ТЕОРИЯ ПРАВА. НОРМЫ ПРАВА И ПРАВООТНОШЕНИЯ

 

 

Общее определение объекта правоотношения. Объект в правоотношениях активного и пассивного типов

 

Объектами правоотношений выступают явления (предметы) материального и духовного мира, способные удовлетворять потребности субъектов — интерес управомоченного. Обобщенно говоря — это разнообразные материальные и нематериальные блага.

 

Круг объектов правоотношения очерчивается через интерес управомоченного. Тем самым характеристика объекта согласуется с понятием субъективного права, важным моментом которого является интерес. Одновременно правоотношение «привязывается» к системе реальных жизненных отношений, к материальным и духовным ценностям общества. Различные блага (политические, духовные, личные, материальные), способные удовлетворять потребности людей, общества, оказываются вовлеченными в круг юридического анализа. И это позволяет с большей обстоятельностью рассмотреть «фактическую сторону» правоотношений,- выяснить их реальную ценность и значение в жизни общества.

 

Вместе с тем здесь необходим дифференцированный подход. Материальные и нематериальные блага, являющиеся объектами правоотношений, необходимо рассматривать в связи с поведением субъектов, т.е. материальным содержанием правоотношения.

 

Поведение субъектов различно в правоотношениях активного и пассивного типов. Вот почему, определяя объект правоотношения как материальные или нематериальные блага, необходимо сразу же уточнить это общее определение.

 

В правоотношениях пассивного типа главное составляет субъективное право — право на положительные действия самого управомоченного. Поэтому объектом правоотношения пассивного типа является объект права, т. е. материальные и нематериальные блага, на которые направлены положительные действия управомоченного.

 

Важная особенность объектов в правоотношениях пассивного типа состоит в том, что они во многих отраслях являются наличными, существующими в данный момент материальными и нематериальными благами. В конечном счете правоотношения рассматриваемого типа и служат цели закрепления данных фактических отношений и, следовательно, закрепления системы наличных, реально существующих материальных и духовных объектов. Таковы, в частности, конституционные правоотношения, закрепляющие политические,  социально-экономические, личные блага и свободы; правоотношения собственности, закрепляющие систему материальных благ на началах собственности; отношения авторского и изобретательского права и др. Во всех указанных случаях имеется наличное, реально существующее материальное или нематериальное благо, в отношении которого упра-вомоченный может совершать те или иные положительные действия, в частности, пользоваться благами, а в некоторых случаях и распоряжаться ими (право собственности).

 

Другой особенностью объектов в правоотношениях пассивного типа является то, что материальные и нематериальные блага здесь всегда отделимы, обособлены от материального содержания правоотношения, от действий управомоченного. Они всегда представляют собой внешне ограниченные, в данный момент существующие явления  (предметы) окружающего нас мира.

 

В правоотношениях активного типа вопрос об объекте решается иначе. Главное в правоотношениях активного типа — юри- дическая обязанность, состоящая в необходимости совершения положительных действий. Право же требования, закрепленное за управомоченным, выполняет подчиненную роль: оно призвано обеспечить полное, точное и своевременное исполнение юридической обязанности. Какого-либо своего, особого материального и нематериального блага право требования не имеет. Поэтому объектом правоотношений активного типа является объект обязанности, т. е. материальные и нематериальные блага, на которые направлено положительное поведение обязанного лица.

 

Существенная особенность объектов в правоотношениях активного типа состоит в том, что они всегда выступают в виде результата действий обязанного лица. Ведь по большей части правоотношение активного типа сначала возникает только как идеологическая, «чисто» юридическая связь между лицами. Права и обязанности как раз и устанавливаются для того, чтобы обеспечить формирование или развитие конкретного фактического отношения, а отсюда и становление, формирование или развитие того или иного материального или нематериального блага 10.

 

Особенностью объектов в правоотношениях активного типа является и то, что в ряде случаев объект (результат действий) лишь в процессе теоретической абстракции может быть отделен, обособлен от материального содержания правоотношения, от положительных действий обязанного лица. Речь идет об объекте трудовых  правоотношений,   объекте  отношений,   оформляющих деятельность  художников-исполнителей,   ораторов и пр., объекте гражданских правоотношений по оказанию услуг и др. В этих отношениях, говоря словами К. Маркса, «производимый продукт неотделим   от   того   акта,   в   котором   он   производится...»п. К. Маркс, рассматривая отношения в области транспорта, подчеркивал: «То, что продает транспортная промышленность, есть само перемещение. Доставляемый ею полезный эффект нераздельно связан с процессом перевозки... Полезный эффект можно   потреблять   лишь   во   время   процесса   производства;   этот эффект не существует как отличная от этого процесса потребительная вещь, которая лишь после того, как она произведена, функционирует в виде предмета торговли, обращается как товар» 12. Разумеется, и в такого рода отношениях есть «производимый продукт», «полезный эффект», т.  е.  опять-таки определенный результат  деятельности,   который   и   является   материальным или нематериальным благом — объектом правоотношений. Но этот объект можно обособить от самой деятельности лишь мысленно,   при помощи научной абстракции.   В реальных же жизненных отношениях рассматриваемый вид деятельности и ее результат образуют нераздельное единство13.

 

Вопрос о разграничении содержания правоотношения и его объекта является трудным вопросом. Для теории же «объекта-действия» он и вовсе неразрешим. Стремясь отыскать грань между тем и другим, О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородский пишут: «...Содержание правоотношения составляют права и обязанности, т. е. возможное поведение, а объект — это реально совершаемые действия, т. е. действительное поведение» н. Приведенное положение вне сомнения справедливо, если сопоставить юридическое содержание правоотношения и его «юридический объект». Ну, а как же быть, когда перед нами материальное содержание и «юридический объект»? Ведь в том и другом случае сторонники теории «объекта-действия» указывают на реальное, действительное волевое поведение!

 

Если же рассматривать в качестве объекта материальные и нематериальные блага, то разграничение между содержанием правоотношения и его объектом можно провести с необходимой четкостью: содержание правоотношения— это поведение его участников, а его объект — материальные и нематериальные блага. Единственное затруднение, как мы видели, возникает лишь в тех случаях, когда «производимый продукт неотделим от того акта, в котором он производится». Но и в этом случае мы рассматриваем поведение людей не как таковое (содержание правоотношения), а берем его с точки зрения «полезного эффекта», т. е. с точки зрения результата деятельности. В принципе верную мысль высказывает С. Ф.. Кечекьян, когда пишет: «...действие лица как объекта права рассматривается в аспекте тех возможностей, какие оно дает управомоченному лицу, а не с точки зрения необходимости действовать..-».

 

Интересно обратить внимание на то, что во многих распространенных примерах, приводимых для обоснования теории «объекта-действия», указывается на правоотношения, где результат деятельности неотделим от самой деятельности. Когда, скажем, спрашивают, что является объектом в правоотношении с полотером, с певицей и др., то нетрудно увидеть, что речь здесь идет как раз о правоотношениях с указанным выше специфическим объектом.

 

С учетом изложенного нужно признать, что сделанное мною в статье «Об объекте права и правоотношения» категорическое заявление, согласно которому поведение людей «ни при каких условиях» не может быть отнесено к объекту16, не является точным. Категоричность этого утверждения, как показала последующая проверка, не согласуется с существованием благ, неотделимых от процесса их производства (хотя в статье и была предпринята попытка такого рода «согласования»). Тем более, что в некоторых случаях (например, в государственном праве) материальные и нематериальные блага могут выступать в виде общественных отношений.

 

Общее определение объекта правоотношения как материальных и нематериальных (духовных) благ обогащает наши представления о правоотношениях, позволяет охарактеризовать их с новых сторон, а главное — «увязывает» существование правоотношений с системой материальных и духовных ценностей социалистического общества.

 

Первостепенное значение принадлежит анализу объектов в государственноправовых отношениях, оформляющих конституционные свободы и личные блага гражданина социалистического общества. Смысл и истинное значение права на свободу слова, свободу собраний, тайну переписки и другое раскрываются лишь тогда, когда первоначально установлено, что из себя представляют соответствующие объекты права, т. е. сами свобода слова, свобода собраний, тайна переписки.

 

В правоотношениях Собственности ничего нельзя понять, если не видеть того, что объектом этих правоотношений являются материальные блага (вещи)—средства производства и предметы потребления. Характерные особенности собственности в социалистическом обществе, различия между видами и формами собственности, конкретное содержание правомочий в каждом из этих видов и форм, порядок их осуществления, способы защиты субъективного права собственности — все эти, как и многие другие  вопросы, так или  иначе  связаны  с объектами.

 

Таким образом, проблема объекта правоотношения имеет существенное социально-политическое значение. Полная характеристика особенностей социалистического права, его коренной противоположности праву эксплуататорских обществ предполагает подробный анализ объектов социалистических правоотношений. Именно таким путем можно наиболее ярко показать последовательное проведение в нашем праве важнейшего начала социалистической организации общественных отношений, закрепленного в Программе КПСС: «Все во имя человека, все для блага человека».

 

Вопрос об объекте имеет и практическое значение. В особенности это касается тех правоотношений, где материальные или нематериальные блага отделены от самого поведения субъектов. Здесь объекты (а в конечном счете связанные с ними волевые действия людей) могут получить самостоятельную, обособленную регламентацию в юридических нормах.

 

В частности, гражданскоправовое законодательство специально регламентирует правовой режим вещей как объектов права собственности; правовой режим объектов авторских и изобретательских прав; вопросы, связанные с результатом работ подрядчика по правоотношениям подряда и др.

 

В ряде имущественных правоотношений с наличием объекта связывается существование самого субъективного права. В этих правоотношениях уничтожение или умаление объекта приводит к нарушению субъективного права и влечет за собой возникновение охранительных правоотношений, направленных на ликвидацию последствий правонарушения и на принятие мер воздействия к нарушителю. Например, при уничтожении объектов права собственности могут возникнуть уголовные и гражданские охранительные правоотношения, в рамках которых нарушитель несет уголовную и гражданскую ответственность.

 

Таким образом, применительно к правоотношениям, где имеется «отделимый объект», при решении юридических дел необходим в ряде случаев конкретный анализ объектов и тех юридических норм, которые регламентируют их правовой режим. Сложившееся в законодательстве и практике понятие «правового режима объектов» (вещей, продуктов духовного творчества, отделимых результатов работ) и отражает то влияние, которое оказывают свойства объектов на содержание прав и обязанностей.

 

 

К содержанию: Алексеев: "ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ПРАВА"

 

Смотрите также:

 

Термины в теории права   Предмет теории права   Что является предметом права