ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА В ТОРГОВОМ И ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

 

 

Квазиделикт. Вина причинителя вреда делинквент. Обязательства из причинения вреда по праву отдельных стран

 

Во Франции существует система генерального деликта. Согласно ст. 1382 ФГК, какое бы то ни было действие, причиняющее ущерб другому лицу, обязывает того, по чьей вине ущерб произошел, к его возмещению.

 

Наряду с понятием деликта в ФГК используется также понятие квазиделикта. Различие между ними проводится судебной практикой в зависимости от формы вины причинителя вреда (делинквента) : умышленные противоправные действия считаются деликтами, а неосторожные — квазиделиктами. Однако практического значения данное деление не имеет, поскольку в отношении тех и других установлены одинаковые правовые последствия.

 

В соответствии с ФГК деликтная ответственность может наступить не только за собственные действия (ст. 1381, 1382), но и за действия других лиц.

 

Так, в частности, родители несут ответственность за вред, причиненный проживающими с ними несовершеннолетними детьми; наставники — за вред, причиненный их учениками; наниматели — за вред, причиненный работниками в ходе выполнения ими своих обязанностей (ст. 1384).

 

Кроме того, ст. 1384 ФГК содержит общее правило об ответственности за вред, причиненный вещами. Эта общая норма дополнена двумя специальными:

об ответственности за вред, причиненный животными (ст. 1385), и об ответственности за вред, причиненный разрушением строения вследствие недостатков ремонта или дефектов постройки (ст. 1386).

 

В случае деликтной ответственности за собственные действия применяется презумпция невиновности, то есть вина делинквента должна быть доказана потерпевшим.

 

Такая же презумпция действует и в отношении наставников при возложении на них ответственности за вред, причиненный учениками. В других случаях ответственности за чужие действия установлена презумпция вины делинквента, которая может быть как опровержимой, так и неопровержимой. Например, родители освобождаются от ответственности за вред, причиненный несовершеннолетними детьми, если докажут, что они не могли предотвратить наступление вреда (опровержимая презумпция).

 

 В отношении ответственности нанимателей за вред, причиненный работниками, действует неопровержимая презумпция вины: они лишены возможности доказывать свою невиновность и освобождаются от ответственности, только когда докажут отсутствие вины работника.

 

 

Установленная ФГК ответственность за вред, причиненный вещами, носит объективный характер, то есть наступает без вины делинквента. Такая же ответственность возникает и на основании специальных законов за вред, причиненный в отдельных областях деятельности. Однако тезис об объективном характере такой ответственности не является бесспорным. В доктрине существует мнение, что и в указанных случаях ответственность делинквента базируется на неопровержимой презумпции вины.

 

Особенностью французской концепции является отсутствие четкого разграничения между понятиями вины и противоправного действия как условий наступления деликтной ответственности. Противоправность действия, как правило, рассматривается в качестве одного из элементов вины.

 

Традиционным элементом вины считается также деликтоспо-собность причинителя вреда. Однако ее значение для наступления ответственности уменьшилось в связи с включением в ФГК в 1968 году ст. 489-2, установившей, что душевнобольные сами несут ответственность за причиненный ими вред.

 

При определении размера подлежащего возмещению ущерба должна учитываться и вина самого потерпевшего. ФГК не содержит прямых указаний на этот счет. Однако судебная практика путем толкования ст. 1382 ФГК выработала понятие совместной вины (faute commune) делинквента и потерпевшего, при наличии которой размер возмещения соответственно уменьшается.

 

ГГУ содержит более детальную по сравнению с ФГК регламентацию обязательств из причинения вреда. Не устанавливая общего понятия гражданского правонарушения (генерального деликта), ГГУ формулирует ряд отдельных фактических составов правонарушений. К ним относятся: посягательство на жизнь, телесную неприкосновенность, здоровье, свободу, собственность или какое-либо другое право (абз. 1 § 823); нарушение норм закона, охраняющего личную безопасность других лиц (абз. 2 § 823); распространение ложных утверждений, наносящих ущерб деловой репутации предпринимателя или влекущих за собой какие-либо неблагоприятные последствия для его имущественного положения (§ 824); принуждение женщины к внебрачному сожительству путем обмана, угроз или злоупотребления ее зависимым положением (§ 825); нарушение должностным лицом служебных обязанностей в отношении третьего лица (§ 839).

 

Однако из приведенной формулировки абз. 1 § 823 следует, что деликтная ответственность наступает и в случае причинения вреда любым другим противоправным действием. Это обстоятельство, по существу, сближает германскую систему обязательств из причинения вреда с системой генерального деликта. Весьма общая формулировка состава правонарушения содержится и в § 826, предусматривающем ответственность за умышленное причинение вреда способом, противным «добрым нравам».

 

Более детальная регламентация составов правонарушений не является единственным отличием германской концепции деликтной ответственности от французской. Так, понятие противоправности (Rechtswidrigkeit) рассматривается в праве ФРГ независимо от вины делинквента (Verschulden). Действие или бездействие причинителя вреда является противоправным, если оно нарушает норму объективного права. При этом действия делинквента предполагаются противоправными, если он не докажет, что имел достаточные юридические основания поступать таким образом (например, в случаях необходимой обороны, согласия самого потерпевшего и т. п.). Вина же понимается как субъективное отношение причинителя вреда к своему противоправному действию или бездействию.

 

ГГУ, как и ФГК, устанавливает в ряде случаев обязанность возместить вред, причиненный действиями других лиц — несовершеннолетних (§ 832), а также лиц, на которых возложено исполнение какого-либо дела (§ 831). Не формулируя общего правила об ответственности за вред, причиненный вещами, ГГУ содержит два специальных правила: об ответственности владельцев животных (§ 833, 834) и об ответственности за вред, причиненный разрушением строения в результате его конструктивных дефектов или ненадлежащего содержания (§ 836—838).

 

Бремя доказывания наличия или отсутствия вины в указанных случаях распределяется в основном аналогично французскому праву. Многочисленные специальные законы, регламентирующие ответственность за вред, причиненный в отдельных областях деятельности (транспорт, использование атомной энергии и др.), устанавливают безвиновную ответственность делинквента.

 

При установлении причинно-следственной связи между противоправным действием и вредом судебная практика ФРГ руководствуется теорией адекватной причинной связи, появившейся в Германии в начале XX века и оказавшей заметное влияние на правовые системы других рассматриваемых стран. Решение суда, в основе которого лежит неправильное применение указанной теории, представляет собой ошибку в праве (а не в факте) и, следовательно, может быть пересмотрено вышестоящим судом. С вопросом о причинной связи тесно соприкасается проблема вины потерпевшего. В отличие от ФГК, ГГУ содержит прямое указание на то, что размер возмещения может быть уменьшен в зависимости от того, в какой степени виновные действия потерпевшего способствовали наступлению вреда (§ 254).

 

Законодательство Швейцарии в части, касающейся регулирования обязательств из причинения вреда, устанавливает ряд составов правонарушений, во многом совпадающих с составами, предусмотренными ГГУ. В то же время абз. 1 ст. 41 ШОЗ устанавливает ответственность за вред, причиненный любым противоправным действием.

 

Условия наступления деликтной ответственности, установленной швейцарским законодательством, аналогичны тем, которые существуют в праве ФРГ. Широкое применение, в частности, имеет теория адекватной причинной связи. Особенностью швейцарского права является установленная ст. 44 ШОЗ возможность по усмотрению суда уменьшить размер возмещения или вообще отказать в возмещении ущерба в зависимости от имущественного положения при-чинителя вреда. Это правило, однако, не применяется в случае умысла или грубой неосторожности делинквента.

 

 

К содержанию: Васильев: "ГРАЖДАНСКОЕ И ТОРГОВОЕ ПРАВО КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ"

 

Смотрите также:

 

Гражданское право и торговое право   причинения вреда  Обязательства вследствие причинения вреда