ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ПРАВА НОВОГО ВРЕМЕНИ

 

 

Буржуазное право Германии. Германское гражданское уложение. Семейное право Германии и наследование

 

Германское гражданское уложение

 

В конце XIX в. группа континентальных правовых систем пополнилась еще одной крупной кодификацией — Германским гражданским уложением, — оказавшим немалое влияние на законодательство других стран.

 

Гражданский кодекс 1896 г. стал первой в истории Германии единой для всей страны кодификацией гражданского права. В Германии дольше, чем в других странах, существовала правовая раздробленность. Создание в 1871 г. единой Германии не повлекло автоматически создания единой правовой системы.

 

Это объясняется особенностями социально-экономического и политического развития. Низкий уровень торгового оборота, невысокая интенсивность экономических связей между отдельными частями Германии были причиной того, что не только юнкерство стремилось сохранить старое законодательство, но и некоторые группы буржуазии не возражали против этого.

 

Отдельные германские государства, стремившиеся сохранить в возможно более широком объеме свою автономию, тоже высказывались против создания общегерманского права. Вместе с тем, широкие буржуазные слои испытывали потребность в едином для всего государства и современном по своему содержанию законодательстве. Наряду с буржуазией наиболее прогрессивные юристы выступали за создание единого гражданского кодекса. Отсутствие общего мнения по этому вопросу привело к тому, что выработка кодекса растянулась на долгие годы.

 

В 1873 г. был издан закон об установлении компетенции империи в области разработки единого гражданского права, и в 1874 г. бундесрат назначил комиссию для составления кодекса. Комиссия состояла из судебных чиновников и теоретиков права. Созданный ею проект был закончен и опубликован в 1887 г. Он был подвергнут резкой критике и в результате длительного обсуждения в печати было признано невозможным представить его на законодательное обсуждение. Причина неудачи заключалась в том, что в основе проекта лежало старое «общее право», не соответствующее новым социально-экономическим отношениям.

 

В декабре 1890 г. была создана новая комиссия, в состав которой были включены адвокаты, представители политических партий, промышленники.

 

 

Эта комиссия закончила свою работу к 1895 г. Второй проект подвергся рассмотрению в рейхстаге, бундесрате, в него были внесены некоторые изменения, и 18 августа 1896 г. проект был утвержден. Однако вступил в законную силу новый кодекс лишь с 1 января 1900 г., поскольку отдельным государствам, входившим в состав Германии, было дано время для приведения своего законодательства в соответствие с новым кодексом.

 

Германское гражданское уложение в значительной степени базируется на римском праве. В то же время в нем содержатся положения германского права. В кодекс вошли также выработанные на рубеже двух веков юристами новые правила, способствующие развитию буржуазных отношений.

 

Кодекс построен по так называемой «пандектной» системе. В соответствии с ней общие для всех институтов нормы содержатся в общей части (первой книге). Кроме того, кодекс содержит еще четыре книги: вторая книга посвящена обязательственным отношениям, третья — вещному праву, четвертая — семейному праву и пятая — наследственному праву.

 

Одновременно вместе с кодексом был издан Закон о введении гражданского кодекса в действие, в котором содержались правила о времени вступления в силу ГГУ, нормы международного частного права, положения о взаимоотношении кодекса с нормами старого имперского законодательства.

 

Отличительными чертами ГГУ являются отсутствие общих юридических определений, параграфы кодекса очень подробны и носят описательный характер, содержат множество специальных юридических терминов. Одной из наиболее характерных черт ГГУ является наличие в нем так называемых «каучуковых» параграфов, содержащих ссылки на такие понятия, как «добрая совесть», «добрые нравы», имеющие моральное, а не правовое содержание.

 

По своему содержанию ГГУ верно отражает черты своего времени. Это буржуазный по своей сущности кодекс, причем он утверждает более высокий уровень развития капиталистических отношений, нежели Кодекс Наполеона. И в то же время ряд статей ГГУ несет на себе следы компромисса, заключенного между буржуазией и юнкерством, и защищает интересы последнего.

 

Субъекты гражданских правоотношений. Правоспособность физических лиц базируется на принципе юридического равенства. Однако, учитывая ограниченную правоспособность женщин, можно сказать, что и здесь этот принцип не получает полной реализации. Совершеннолетие наступает с 21 года. В возрасте от 7 до 21 года кодекс устанавливает различные степени ограниченной дееспособности.

 

Отличительной чертой Германского гражданского уложения является признание в качестве субъекта гражданского права юридического лица. Институт юридического лица явился удобной формой оформления концентрации капитала, получившей широкое распространение в конце XIX в.

 

В Германии возникали самые разнообразные виды юридических лиц. Эту правовую форму для своего существования использовали и политические партии, и различные общественные организации.

 

Германское гражданское уложение называет два вида юридических лиц: ферейны (общества, союзы) и учреждения. Под Ферейнами понимаются союзы лиц, с которыми входящие в их состав лица связаны членскими правами и обязанностями. Эти союзы могут быть либо хозяйственными (такими, которые преследуют цели извлечения прибыли), либо нехозяйственными (такими, которые преследуют культурные, научные и т. п. цели). Учреждения образуются в силу волеизъявлений частных лиц, выделяющих для достижения определенной цели известное имущество. Вместе с тем, важнейшие правовые формы концентрации капиталов: акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью, — нормами ГГУ не регулировались. Для них были созданы самостоятельные законы, которые, устанавливая явочный порядок возникновения указанных юридических лиц, благоприятствовали их распространению. Для ферейн с нехозяйственными целями ГГУ был определен также явочный порядок образования. И лишь для незначительного числа хозяйственных союзов кодексом был установлен разрешительный порядок создания.

 

ГГУ не определяет содержания правоспособности юридических лиц. Она подразумевается, вытекает из самого факта их образования. Тем самым, кодекс признает за юридическим лицом весьма широкую правоспособность. Вместе с тем, государство сохраняет право контроля за деятельностью юридических лиц и может лишить их правоспособности, если эта деятельность угрожает общественным интересам.

 

Среди субъектов гражданских правоотношений ГГУ называет неправоспособные общества. Под ними понимались объединения, которые, обладая отдельными чертами юридических лиц, не отвечали всем установленным для них требованиям и не признавались таковыми. Это были, как правило, различные рабочие союзы, которые законодатель не мог игнорировать, но и не желал признать наравне с буржуазными объединениями. В результате был создан институт неправоспособного союза, который действовал по правилам для договора товарищества.

 

Вещное право

 

Институт вещного права наиболее ярко выражает сущность гражданского кодекса. ГГУ делит все вещи на земельные участки и движимые вещи. Движимостью считается все, что не является земельным участком и его принадлежностью, прочно связанной с почвой (§ 94). Кодекс строго различает правовой режим движимых и недвижимых вещей. ГГУ — первый гражданский кодекс, содержащий многочисленные положения о праве собственности на движимые вещи, в частности, ценные бумаги, что связано с возрастанием их роли в гражданском обороте.

 

Германское гражданское уложение называет целый ряд вещных прав: право собственности, владение, пользование чужими вещами (земельные серви- туты, личные сервитуты, узуфрукт, право застройки), право на получение известной ценности из чужой вещи (залог движимости, ипотека недвижимости и др.), право на приобретение какой-либо вещи (право преимущественной покупки, право охоты, рыбной ловли, другие подобные права).

 

Основным вещным правом является право собственности. ГГУ, как и Кодекс Наполеона, не дает определения этого вещного права, но в § 903 раскрывается его содержание следующим образом: «Собственник вещи может обращаться с вещью по своему усмотрению и исключать других от всякого воздействия на нее». Эта формулировка по своей сути близка к понятию права собственности во французском праве. То же широкое господство лица над вещью, выражающееся в возможности обходиться с ней по своему усмотрению; та же абсолютная власть над вещью, дающая собственнику право устранять всех других лиц от воздействия на вещь. Таким образом, ГГУ, как и другие буржуазные кодификации, подчеркивает начало свободы частной собственности.

 

Вместе с тем, ГГУ содержит большее количество ограничений прав собственника, чем Кодекс Наполеона, что соответствует духу времени. В отношении права собственности на движимые вещи кодекс значительных ограничений не содержит. Основное внимание уделяется формулировке ограничений права собственности на недвижимость.

 

ГГУ, как и французский кодекс, признает собственника земельного участка также и собственником недр земли и воздушного пространства над участком. Однако при этом Германское гражданское уложение, во-первых, обязывает собственника земельного участка терпеть проникновение на его участок газа, пара, запаха, дыма, копоти, тепла и т. п. воздействий на участок, исходящих из другого участка, поскольку такое воздействие не превосходит пределов обычного в данной местности (§ 906 ГГУ). Во-вторых ограничиваются права земельного собственника на недра и воздушное пространство над участком пределами «интереса собственника»; собственник не имеет права воспретить воздействие на участок на такой высоте или на такой глубине, что собственник «не имеет интереса в устранении такого воздействия» (§ 905 ГГУ).

 

Что касается правила, сформулированного в § 905 ГГУ, то оно практического значения не имеет, поскольку речь идет о сферах, в которых прекращается власть человека, и собственность реальной ценности не имеет. При этом собственник земельного участка не терял свое право на недра и воздушное пространство. Ограничения такого рода являются лишь в начале XX века с развитием воздухоплавания и телеграфного сообщения.

 

Положение § 906 ГГУ реально ограничивает земельных собственников в интересах «хозяйственного использования» других земельных участков. Если учесть, что только капиталистическое предприятие может выделять такие отходы промышленного производства, как дым, газ, копоть, то можно сделать вывод о том, что кодекс ущемляет интересы земельных собственников в угоду капиталистического развития. Однако содержание следующего, 907, параграфа, который гласит, что «собственник земельного участка может требовать, чтобы на соседних участках не возводились или не сохранялись такие сооружения, относительно которых с достоверностью можно предвидеть, что существование их или пользование ими будут иметь своим последствием недопустимое воздействие на его участок...», — свидетельствует о явной защите собственника земельного участка. Содержание параграфов 906 и 907 является выражением компромисса с целью преодоления противоречий между помещиками и буржуазией.

 

Интересы юнкерства защищают и другие статьи кодекса, в частности те, которые определяют порядок перехода права собственности. Если речь идет о движимости, то право собственности возникает с момента передачи вещи.

 

Отчуждение права собственности на недвижимость осуществляется публично, путем записи в поземельные книги. Это является отличительной чертой Германского уложения и свидетельствует не только о буржуазной, но и о помещичьей его направленности.

 

Среди других вещных прав, называемых ГГУ, следует отметить владение. По сравнению с Кодексом Наполеона германский кодекс значительное внимание уделяет этому вещному праву, посвящая ему множество статей. Кроме того, характерной для ГГУ чертой является само понятие владения, отличное от римского и французского.

 

Обязательственное право

 

Для Германского гражданского уложения в отличие от других буржуазных кодексов характерно построение общих понятий, касающихся обязательств. В § 241 ГГУ дается довольно полное определение обязательства: «В силу обязательства кредитор управомочен требовать от должника предоставления. Предоставление может состоять также в воздержании». Как видно из этой формулировки, она содержит основные элементы общего определения обязательства. В общей части ГГУ выделены положения о сделках вообще. Эти положения распространяются как на односторонние сделки, так и на договоры.

 

Договоры традиционно являются наиболее распространенным способом возникновения обязательственных правоотношений. В отличие от Кодекса Наполеона ГГУ не дает определения договора. Однако, исходя из положений §§ 145, 241, можно определить существенные черты договора, которые сводятся к следующему. Договор понимается как юридическая связь, установленная между несколькими лицами; содержанием договора может быть как положительное действие, так и воздержание от такового.

 

Договорные отношения по ГГУ строятся на принципе свободы договора. Предоставляя частным лицам большую свободу по установлению договорных обязательств, кодекс устанавливает немногочисленные законные условия их действительности. К таким относятся положения § 309, определяющего, что договоры, «прямо нарушающие какие-либо предписания закона», являются недействительными. Ряд требований предъявляется к дееспособности лиц, заключающих сделку (§§ 104—115). При этом круг лиц, способных заключить договор, шире, чем по Кодексу Наполеона. Это объясняется вовлечением в сферу капиталистического производства значительных слоев населения (детей, женщин). Полностью недееспособными кодекс Германии признает лишь лиц, не достигших 7-летнего возраста.

 

Характерной особенностью германского ГК в вопросе об обязательных условиях действительности договоров является признание главного значения за волеизъявлением сторон (то есть внешним выражением воли). Это объясняется желанием придать договорным связям стабильность. Поэтому оспаривание сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, допускается лишь в течение года, под влиянием заблуждения — немедленно. По истечении тридцати лет оспаривание сделки исключено во всяком случае.

 

Германское гражданское уложение допускает корректировку принципа свободы договора с помощью уже упомянутых выше социально-этических критериев «доброй совести», «добрых нравов». § 138 ГГУ прямо говорит о недействительности сделки, противоречащей «добрым нравам». Судебным органам предоставлены широкие полномочия по толкованию договорных правоотношений, вплоть до признания их недействительными.

 

Определенные особенности, присущие ГГУ в вопросе регулирования договорных отношений, можно отметить и при рассмотрении отдельных видов договоров. Более двадцати конкретных договоров названо в кодексе.

 

Особенностью ГГУ является существование абстрактных обязательств, не допускавшихся Кодексом Наполеона. Этот вид договора определяет § 780 ГГУ как «договор, по которому должник обещает удовлетворение с тем, чтобы обещание послужило самостоятельным основанием обязательства». Таким образом, предметом договора является само обещание, облеченное в письменную форму (например, вексель, чек). Абстрактный характер этих договоров заключается в том, что основание заключения такого договора и выдачи обязательства значения не имеет; обещание уплаты долга носит отвлеченный характер, что допускает возможность переуступки таких обязательств. Появление абстрактных обязательств в кодексе явилось уступкой законодателя крупной буржуазии.

 

В качестве основания возникновения обязательств ГГУ признает деликты (гражданские правонарушения), причем этому виду обязательств уделяется в кодексе значительное место. По общему правилу ответственность несет лицо, виновное в причинении вреда. ГГУ не признает имущественного возмещения неимущественного вреда. В соответствии с § 253 ГГУ возмещение в деньгах неимущественного вреда можно требовать только в случаях, прямо предусмотренных законом.

 

Особым видом обязательств ГГУ считает обязательство из неосновательного обогащения. Кодекс устанавливает общее понятие такого обязательства и подробно его регулирует.

 

Германское Семейное право

 

ГГУ признает единственной законной формой брака гражданский брак. Брачный возраст для женщин — 16 лет, для мужчин — 21 год. Кроме достижения брачной правоспособности, необходимым условием вступления в брак является наличие обоюдного согласия на брак. Для несовершеннолетних требуется согласие родителей.

Препятствиями для действительности брака могут служить: факт близкого родства или свойства, нерасторжение первого брака, не разрешалось вступать в новый брак женщине в течение 300 дней со дня прекращения предыдущего. Характерным только для германского законодательства является запрещение «вступать в брак разведенному по прелюбодеянию супругу с лицом, с которым разведенный супруг совершил прелюбодеяние, если по решению о разводе признано, что это прелюбодеяние послужило основанием к разводу» (§ 1312 ГГУ).

Заключению брака предшествует обручение — договор, из которого вытекает обоюдная обязанность сдержать свое слово и вступить в брак. Нарушение этого договора обязывает виновного к возмещению издержек, сделанных другой стороной ввиду предстоящего брака, и возмещения морального ущерба.

 

Развод допускается только в строго определенных, указанных в законе случаях. Основаниями для развода ГГУ признает прелюбодеяние и некоторые другие «противные нравственности» проступки (§ 1565), посягательство на жизнь другого супруга (§ 1566), злонамеренное оставление (§ 1567), грубое нарушение брачных обязанностей или «бесчестное поведение, глубоко расшатавшее супружеские отношения, так что стало невозможным требовать от другого супруга продолжения брака» (§ 1568), тяжелая, прервавшая духовное общение супругов, и безнадежная душевная болезнь (§ 1569).

 

Личные взаимоотношения супругов вытекают из § 1354, закрепляющего главенствующее положение в семье мужа: «Мужу предоставляется решать все вопросы, касающиеся совместной супружеской жизни, в частности, он избирает местожительство». Жена может не повиноваться, если муж злоупотребляет супружеским правом. Таким образом, ГГУ не провозглашает власти мужа над личностью жены, предоставляя мужу лишь право преимущественного решения общесемейных вопросов. Замужняя женщина дееспособна, хотя ее дееспособность и ограничена. Замужней женщине принадлежит право иметь профессиональные занятия или заниматься промыслом, вести хозяйственное предприятие, однако, на это требуется согласие мужа.

 

Имущественные отношения супругов определяются брачным договором. Если стороны своим брачным договором не установили иного режима, в качестве законного признается система управления и пользования, или система соединения имуществ супругов. Эта система характеризуется тем, что сохраняется раздельность права собственности на имущество супругов; муж осуществляет единое управление и пользование семейным имуществом; в отношении своего отдельного имущества жена сохраняет самостоятельность.

 

Взаимоотношения между детьми и родителями строятся на принципе осуществления родительской власти отцом, если он не лишен ее. К матери родительская власть переходит лишь после смерти отца или лишения его родительской власти, но и тогда к матери может быть назначен советник, контролирующий ее действия. Родительская власть обширна по объему. Дети могут являться объектом эксплуатации со стороны родителей. Если родители содержат детей, то последние обязаны работать в хозяйстве родителей сообразно со своими силами и своим положением в жизни. От такой обязанности освобождались дети из буржуазных семей.

 

Внебрачные дети по отношению к матери и к ее родственникам занимают юридическое положение законных детей (§ 1705 ГГУ). Однако права матери несколько уже по сравнению с теми, какими пользуется мать по отношению к детям, рожденным в браке (§ 1707). Незаконный ребенок и его отец не признавались состоящими в родстве (§ 1589 ГГУ). Правда, внебрачный ребенок мог требовать от отца предоставления содержания соответственно общественному положению матери до достижения 16-летнего возраста (§ 1708). Однако такая обязанность отца отпадала, если мать в период зачатия находилась в близости с другим мужчиной. Такой связи не придавалось значения, когда по обстоятельствам дела невозможно было допустить, чтобы мать зачала ребенка от этой связи (§ 1717 ГГУ).

 

Наследование

 

Германский кодекс при наследовании по закону закреплял систему «парантелл» (линий), представляющих собой группу родственников, происходящих от общего предка. Первую парантеллу составляли нисходящие наследники, вторую парантеллу — родители и их нисходящие, третью — дед и бабка и их нисходящие и т. д. Таким образом, наследниками являлись родственники любой степени, могущие доказать свое родство с наследодателем, сколь отдаленно оно бы ни было. В отличие от Кодекса Наполеона, переживший супруг занимал более привилегированное положение. Он частично наследовал вместе с наследниками первых двух парантелл, если таковых не было, то супруг получал все наследство полностью (§ 1931 ГГУ).

 

Более последовательно, чем Кодекс Наполеона, ГГУ проводит принцип свободы завещаний. Совершать завещание можно было с 16-летнего возраста, однако до достижения 21 года делалось это в публичной форме.

 

Охраняя интересы законных наследников, ГГУ установил некоторые ограничения завещательной свободы. Таким ограничением, в частности, является обязательная доля. Лица, имеющие право на обязательную долю в наследстве, вправе требовать ее предоставления в размере половины стоимости доли данного наследника при наследовании по закону. При этом лицо, имеющее право на обязательную долю, наследником не является.

 

Торговый кодекс 1897 г. Появление Германского гражданского уложения привело к необходимости пересмотра торгового кодекса, действовавшего с 1861 г. Новое Германское торговое уложение (ГГУ) было принято 10 мая 1897 г. и введено в действие с 1 января 1900 г.

Поскольку Германское Гражданское уложение содержит общие правила о сделках, о договоре купли-продажи и некоторые другие положения, торговый кодекс, в известной мере, потерял свою самостоятельность. Являясь как бы дополнением к гражданскому кодексу, торговый содержит лишь специальные правила для торговцев.

 

Торговое уложение состоит из четырех книг. В первую книгу включены нормы о торговых деятелях (кто считается торговцем, о маклерах, о торговых служащих), о фирме, о торговых книгах. Во второй книге говорится о торговых товариществах. Здесь речь идет о тех видах товариществ, которые пользуются наибольшим распространением: об акционерных обществах, о коммандитном товариществе и других. Положения второй книги имеют особое значение, поскольку процессы концентрации и централизации капитала в конце XIX в. привели к появлению различных многочисленных объединений. В третьей книге кодекса содержатся правила о торговых сделках и в четвертой — о морском праве.

 

ГТУ является правом коммерсантов. В отличие от французского торгового кодекса при определении торгового характера сделок оно исходит из субъективного признака. Торговыми признаются сделки, совершаемые коммерсантами.

 

В целом ГТУ уже при создании его не отличалось особой новизной и во многом воспроизводило положения старого Общегерманского уложения 1861 г. В последующие годы положения торгового уложения неоднократно менялись. Кроме того, по вопросам торгового права было принято много законов, которые остались за его пределами.

 

Гражданско-процессуальный кодекс был издан для всей Германии в 1877 г. Этот кодекс довольно велик по объему: он включает в себя 10 книг, 1048 параграфов.

Гражданско-процессуальный кодекс Германии в отличие от французского является относительно простым по построению, лишен архаизмов. Он предоставляет сторонам довольно широкие права в области представления доказательств, распоряжения своими процессуальными правами. Напротив, суд является пассивным, он лишь воспринимает и оценивает представленный сторонами материал.

 

Уголовное уложение 1871 г. С созданием единой Германии на всей ее территории было введено в действие Уголовное уложение Северогерманского Союза 1870 г. Несмотря на то, что это уложение было обязательным для применения при рассмотрении уголовных дел, в некоторых случаях разрешалось прибегать к законам государств, входящих в Союз.

Этот кодекс, как и все другие, точно отразил экономическое и политическое положение Германии: буржуазно-помещичий характер государства, полуабсолютистскую форму управления.

 

Уголовное уложение 1871 г. состояло из трех частей. В первой части содержались положения о разграничении преступлений, проступков и полицейских нарушений; об ответственности германских граждан в случае совершения правонарушений за границей и некоторые другие вступительные постановления. Во второй части излагались общие вопросы уголовного права: о стадиях преступления, о соучастии, о смягчающих и отягчающих обстоятельствах. Третья часть включала в себя нормы, касающиеся отдельных видов преступлений, то есть представляла собой особенную часть кодекса.

Среди преступлений на первом месте стояли государственные: оскорбление императора и местных государей, фальшивомонетничество, призывы к неподчинению государственным властям и другие. Этим преступлениям было посвящено наибольшее количество статей, они были детально разработаны.

 

Кодекс называет преступления против общественного порядка (основание тайных организаций, участие в союзе, целью которого являлось незаконное противодействие применению законов или мероприятий органов управления), специальная глава посвящена преступлениям против религии. Значительное внимание кодекс уделяет преступлениям против собственности и против личности.

 

Уголовное уложение содержало особый отдел, посвященный вопросу о торговой несостоятельности. Здесь шла речь о банкротах, причинивших вред своим кредиторам, нарушающим порядок ведения дел.

 

Среди полицейских нарушений уложение называет довольно широкий круг деяний: изготовление печатей, нарушение правил о выезде за границу, хранение оружия и т. п. Уложение обязывало каждого немца оказывать содействие полиции.

 

Германское уложение предусматривало довольно суровые наказания: смертную казнь, заключение в рабочем доме, тюремное заключение, помещение в крепость, арест, ограничение в правах, штраф. Основной целью наказания являлось устрашение, особенно если речь шла о тяжких преступлениях. Наиболее сурово наказывались лица, совершившие государственные преступления, против религии, против собственности. Вместе с тем, в Уложении наблюдается стремление построить карательную систему с учетом личности преступника и совершенного им преступления.

 

Уголовно-процессуальный кодекс 1877 г. явился дополнением к уголовному кодексу 1871 г. Уголовный процесс строился на принципах состязательности, независимости следственного судьи от прокурора и допущении защиты в стадии предварительного следствия. Предварительное следствие велось по делам о тяжких преступлениях, в остальных случаях дознание производил прокурор. Допускалось участие защиты на предварительном следствии, однако судья мог запретить сношения адвоката с подследственным, находящимся под арестом. По окончании предварительного следствия прокурор направлял дело в суд, который принимал соответствующее решение.

 

Обвинитель и подсудимый (и его защитник) пользовались равными процессуальными правами, однако «судам принадлежит право и на них лежит обязанность самостоятельной деятельности по расследованию дела в рамках предъявленного обвинения» (§ 153 Уголовно-процессуального кодекса).

 

Особенностью уголовного судопроизводства Германии являлось право присоединения к прокурору в качестве обвинителя потерпевшего от преступления.

 

В суде действовал принцип свободной оценки доказательств.

 

 

К содержанию: К. И. Батыр «ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА»

 

Смотрите также:

 

Римское право   История государства и права   право   Теория права    русское право   Правовые системы   Правовые системы