ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА В ТОРГОВОМ И ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

 

 

Совокупность отдельных фактических составов torts в англо-американском деликтном праве

 

В англо-американском праве не сложилось общего понятия гражданского правонарушения.

 

Система обязательств из причинения вреда представляет собой совокупность отдельных фактических составов (torts), выработанных судебной практикой в течение длительного времени. Эта система напоминает систему, существовавшую в римском праве, в том смысле, что потерпевший для защиты своего права должен подвести притязание под определенный состав правонарушения, в противном случае оно может остаться без правовой защиты.

 

Большое количество и фрагментарность различных по характеру и кругу регулируемых отношений фактических составов не позволяют дать их строгую научную классификацию.

 

Рассмотрим важнейшие из них.

 

Trespass — один из наиболее широких и древнейших составов, охватывающий причинение вреда как личности (trespass to the person), так и имуществу — движимому (trespass to goods) и недвижимому (tresspass to land). Последние две разновидности этого состава являются основаниями исков, направленных на защиту права собственности и владения. Trespass to goods включает такие правонарушения, как conversion (неправомерное присвоение движимых вещей) и detinue (неправомерное удержание движимых вещей).

 

Важное место в числе правонарушений, затрагивающих право собственности, занимает nuisance (зловредность), заключающаяся в совершении действий, которые создают затруднения или помехи в пользовании имуществом. Если при этом ущемляются интересы определенного лица, то имеет место «частная зловредность» (private nuisance); если же неудобство или беспокойство создаются для неопределенного круга лиц, то налицо «публичная зловредность» (publie nuisance). Иски, основанные на данном правонарушении, в последнее время находят применение в области защиты окружающей среды.

 

Содержание trespass to the person заключается в нарушении телесной неприкосновенности личности. Сюда относятся угроза физическим насилием (assault), насилие (battery), незаконное лишение свободы (false imprisonment).

 

 

К правонарушениям, затрагивающим честь и доброе имя лица, относится диффамация (клевета), которая может существовать в двух формах: распространения порочащих сведений путем публикации, изображения и других аналогичных средств (libel) и устного распространения порочащих сведений без использования радиовещания и телевидения (slander).

 

К правонарушениям, направленным против договорных отношений и предпринимательской деятельности третьих лиц, относятся склонение к нарушению договора, заговор (conspiracy), вмешательство в дела чужого предприятия (interference with business).

 

В системе отдельных составов правонарушений, которая не является застывшей и постоянно развивается путем появления новых и расширения уже известных составов, особое место принадлежит такому правонарушению, как небрежность (négligence). Оно заключается в нарушении обязанности проявлять «разумную осмотрительность» в отношении личных и имущественных прав других лиц, в результате чего последним наносится ущерб. Указанный состав правонарушения, созданный судебной практикой лишь в XIX веке, получил широкое распространение и имеет тенденцию к расширению сферы применения, в том числе за счет других составов (прежде всего nuisance). Вместе с тем следует иметь в виду, что в английском праве проводится четкое разграничение между небрежностью как самостоятельным составом правонарушения и небрежностью как формой вины причинителя вреда. Вина в форме небрежности может входить в состав других правонарушений, например trespass.

 

В большинстве составов правонарушений, известных англо-американскому праву, вина в форме умысла (intention) или небрежности является необходимым условием ответственности. Однако в ряде случаев общее право и специальное законодательство предусматривают ответственность и независимо от вины причинителя вреда (так называемая «строгая» ответственность — strict liability). Основополагающим прецедентом, общим образом формулирующим правило об ответственности без вины, является решение по делу Rylands v. Fletcher (1868 г.).

 

В данном споре собственники мельницы — Райлендс и его партнер,— намереваясь соорудить резервуар для снабжения мельницы водой, наняли для этой цели квалифицированного инженера. Во время проведения работ строители натолкнулись на штольни, заполненные почвой, о существовании которых ранее известно не было. Подрядчик не изолировал указанные штольни, и через них вода при наполнении резервуара затопила шахты, принадлежавшие соседу Флетчеру. Ему не удалось доказать небрежность со стороны ответчиков, однако суд решил, что они должны возместить ущерб.

 

Таким образом, ratio decidendi, сформулированное в рассмотренном прецеденте, возлагает на владельца земельного участка обязанность возместить любой ущерб, являющийся естественным следствием помещения или накопления им на своем участке необычным способом чего-либо такого, что способно причинить вред, выйдя из-под контроля. Освободиться от ответственности в этой ситуации можно, лишь доказав наличие обстоятельств непреодолимой силы, вины потерпевшего или третьего лица.

 

Особенностью англо-американского права является возможность возмещения так называемого номинального ущерба {nominal damages}, представляющего собой символическую сумму (например, 1 или 20 шиллингов), присуждаемую судом истцу в качестве подтверждения факта нарушения его прав, хотя он и не понес никакого реального ущерба. Номинальный ущерб подлежит возмещению лишь применительно к отдельным составам правонарушений, таким, например, как все разновидности trespass.

 

Новым явлением в англо-американском деликтном праве стало использование при определении размера подлежащего возмещению ущерба критерия возможности предвидения наступления вредоносного результата. В соответствии с этим критерием на причинителя вреда возлагается обязанность возместить лишь тот ущерб, который мог быть предвиден в данных обстоятельствах «разумным человеком».

 

В праве США сложился институт ответственности производителя за вред, причиненный дефектами продукции (product liability). Появление этого института вызвано потребностью создать в условиях массового производства потребительских товаров определенную правовую основу для возложения ответственности на производителя перед конечным потребителем продукции, который при наличии широко развитой торговой сети, как правило, не состоит в договорных отношениях с производителем. Впервые принцип ответственности производителя был сформулирован судебной практикой в деле MacPherson v. Buick Motor Co. (1916 г.), в котором была признана деликтная ответственность компании по производству автомобилей за вред, причиненный третьему лицу (не связанному с производителем договорными отношениями) в результате дефектов изготовленной продукции. В последние два десятилетия ответственность производителя стала преимущественно квалифицироваться как безвиновная деликтная ответственность (strict liability in tort).

 

Концепция ответственности производителя нашла отражение и в праве других капиталистических стран. Указанный институт является одним из наиболее динамично развивающихся институтов современного буржуазного деликтного права. Так, 25 июля 1985 г. в ЕЭС была принята директива, направленная на гармонизацию правовых систем стран Сообщества в области защиты потребителей, понесших ущерб от дефектов продукции. Правила директивы призваны дополнить существующие в государствах-членах правовые средства защиты потребителя и устанавливают в принципе безвиновную ответственность продуцентов за вред, возникший в результате причинения смерти, повреждения здоровья или имущества, используемого для личного потребления, не касаясь, таким образом, морального вреда и упущенной выгоды.

 

В ст. 7 директивы изложены обстоятельства, доказав наличие которых продуцент может тем не менее избежать ответственности, в частности, когда «уровень научного и технического знания в момент, когда продукция была выпущена в обращение, не был таков, чтобы позволить обнаружить дефект».

 

Это последнее правило не было единодушно воспринято в странах ЕЭС. И если оно создает основу для исключения ответственности производителей в ФРГ, Великобритании и некоторых других странах, то в остальных, и в частности во Франции, оно во внимание не принимается (поскольку директива не препятствует установлению более жестких правил), что приводит к режиму абсолютной ответственности. Таким образом, в этом важном вопросе унификации не достигнуто.

 

 

К содержанию: Васильев: "ГРАЖДАНСКОЕ И ТОРГОВОЕ ПРАВО КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ"

 

Смотрите также:

 

Гражданское право и торговое право   причинения вреда  Обязательства вследствие причинения вреда