ПУТЕШЕСТВИЯ ЗА КАМНЕМ

 

 

Из путевых заметок 1941 года. Геологические экспедиции на Кольском полуострове

 

«Полярная стрела» уносит нас на север, в даль мягко очерченных берегов Белого моря, в безбрежную синеву неясных северных горизонтов с их угрюмыми скалами, холодными серыми водами и зеркально-спокойными озерами, окаймленными безмолвными берегами.

Все холмистее становится ландшафт. Спокойные воды медленных рек сменяются бурными горными потоками; скалистые острова, шхеры, вараки — возвышенности, поросшие густым сосновым лесом, — разрезают гладь озер.

 

Дорога змеей извивается между холмами, скалами, озерами, болотами, а вокруг все та же мягкая синева Севера, эмалевые дали беспредельного горизонта.

 

Мы за Полярным кругом и уже пересекли всем знакомую на карте пунктирную полоску.

Подъезжаем к Кандалакше — к воротам на Кольскую землю. Панорама гор редкой красоты окаймляет сливающуюся с небом гладь Белого моря. А на лесистых склонах южных подступов Кольского севера вырисовываются строения этой Полярной Пальмиры, которая по красоте превосходит красоту норвежских фиордов.

 

Мощные электровозы Мурманской магистрали вдоль бурной и незамерзающей реки Нивы быстро и плавно поднимаются на центральное плато Кольского полуострова. Направо, около самой дороги, — здание электростанции с бурно вытекающими из нее нивскими водами. Горят огни Нивагэса, а вдали, на северо-востоке, уже за много десятков километров видно зарево электрических огней города Кировска.

Поезд мчится во тьме полярной ночи вдоль заливов озера Имандры.

 

Слева и справа расстилаются поля знаменитого на весь мир совхоза «Индустрия», положившего основание северному земледелию.

 

Вот станция Апатиты, откуда отходит ветка в центр Хибин. Далее на север идут снова залитые электрическим светом поля и лаборатории Хибинского сельскохозяйственного института, ярко освещенные здания железнодорожных станций Имандра и Оленья, а налево от них, за озером Имандрой — заполярный медно-никелевый центр Мончегорск.

 

Нужно самому увидеть эти сказочные картины, раскрывающие все новые и новые достижения в культурно-промышленном строительстве на всей территории края, вплоть до самого Мурманска, чтобы понять всю грандиозность и красоту нового полярного ландшафта, преобразованного гением и волей советского народа.

 

 

От станции Апатиты такой же мощный электровоз везет нас в город Кировск, город «камня плодородия», повышающего урожайность полей.

 

Это центр апатитовой промышленности.

 

И снова слева — поля сельскохозяйственных культур и огороды, а справа — известковый карьер и известковые печи. Всё выше и выше поднимается электровоз вдоль шумной и действительно белой реки Белой. Вот на высоком обрыве высятся первые дома города; неожиданно поезд круто поворачивает направо, и открывается ровная гладь Большого Вудъявра, а еще дальше — море огней, дрожащих, переливающихся и вырисовывающих на фоне полярного неба гору Кукисвумчорр.

 

Медленно подходит поезд к новому вокзалу. Справа остаются здания обогатительных фабрик, за ними виднеются Дом техники, корпус горно-химического техникума, новые пятиэтажные каменные дома.

 

Здесь более двадцати лет назад, в обстановке дикой и голой природы северной пустыни, мы ночевали под елками и искали удобных путей в неведомые еще тогда нам центральные части Хибинских тундр.

 

Мы оставляем электропоезд.

 

Нарядные автобусы идут по шоссе к рудничному центру у подножья горы Кукисвумчорр с рудничным поселком имени С. М. Кирова, а мы на автомобиле поднимаемся вдоль шумной реки Вудъяврйока. Слева остаются дома самого северного в мире Полярного Ботанического сада Академии наук СССР и Дом туристов.

 

Автомобиль переваливает через лесистую морену и спускается к озеру Малый Вудъявр, окруженному грандиозными ледниковыми цирками. Они поросли маленькими стелющимися березками, и с них стекают бурные полярные реки.

 

Перед нами за озером — снежный перевал, через который с таким громадным трудом наши отряды впервые пришли на Малый Вудъявр в снег, дождь и непогоду. Теперь мы останавливаемся в удобном помещении Кольской базы Академии наук СССР, с ее лабораториями, музеем и кабинетами для тончайших исследований, с центральным отоплением, электрическим освещением, богатой библиотекой. Отсюда можно по телефону связаться с рудником, фабриками, техникумом и даже с кабинетом президента Академии наук в Москве. Телеграмма «молния», посланная с этой горной станции, за несколько минут пробегает пространство до Ленинграда.

 

И все это уже не фантазия, не сказка, — это реальная действительность большевистской стройки, которая опрокидывает все границы, опережает все темпы и мечты и превращает фантазию прошлого в реальную быль сегодняшнего дня.

 

С гордостью может оглянуться назад рабочий, исследователь, хозяйственник, пришедшие сюда на голое место и в борьбе с природой построившие близ берегов Баренцова и Белого морей новый промышленный центр страны.

 

Так был побежден Мурман — побежден «край непуганой птицы» с его природой, засыпавшей в долгие полярные ночи, с неумолкающим шумом его бурных, необузданных горных рек, с бесконечным простором молчаливых, застывших в тишине веков полярных тундр, белых зимой от снега и летом от ягеля.

 

И разбужен он к жизни не кузнецом Илмариненом из песен Калевалы, не мечом и огнем воинственных «шветов», — нет, он побежден трудом, этой величайшей силой мира.

 

 

К содержанию: Ферсман: "Путешествия за камнем"

 

Смотрите также:

 

Поделочные камни    Кремень и яшма    камни    геология и палеонтология   

 

Геология неметаллических полезных ископаемых   Геология месторождений драгоценных камней