ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО

 

 

Доктрина встречного удовлетворения consideration. Неэквивалентность встречного удовлетворения

 

На ранних этапах развития договорного права Англии по общему праву судами признавались только требования, основанные на формальном договоре. Однако в жизни возникало огромное число случаев, когда стороны брали взаимные обязательства, обещали что-то сделать, дать без оформления этих отношений путем составления документа «за печатью». Для того чтобы таким отношениям предоставить правовую защиту, судебная практика выработала специальную доктрину встречного удовлетворения (consideration), смысл которой заключается в том, что лицо принимает на себя обязательство, дает обещание в обмен на что-то, и если это «что-то» уже предоставлено кредитором должнику, то такое обещание при обретает юридическую силу. Равно как и требование становится действительным тогда, когда истец уже предоставил ответчику «что-то», называемое встречным удовлетворением. Иными словами, для того чтобы приобрести право требования, за него нужно предварительно заплатить.

 

Из сказанного следует, что как обязательства, так и права требования даются и приобретаются на возмездной основе. Однако эту идею «возмездности» английского договорного права не следует понимать так же однозначно, как она понимается в праве стран континентальной Европы. Иллюстрацией сказанного может служить договор денежного займа, по которому должник не платит проценты за пользование деньгами, то есть с точки зрения континентального права договор безвозмезден для займополучателя, однако требование кредитора о возврате долга основывается на встречном удовлетворении, предоставленном должнику после того, как он принял на себя обязательство заплатить (вернуть долг). Встречное удовлетворение заключается в том, что кредитор лишил себя возможности на время займа пользоваться и распоряжаться своими деньгами.

 

Доктрина встречного удовлетворения в праве Англии относится к числу фундаментальных понятий, однако до настоящего времени в законодательстве отсутствует легальное определение термина «встречное удовлетворение», а судебная практика не пришла к единому его толкованию. Суды чаще всего обращаются к определению встречного удовлетворения, данному в 1875 году в деле Curri v. Misa. В соответствии с этим определением надлежащее встречное удовлетворение с точки зрения права может заключаться в некотором праве, интересе, прибыли или выгоде, получаемой одной стороной, или в некотором воздержании от действия, ущербе, потере или ответственности, которую принимает на себя другая сторона. Практика применения указанного прецедента судами привела к тому, что под встречным удовлетворением понимаются выгода на стороне должника и ущерб на стороне кредитора.

 

 

При решении вопроса о наличии или отсутствии встречного удовлетворения прежде всего определяется, имеется ли ущерб на стороне кредитора, поскольку, как отмечают английские юристы, ущерб — это та «цена», за которую приобретено обязательство другого лица.

 

Судебной практикой выработан ряд критериев, которым должно соответствовать встречное удовлетворение, чтобы быть достаточным для действительности требования истца и соответствующим требованию обязательства ответчика.

 

Во-первых, встречное удовлетворение не должно быть прошлым (past), то есть предшествующим обязательству, а должно предоставляться кредитором после того, как должник принял на себя обязательство.

 

Во-вторых, встречное удовлетворение не должно быть эквивалентным. С точки зрения права оно должно представлять некоторую ценность для стороны, принявшей обязательство в обмен на такое встречное удовлетворение Вопрос эквивалентности вообще не рассматривается судами, ценность встречного удовлетворения, его соответствие принимаемому обязательству должны определяться сторонами в момент заключения договора. Из этих положений следует вывод, что правом Англии признаются действительными так называемые «кабальные» сделки. В США логическое развитие тенденции судебной практики не исследовать вопрос эквивалентности встречного удовлетворения привело к признанию номинального встречного удовлетворения, когда за встречное удовлетворение в 1 долл. служащий фирмы передает фирме права на все изобретения, которые он сделает во время работы в этой организации.

 

Явная неэквивалентность встречного удовлетворения может служить дополнительным основанием для исследования в судебном разбирательстве вопроса о возможном обмане, введении в заблуждение, насилии, при заключении договора, однако такой договор может быть не признан судом не в связи с неэквивалентностью встречного удовлетворения, а вследствие пороков воли.

 

В-третьих, встречное удовлетворение должно быть реальным, то есть, будучи неэквивалентным, оно должно представлять какую-то ценность для сторон, быть физически и юридически осуществимым.

 

В-четвертых, встречное удовлетворение должно исходить от кредитора, то есть истец должен доказать, что сам предоставил встречное удовлетворение по обязательству другой стороны. Иными словами, встречное удовлетворение не может исходить от третьего лица.

 

В праве США судебной практикой признана возможность предоставления встречного удовлетворения третьими лицами

 

В праве всех стран особо стоит вопрос о действительности договоров в пользу третьего лица. В Англии договоры в пользу третьего лица не признаются действительными по двум основаниям.

 

Во-первых, как установлено судебной практикой, «лицо, не имеющее отношения к встречному удовлетворению, не может получить выгоду из договора, хотя бы он был заключен в его пользу».

 

Во-вторых, на основании самостоятельной правовой доктрины о наличии договорной связи (privity of contract), в соответствии с которой договор не может наделять правами лицо, не являющееся стороной по договору, даже если сама цель договора — в предоставлении выгоды этому лицу. Обе доктрины взаимодополняют друг друга, и суды обычно отказывают в принудительном исполнении договора в пользу третьего лица по иску этого лица. Для урегулирования отношений, аналогичных отношениям, возникающим в случае заключения договора в пользу третьего лица, в Англии применяется институт доверительной собственности.

 

В США договоры в пользу третьего лица признаются, с некоторыми оговорками, судебной практикой.

 

В странах континентальной Европы на разных этапах развития гражданского права прослеживается различное отношение к вопросу о действительности договора в пользу третьего лица.

 

Статья 1119 ФГК указывает, что, по общему правилу, нельзя ни обязываться, ни устанавливать соглашения от своего имени иначе, как для самого себя. Тем самым выражено отрицательное отношение к договорам в пользу третьего лица. Исключение из общего правила было установлено ст. 1121 ФГК только для двух случаев когда договор был заключен стороной для себя, но содержал оговорку об исполнении в пользу третьего лица, либо когда аналогичная оговорка была включена в договор дарения. С развитием торгового оборота и распространением договоров в пользу третьего лица судебной практикой было дано расширительное толкование ст. 1121 ФГК, в результате чего право требования исполнения по договору предоставляется и третьему лицу, в пользу которого заключен договор.

 

Статья 112 ШОЗ, § 328 ГГУ устанавливают нормы, разрешающие заключение договоров в пользу третьего лица в качестве общего правила с предоставлением права требования исполнения договора третьему лицу и стороне по договору.

 

 

К содержанию: Васильев: "ГРАЖДАНСКОЕ И ТОРГОВОЕ ПРАВО КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ"

 

Смотрите также:

 

Гражданское право и торговое право    Обязательственное право...  обязательства и право

 

Обязательственное право. Купчие, данные и закладные