ПУТЕШЕСТВИЯ ЗА КАМНЕМ

 

 

Горное дело на Урале. Минералы горы Кумбы

 

Совсем другие впечатления и другие картины раскрылись перед нами в тайге Северного Урала, в том богатом Богословском горном округе, где более чем полтора столетия тому назад зародилось впервые горное дело на Урале. Предание говорит, что богатые руды по реке Турье были открыты вогулом, который в 1754 году забрел в тайгу Богословска по следам оленя, преследуемого медведями. Об этой находке узнал предприимчивый верхотурский купец Походяшин и в 1757 году он построил на реке Колонге Петропавловский завод.

 

Здесь, на увалистом восточном склоне, в тайге, еще и сейчас сохранившей все свои характерные черты, возник один из богатейших горных округов Урала. С небольшой возвышенности около самого Богословского завода во всем величии открывается цепь Уральских гор; у ваших ног расстилается заводской пруд, вдали на западе, километрах в 40–50, непрерывной цепью тянутся малодоступные вершины главного хребта с белыми пятнами снеговых полей, с альпийскими лугами и скалистыми вершинами, а у подножья гор — труднопроходимая болотистая тайга. Эти картины мало знакомы тем обитателям Урала, которые привыкли к мягким и жизнерадостным видам средней и южной части этих горных цепей.

 

На юге виднеется Конжаковский и Тилайский Камни, а далеко на севере вырисовываются красивые контуры Денежкина Камня (около 2000 м  высоты) и на фоне их остроконечная вершина Кумбы (около 1000 м  высоты) — цель нашего путешествия.

 

В 1914 году нас привели к этой горе старые литературные указания о том, что среди минералов горы Кумбы имеются некоторые редкие и ценные соединения. Как ни проблематично казалось нам это указание очень старого исследователя, относящееся к 1840 году, тем не менее в связи с общим изучением минералов Урала оно представляло определенный интерес и его необходимо было проверить и подтвердить.

 

Хотя наша проверка и дала отрицательные результаты, тем не менее осмотр Кумбы и северной части Богословского округа значительно пополнил наш материал новыми наблюдениями и впечатлениями, совершенно необычными для минералога, привыкшего вести исследование в увалистых областях Среднего Урала или среди живописных и приветливых южных степей.

 

Ширококолейная железная дорога довезла нас только до Надеждинского завода. Оттуда по узкоколейному пути в маленьком вагоне местного поезда мы медленно стали продвигаться на север по течению реки Вагран. Отсюда путь лежал на лошадях через живописно раскинувшийся, но ныне уже заброшенный Петропавловский завод и затем вверх по долине реки Колонги — к самому подножью Кумбы, где в лесу на берегу реки только что был отстроен кордон.

 

 

Превосходное шоссе, посыпанное шлаком, сменилось скоро лесной дорогой, а затем только отдаленным подобием дороги; приходилось идти пешком, а лошади с трудом перетаскивали наш багаж через пни, корни и камни.

 

На следующее утро мы начали подъем, который, как мы рассчитывали, не должен был быть особенно трудным. Однако уже скоро мы вступили в труднопроходимую область кочковатых болот, покрытых густым лесом. Болота сменились пологим склоном, покрытым типичной тайгой с опрокинутыми буреломом или подпиленными деревьями; пришлось перебираться через поросшие мхом стволы трехсотлетних гигантов — сосен и кедров. Густые черные сетки на голове и перчатки на руках далеко не защищали от роя комаров, а сетка, непривычная для нас, сильно затрудняла дыхание. Выше подъем сделался еще круче, и к вечеру мы попали в область нагроможденных скал. Разрушение твердой горной породы — оливинового габбро — здесь принимает грандиозные масштабы: с вершины во все стороны скатываются обломки подточенных водой и воздухом глыб. Почти вся масса горы состоит из габбро, некогда застывшего в глубинах в виде мощного массива. Тщетно искали мы минералов в его однообразной кристаллической массе. Только кое-где в некогда расплавленной серой породе скопились массы магнитного железняка; следы меди, налеты эпидота нарушали скучное однообразие.

 

Поднялся ветер; сырой, холодный туман окутал вершины гор. Под нависшей скалой, около небольшого водоема, мы разложили костер и стали готовиться к ночлегу. Иногда ветер разгонял тучи, прорывался луч солнца, далеко на востоке освещая необозримую картину сибирской тайги. Несколько отдохнув и согревшись, мы решили подняться на вершину, но самая высокая точка горы Кумбы оказалась недоступной и лишь временами в виде остроконечного пика показывалась среди стелящихся туч. Грандиозные осыпи выше сменялись своеобразными лугами альпийского типа или густым мягким покровом мха. Мы обошли северо-восточный склон, собирая материал и осматривая однообразные скалы габбро, но поиски наши оказались безрезультатными. Уже стемнело, когда по каменистым отвалам мы спустились вниз и нашли место для ночлега. После холодной ночи и тщетных попыток согреться у костра один из наших спутников предпринял вторичный осмотр вершины, подойдя к ней с другой стороны, но и этот осмотр никаких результатов не дал.

 

Сырая холодная погода не позволяла дольше оставаться на вершине, а сильная усталость и недостаточный запас взятой с собой провизии заставили нас отказаться от дальнейшего осмотра южных склонов и приступить к спуску. После дождей, прошедших в последние дни, этот спуск местами оказался очень трудным, а в болотистых низинах мы продвигались еще медленнее. Сырая и неприветливая тайга была совершенно безжизненной, и только кое-где разодранная когтями колода напоминала нам о медведе — главном обитателе этих лесов.

 

Таким образом, наши поиски на горе Кумбе не только дали отрицательные результаты, но показали и всю бесполезность дальнейших исследований. Тем не менее мы решили осмотреть ближайший район, примыкающий к горе, и все шурфы и ямы у подножья горы. На реке Колонге, недалеко от нашего кордона, наши поиски принесли нам некоторый успех. В старом железном руднике (Покровском и Колонгском), ныне подготовляемом к большим работам, мы встретились с рядом образований, которые, казалось, могли бы быть интересными. Здесь изверженные породы, близкие к тем, которые сложили вершины Кумбы, прорвались в область известняков. Из расплавленной магмы выделились огромные скопления магнитного железняка, а сам известняк превратился в гранаты и эпидоты. Местами длинные призмы эпидота были заключены в массу магнитного железняка, который не только покрывал их черной корой, но иногда совершенно замещал вещество эпидота. В результате этого образовались черные призмы, внешний вид которых иногда до малейших деталей напоминал строение некоторых редкоземельных соединений. Может быть, именно в этих призмах и заподозрил исследователь 40-х годов XIX столетия те минералы, о которых он писал в своей работе. Трудно дать определенный ответ на этот вопрос, и остается только пожалеть о неполноте и краткости старого описания.

 

Только, когда попадаешь в какие-либо чужие края, руководясь старыми материалами или старыми маршрутами, — глубоко научаешься ценить тех немногих исследователей прошлого, которые умели сочетать широту научной мысли с точностью и детальностью описания своих наблюдений. Дать точное описание наблюдавшихся явлений природы, выхватить из многообразия деталей и мелочей главные, характерные черты, в резкой и краткой форме сформулировать все, что видел глаз и схватила мысль, — это настолько сложная и важная задача, что перед ней бледнеют все трудности лабораторного исследования или теоретического анализа в кабинетах ученых.

 

И, может быть, в наше время, когда при стремительном темпе жизни мысль естествоиспытателя очень часто забегает вперед, отрываясь от фактов и наблюдений, полезно было бы оглянуться назад, на наших великих предшественников конца XVIII и начала XIX в., которые в своих спокойных эпических повествованиях медленно подготовляли основание для постройки величественного здания современного естествознания, собирая для него один за другим кирпичики точного наблюдения природы.

 

Не идеи или великие обобщения, не завоевания отвлеченной мысли создали наше современное естествознание, — нет, оно явилось результатом той скучной и трудной, неблагодарной описательной работы, благодаря которой в течение более двух столетий нагромождались факты на факты, выковывались отдельные звенья той великой цепи законов природы, которые удалось объединить в прекрасное целое в наши годы, в годы критической переоценки и творческой работы.

 

 

К содержанию: Ферсман: "Путешествия за камнем"

 

Смотрите также:

 

Минералы Крыма   камни КАРАДАГА   МИНЕРАЛЫ  Как определять минералы   Минералы вулкана Кара-Даг 

 

 камни  геология и палеонтология   С геологическим молотком  по Крыму   Геологические экскурсии