ИСТОЧНИКИ ГРАЖДАНСКОГО И ТОРГОВОГО ПРАВА

 

 

Английская доктрина о судебном прецеденте. Систематизация и упрощение английского права

 

С точки зрения английской доктрины о судебном прецеденте судья, вынося решение, не творит право, не создает новых правовых норм, а должен лишь отыскать ту или иную норму, сформулировать и применить ее при решении конкретного дела. Может случиться, что какая-то норма почему-либо долгое время не применялась и практически не действовала.

 

Однако это вовсе не означает, что она тем самым отменена и не связывает судью. Судьи связаны всеми положениями, сформулированными когда-либо по данному поводу, независимо от того, когда это произошло и как часто они применялись, до тех пор, пока то или иное положение не будет прямо отменено соответствующим актом парламента. В результате создается ситуация, при которой суды вынуждены руководствоваться нормами, созданными столетия назад.

 

На основании этого делаются выводы о якобы существующей традиционности, стабильности и незыблемости английского права, а также утверждается, будто именно английская правовая система, как никакая другая, исключает произвол.

 

К чему же такая система приводит на самом деле? По признанию самих английских юристов, из-за системы судебных прецедентов английский судья становится рабом прошлого и деспотом будущего — судьей, связанным решениями своих предшественников и связывающим, в свою очередь, грядущие поколения.

 

В настоящее время в области гражданского права сохранилось очень много прецедентов, которые совершенно не соответствуют современным условиям. Но суды во имя традиционности продолжают применять их, особенно в части, относящейся к праву собственности. Фактически здесь сохраняется лишь внешняя форма, никак не определяющая существа регулируемых отношений.

 

«...Английское право,— писал Ф. Энгельс,— продолжает выражать экономические отношения капиталистического общества на варварски-феодальном наречии, которое столько же соответствует выражаемому им предмету, сколько английская орфография английскому произношению — vous écrivez Londres et vous prononcez Constantinople*, по словам одного француза...»4.

 

 

Но так тщательно оберегаемые традиционность, консерватизм и косность английского права вовсе не обеспечивают действительной устойчивости права и ни в коей мере не являются гарантией от произвола. Именно система судебных прецедентов создает чрезвычайно широкий простор для судейского усмотрения. И в настоящее время создалось положение, при котором судьи резервируют за собой право отклоняться от прежних решений, если чувствуют, что не могут согласиться с ранее сделанными заключениями.

 

Для этого в распоряжении судьи имеются совершенно неограниченные возможности в виде различных оговорок, фикций, предположений и т. п. Например, для того чтобы не следовать уже имеющемуся судебному решению, судья ссылается на то, что якобы имеются существенные различия в фактических обстоятельствах предыдущего и нынешнего решении. При этом очень часто такие различия выводятся искусственным путем.

 

Иногда суд, отказываясь применить какое-либо правовое положение, сформулированное в ранее вынесенном решении, может сослаться на то, что оно было принято per incuriam, то есть по небрежности, без надлежащего внимания. Например, суд не принял во внимание какую-либо норму закона или прецедент, имеющий отношение к данному делу.

В 1966 году палата лордов приняла решение, согласно которому она отныне вправе отменять и изменять собственные решения, когда сочтет это необходимым. Таким образом, правило, по которому палата лордов строго связана своими более ранними решениями, перестало применяться.

 

Если речь идет о каком-либо решении, вынесенном, например, апелляционным судом, то его можно отбросить на том основании, что оно якобы не соответствует духу решений, выносимых палатой лордов.

 

Таким образом, английские судьи имеют очень большие возможности для изменения правового регулирования конкретных отношений. В то же время благодаря системе судебных прецедентов в необходимых случаях им легче сохранить те или иные привилегии, легче держаться за старые традиции. Поэтому наряду с тем, что английские судьи творят право, видоизменяют его, английская правовая система остается очень консервативной. «Мертвая рука прошлого лежит тяжким грузом на английском праве»,— писал английский юрист Гудхарт.

 

Так традиционность оборачивается косностью, а пресловутая гибкость — произволом.

 

С усложнением экономических отношений, развитием делового оборота появлялась все большая потребность в систематизации и упрощении английского права. В связи с этим многие институты гражданского права получили законодательное закрепление. Так складывалось статутное право (statute law), которое объединяет законы и подзаконные акты, среди которых, относящихся к сфере гражданского и торгового права, наиболее значительными являются законы о продаже товаров (Sale of Goods Act) 1893 и 1980 годов, о векселях (Bill of Exchange Act) 1882 года, о собственности (Law of Property Act) 1925 года, о компаниях (Companies Act) 1985 года.

 

Почти все институты торгового права урегулированы в законодательном порядке. Ряд новых нормативных актов был принят в связи с вступлением Англии в Общий рынок, что потребовало внесения весьма существенных изменений во многие ранее действовавшие нормы английского права. Эти изменения коснулись статутного и прецедентного права.

 

С момента вступления Англии в Европейское экономическое сообщество (1 января 1973 г.) к числу источников гражданского и торгового права Великобритании относится и право Сообщества. На основании закона о ЕЭС 1972 года во внутреннее право Великобритании были инкорпорированы предписания соответствующих международных договоров и тех актов, издаваемых органами Сообщества, которые являются так называемыми нормами прямого действия, или непосредственно действующим правом внутри государств-членов5.

 

Согласно п. 1 ст. 2 названного закона, всем предписаниям такого рода (регламентам и директивам) без принятия какого-либо дополнительного нормативного акта придается правовая сила внутри страны и они признаются и подлежат принудительному исполнению.

 

Говоря об английском законодательстве, необходимо упомянуть об особенностях английской законодательной техники. В английских законах, как правило, не формулируются какие-либо общие принципы, там нет предписаний общего характера и т. п. Законы рассматривают и описывают обычно большое число различных ситуаций, вникают во множество деталей, они казуистичны, переполнены многочисленными исключениями, исключениями из исключений, разграничениями и квалификациями.

 

 

К содержанию: Васильев: "ГРАЖДАНСКОЕ И ТОРГОВОЕ ПРАВО КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ"

 

Смотрите также:

 

Гражданское право и торговое право     коммерческая концессия. ДОГОВОР КОММЕРЧЕСКОЙ...