз тем, что рассматриваемое правомочие —например, право принять наследство, право на зачет и др. — призвано предоставить возможность лицу своим односторонним действием повлиять на развитие фактического состава и, следовательно, на развитие правоотношения. Осуществление секундарного правомочия само по себе, автоматически вводит в фактический состав новый, нередко завершающий элемент и тем самым порождает обязательные юридические последствия.

 

Вместе с тем в ряде случаев правообразовательное правомочие, по сути дела, выражает лишь возможность формирования начального или «серединного» элемента фактического состава. Таковы, в частности, правомочия, входящие в состав пассивной административной и процессуальной правосубъектности  (право на жалобу), правомочия, вытекающие из «свободной» части фактического состава (право на заявление о назначении пенсии). Здесь нет автоматического наступления юридических последствий при осуществлении правомочия: соответствующее одностороннее действие является лишь условием для последующего властного акта, совершаемого компетентным органом. Аналогичным образом в области гражданского права одностороннее действие (например, предложение заключить договор) порождает лишь секундарное правомочие (право на акцепт).

 

Своеобразные промежуточные правовые последствия складываются при формировании правоотношений, опосредствующих Плановые хозяйственные процессы.

 

Плановодоговорные обязательства (поставки, подряда на капитальное строительство, грузовой перевозки) складываются на основе фактического состава, элементами которого являются плановый административный акт и гражданскоправовой договор. На основании одного лишь планового акта возникают только промежуточные правовые последствия, в частности при поставке продукции и подряде на капитальное строительство — право и обязанность исполнителей планового задания заключить договор. Следовательно, то, что в науке гражданского права рассматривается как «обязательство заключить договор» и подчас трактуется в качестве вполне самостоятельного обязательства, на самом деле является лишь правовым последствием незавершенного фактического состава — промежуточной стадией формирования обязательства поставки и подряда на капитальное строительство. Осуществление этого «промежуточного обязательства» и приводит к завершению соответствующих составов в целом.

 

Таковы два ряда правовых последствий, порождаемых частью сложного фактического состава. Обладая некоторыми общими чертами и в определенной мере взаимодействуя, они вместе с тем представляют собой самостоятельные правовые явления, каждое из которых обладает своеобразными функциями и своим, особым содержанием. Поэтому вряд ли можно признать плодотворными попытки увидеть в указанной выше «связанности» коррелят секундарному правомочию как таковому: последнее, как было показано ранее, для своего осуществления не нуждается в обеспечении обязанностью; оно соотносится со «связанностью» через сопряженное с секундарным правомочием право требования (гл. 18).

 

В советской юридической литературе обосновываются и иные взгляды на фактический состав, а также на юридическую природу его промежуточных правовых последствий,

 

Так, по мнению С. Ф. Кечекьяна, далеко не весь фактический состав имеет юридическое значение; юридическим фактом, с его точки зрения/ является только последний факт состава, который и порождает правоотношение: «Юридически релевантный фактический состав шире той его части, которая именуется юридическим фактом»37.

 

Нетрудно заметить, что позиция, отстаиваемая С. Ф. Кечекьяном, сориентирована лишь на одну из разновидностей фактического состава с несложной, элементарной структурой (простые составы) и не может претендовать на всеобщее значение. Видимо, поэтому взгляд С. Ф. Кечекьяна встретил в литературе серьезные возражения 38.

 

Сходную позицию занимает О. А. Красавчиков. По его мнению, незавершенный фактический состав не может влечь каких-либо правовых последствий. Связанность же офферента своим предложением рассматривается автором в качестве правоотношения предварительного, служебного характера. Не смотря на то, что О. А. Красавчиков, как и С. Ф. Кечекьян, строит общее понятие фактического состава лишь на основе одного из его видов, отстаиваемая им идея о том, что предварительная связанность по своей юридической природе представляет собой правоотношение, заслуживает поддержки.

 

С точки зрения Ю. К. Толстого «наступление части юридического состава лишь тогда вызывает действительные правовые последствия, когда одним из элементов состава является правоотношение»40. Автор подробно не аргументирует этого положения. Но из примера, приведенного в другой связи, видно, что он фактически признает существование незавершенных правовых последствий в виде отдельных правомочий. Разбирая указанную выше позицию С. Ф. Кечекьяна и отмечая, что «ошибка С. Ф, Кечекьяна связана с недооценкой им значения юридических составов в образовании правоотношений»41, автор затем анализирует фактический состав, порождающий обязанность освободить специальное жилое помещение. В этот состав, пишет Ю. К. Толстой, следует включать не только прекращение трудовых правоотношений, но и помимо иных фактов, также и то, что «наймодателем заявлено требование об освобождении помещения...» 42. Значит, уже из части состава возникает правомочие наймодателя заявить требование об освобождении помещения, а осуществление этого правомочия и истечение месячного срока приводят к завершению состава — к возникновению «полных» правовых последствий.

 

Правильную в принципе позицию по рассматриваемому вопросу занимают О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородский. Они пишут: «Когда для возникновения субъективного права требуется не отдельный юридический факт, а их известная совокупность (юридический состав), то наступление уже некоторых фактов,  входящих  в  данный  состав,  может  вызвать  определенный  эффект».

 

Правда, авторы не дают достаточно точной характеристики этого эффекта (не учитывая при этом, как в свое время и автор этих строк, существования простых составов). Но когда они утверждают» что «наступившая часть юридических фактов иногда создает возможность породить своим действием правоотношение не для всех, а лишь для данного лица», то по сути дела указанная возможность и есть отдельное правомочие, которое может быть названо секундарным (правообразовательным).

 

В последнее время все более утверждается мысль о том, что ключом к правильному пониманию юридической природы правовых последствий, возникающих из незавершенных фактических составов, является дифференцированный подход к последним. В этом направлении идут рассуждения А.В.Мицкевича, который правильно указывает на то, что по рассматриваемому вопросу «не может быть дано одного общего ответа» 45. Как уже отмечалось, существенный шаг в этом же направлении сделал В. Б. Исаков, разграничивший два-основных вида составов по способу накопления юридических фактов. Следует лишь иметь в виду, что простые составы, отдельные части которых не порождают каких-либо правовых последствий, по сути дела, представляют собой «низшую» их разновидность, весьма близкую по строению к сложным юридическим фактам. «Развитые» же фактические составы — составы, представляю* щие собой «систему» фактов в строгом смысле — обладают жесткой структурой и это сопряжено как раз с тем, что часть состава порождает промежуточные правовые последствия.

 

 

К содержанию: Алексеев: "ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ПРАВА"

 

Смотрите также:

 

Термины в теории права   Предмет теории права   Что является предметом права