ДРЕЙФ МАТЕРИКОВ. ИСТОРИЯ МОБИЛИЗМА

 

 

От гипотезы дрейфа материков к теории тектоники литосферных плит. Сходство очертаний береговых линий материков

 

Сторонники любой научной теории, развивая ее на основе новейших экспериментальных результатов, не должны забывать первопроходцев. Теория тектоники литосферных плит представляет собой современное развитие того направления науки о Земле, которое родилось еще в начале XX в. в виде гипотезы дрейфа континентов. Факты, приводившиеся мобилистами 50—60 лет назад в защиту «сумасбродной» гипотезы, выдержали проверку временем; ныне эти факты получили полное подтверждение и дальнейшее развитие.

 

РОЖДЕНИЕ ГИПОТЕЗЫ ДРЕЙФА МАТЕРИКОВ

 

Понятие «земная твердь» прочно вошло в повседневное сознание людей, поэтому с самого зарождения геологии как самостоятельной науки в ней сформировалось и многие годы господствовало представление о невозможности значительных горизонтальных перемещений крупных геологических тел размером в десятки километров, а тем более целых материков. Никому из геологов прошлого века даже в голову не приходило усомниться в этой аксиоме, ибо господствовавшая в то время контракционная гипотеза, объяснявшая горообразование остыванием Земли и сокращением ее радиуса, еще устраивала геологов. На протяжении более чем полувека контракционная гипотеза служила теоретическим фундаментом всех региональных геологических исследований. Именно на ее основе

 

Э. Зюсс создал выдающийся для своего времени синтез структуры всей земной коры — монографию «Лик Земли». Но геологические аргументы, накопленные к началу XX в., и прежде всего установление соседних областей, в одной из которых происходило сжатие земной коры, тогда как в другой в то же самое время — растяжение, подорвали престиж этой гипотезы. Главной причиной падения контракционной гипотезы было открытие радиоактивности и установление в континентальной земной коре значительного количества радиоактивных элементов. Крушение гипотезы контракции привело к общему кризису в теоретической геологии. Многочисленные попытки спасти красивую и, казалось бы, естественную гипотезу не увенчались успехом. В различных направлениях начались активные поиски новых путей объяснения глубинного развития Земли.

 

Именно в это время появились две статьи («еретические» с точки зрения господствовавших в геологии начала XX в. представлений) — американского геолога Ф. Тейлора (1910) и немецкого геофизика А. Вегенера (1912).

 

 

В этих работах допускалась возможность крупных горизонтальных перемещений континентальных массивов. Рождение в теоретической геологии нового направления — мобилизма в виде гипотезы дрейфа материков обычно связывают с именем А. Вегенера, который наиболее полно разработал эту идею к концу 20-х годов. А. Вегенер (а еще до него во второй половине XIX в. А. Снайдер- Пеллегрини и русский ученый-самоучка Е. В. Быханов) был прежде всего поражен удивительным сходством очертаний окраин континентов, ныне разделенных Атлантическим океаном. Вот как вспоминает А. Вегенер в своей книге «Происхождение материков и океанов» (в русском переводе была издана в 1925 г.) об обстоятельствах рождения идеи дрейфа континентов: «В 1910 году мне впервые пришла в голову мысль о перемещении материков... когда, изучая карту мира, я поразился сходством очертаний берегов по обе стороны Атлантического океана. Но тогда я не придал этому значения, так как не считал такое перемещение возможным. Осенью 1911 года я познакомился (благодаря ряду справочных сведений, случайно оказавшихся в моем распоряжении) с палеонтологическими данными о прошлой сухопутной связи между Бразилией и Африкой, о которых я раньше не знал. Это побудило меня проанализировать результаты тех геологических и палеонтологических исследований, которые имели отношение к этому вопросу. Изучив эти данные, я убедился в принципиальной правильности своей идеи». Для аргументации дрейфа континентов А. Ве- генер и его ближайшие последователи привлекали четыре группы фактов: геоморфологические, геологические, палеонтологические и палеоклимати- ческие.

 

Первым, наиболее простым и убедительным аргументом было сходство очертаний береговых линий материков по разные стороны Атлантического океана. Менее четкое, но все же достаточно-убедительное совпадение очертаний береговых линии удалось установить и для материков, окружающих Индийский океан. Формальная реконструкция расположения континентов в геологическом прошлом, проведенная путем сближения до наилучшего совпадения очертаний их окраин, позволила А. Вегенеру предположить, что в начале мезозоя, около 200 млн. лет назад, все материки были сгруппированы в единый гигантский континент — Пангею (рис. 1). Этот суперконтинент состоял из двух крупных частей (которые различаются своей предшествующей объединению геологической историей): северной — Лавразии, объединявшей нынешнюю Европу, Азию (без Индии) и Северную Америку, и южной — Гондваны, включавшей в себя Южную Америку, Африку, Антарктиду, Индостан и Австралию. Между юго-восточной границей Лавразии и северо-восточной — Гондваны в виде огромного залива находилась впадина древнего океана Тетис.

 

Палеореконструкцию Пангеи, выполненную по геоморфологическим данным, убедительно подтвердило сходство геологических разрезов по- зднепалеозойских и раннемезозойских пород на смежных материках. В отдельных случаях, как это было описано в 30-х годах последователем Вегенера геологом А. Дю Тойтом, удалось установить сходство даже в тонких деталях состава и строения геологических разрезов в краевых зонах Африки и Южной Америки, разделенных сейчас на тысячи километров Южной Атлантикой. Первые существенные различия в геологическом строении береговых районов этих континентов проявились лишь в гюзднеюрское-раннемеловое время, т. е. около 130 млн. лет назад. Раскол Пангеи сопровождался обильным излиянием базальтовых лав, которые в отдельных местах, например в Индии, образовали мощные покровы.

 

Не менее убедительно о единстве каждого из двух крупных раннепалеозойских материков — Лавразии и Гондваны (объединившихся в конце палеозоя в единую Пангею) свидетельствуют окаменелые остатки животных и растений. Вся древняя фауна и флора южных материков образует единое сообщество, некогда заселяв- шее одну область. Особенно показа- тельными в этом отношении оказались листозавры, похожие на небольших гиппопотамов и обитавшие в пресноводных водоемах около 200 млн. лет назад. В начале XX в. их остатки были найдены в Африке и Южной Америке. (В конце 60-х годов целое кладбище листозавров было обнаружено в Антарктиде, западнее ледника Бирдмо- ра.) Трудно себе представить, чтобы эти неуклюжие наземные или пресноводные животные могли проплыть тысячи километров по океану, разделявшему в то время, как и сейчас, Африку, Южную Америку и Антарктиду. Остается единственный вывод, который и был сделан еще в начале 20-х годов А. Вегенером, о том, что в триасовое время (около 200 млн. лет назад) все эти ныне разрозненные материки составляли единый мегаконтинент — Гондвану.

 

Аналогичное свидетельство давала и палеофлора. Например, в пермское время (около 250 млн. лет назад) на всех гондванских материках были распространены близкие виды голосеменных растений, преимущественно голоссоптериды, хотя их семена не могли мигрировать в соленой воде Южного океана, быть перенесены ветром или птицами, поскольку в то время их еще не было. Обобщив палеонтологические данные, А. Вегенер показал, что распад Пангеи начался с раскрытия Северной Атлантики в конце триасового — начале юрского ремени, а раскол Гондваны — в конце юрского — начале мелового, т. е. около 130 млн. лет назад.Развитие обособленных форм жизни на гондванских материках началось только в меловое время.

 

Аргументом, убедительно свидетельствующим в пользу дрейфа материков, были обобщенные А. Вегене- ром палеоклиматические данные. Геологи, изучавшие материки южного полушария, давно установили следы позднепалеозойского покровного оледенения. Остатки древних морен и различные формы древнего ледникового рельефа известны в Южной Америке, Африке, Индии и Австралии. Заметим, что в конце 50-х — начале 60-х годов бесспорные следы позднепалеозойского покровного оледенения были найдены и в Антарктиде. Трудно себе представить покровное оледенение в Индостане, Бразилии и Африке в позднекарбоновую эпоху и в начале перми при современном расположении материков. На основании анализа распространения тиллитов каменноугольного периода А. Вегенером и был сделан вывод, что единый материк Гондвана в каменноугольное и раннепермское время находился в районе Южного географического полюса.

 

Благодаря простоте и наглядности предложенной А. Вегенером модели движения материковых глыб, а главное, убедительности приводимых в защиту гипотезы дрейфа континентов фактических геологических данных эта гипотеза быстро завоевала широкую известность среди геологов. Советский геолог и палеонтолог академик А. А. Борисяк еще в начале 20-х годов по достоинству оценил выход в свет книги А. Вегенера как «крупнейшее явление среди геологической литературы».

 

 

К содержанию: С А. Ушаков, Н.А. Ясаманов «Дрейф материков и климаты Земли»

 

Смотрите также:

 

Науки о Земле   Дрейф материков. Мобилизм...  Берингия дрейф континентов  Гондвана  Пангея и дрейф материков 

 

Эволюция земной коры - спрединг...   Тектонические гипотезы. Дрейф  Теория дрейфа... 

  

 Последние добавления:

 

Палеоклиматология   Палеонтология    Всеобщая история государства и права     Палеогеография   Кроманьонцы