Дрейф материков и глобальная эволюция Земли

 

 

Геофизика и палеогеография Палеозоя. Мегаконтинент Гондвана. Пангея. Лавразия. Намагниченность пород

 

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ГЕОФИЗИЧЕСКИХ И ПАЛЕОГЕОГРАФИЧЕСКИХ ДАННЫХ В ПАЛЕОЗОЙСКОЙ ИСТОРИИ ЗЕМЛИ

 

На протяжении всего палеозоя южные материки были объединены в единый мегаконтинент Гондвану. Ввиду того что вдоль границ южных материков не обнаружено следов палеозойской офиолитовой формации, считается, лто в это время не существовали Южно-Атлантический и Индийский океаны. Структуры на краях континентов слагаются докембрий- скими комплексами.

 

В раннем кембрии Гондване противостояли северные материки, разобщенные океаническими бассейнами на серию небольших континентов. Среди

них различаются континенты, отвечающие древним платформам (Восточно-Европейский, Сибирский, Китайский, Северо-Американский) и микро- континенты (Средняя Европа, Центральный Казахстан, Таримский и Индокитайский массивы). Между Гонд- ванским мегаконтинентом, Сибирским и Восточно-Европейским континентами располагался Палео-Азиат- ский океан. Северо-Американский континент отделялся от Гондваны и Восточно-Европейского Прото-Ат- лантическим океаном. Эти два океана являлись некоторым подобием современного Атлантического океана. Кроме этих межконтинентальных океанов существовал океан, омывающий все континенты; он был как бы аналогом современного Тихого океана.

 

Палеомагнитные данные немногочисленны. Измерения палеомагнитных векторов для Гондваны дают основание считать, что Южный полюс в раннем кембрии находился в северо- западной части Африки. По палеомаг- нитным данным, Северная Америка должна была бы целиком располагаться в тропической области. В Сибири, по данным А. Н. Храмова, экватор проходил вблизи озера Байкал.

 

Палеоклиматические данные не только в целом подтверждают мобилистские построения, но и помогают уточнить палеошироты. Простирание древних климатических поясов при современном расположении материков дает весьма неправдоподобную картину резкой асимметрии, полностью противоречащую известным закономерностям. В том случае, когда реконструированная климатическая зональность перенесена на мобилистские основы, оказывается, что климатическая зональность приобретает четко выраженную широтную поясность. Рассчитанное по палеоклиматическим данным положение палеоэкватора совпадает с палеомагнитными и геологическими данными.

 

 

Экваториальный пояс на Северо-Американском континенте хорошо фиксируется развитием полосы рифовых известняков и богатой бентосной фауной тропического облика, а также простиранием аридного сектора с соленакоплением и развитием красноцветных карбонатных осадков.

 

Установление северного и южного аридных секторов для кембрийского времени затруднительно, а это, в свою очередь, не дает возможность определить местоположение экваториального пояса. Тем не менее совокупность палеоклиматических данных позволяет с определенной долей вероятности предположительно нанести положение экватора. В то время как на Северо- Американском континенте положение экватора по палеоклиматическим данным совпадает с палеомагнитным, на Сибирской платформе экватор по палеоклиматическим данным располагается примерно на 300—400 км южнее палеомагнитного, хотя они следуют параллельно друг другу.

 

В северном полушарии северная граница тропиков проходила примерно по 35—40°, и в силу этого на современных континентах нет никаких следов более прохладного климата. В это время Австралия должна была располагаться в приэкваториальной области, и поэтому в ее пределах распространены индикаторы тропического и экваториального климата.

 

Южно-Американский палеоконтинент по отношению к современному развернут на 180°, и палеоклиматические данные не противоречат этому. На его современной северо-восточной части существовал квазитропический климат, в то время как тропический и экваториальный климаты господствовали в центральной и южной части Южно-Американского континента.

 

Палеомагнитные и палеоклиматические данные в некоторой степени не совпадают для Африканского континента. По палеомагнитным данным, Южный полюс должен был располагаться в северо-западной части Африки, но в то же время всего на 300—500 км от него находились крупные рифовые массивы и происходило интенсивное карбонато- и доло- митообразование. По всей видимости, в кембрийский период климат на Земле был значительно теплее, чем в остальные периоды, и как следствие этого на полюсах существовали лишь условия, близкие к субтропическим.

 

В ордовикский период северные континенты начинают постепенно сближаться, а южные — смещаться в южнополярном направлении. Одновременно с этим и природные условия в ордовике становятся более динамичными, чем в кембрийский период.

 

В течение ордовикского периода происходило не только смещение в южном направлении Сибирского континента, но и наращивание его за счет столкновения с обрамлявшими его с запада и юга островными дугами и частичного замыкания Палео-Азиатского океана. Несмотря на то что этот океан продолжал существовать, размеры его сократились и возник ряд островных дуг (Байконурская, Чин- гизская и др.).

 

Основываясь на распространении турбидитных осадков и олистотромах, Ж. Дьюи (Dewey, 1969) реставрировал Пал ео-Атлантический океан. В конце ордовика океан стал перерождаться в систему островных дуг и окраинных морей. Одновременно возникали два новых океанских бассейна — Палео-Тетис и Уральский. Последний сочленялся с Палео-Тетисом почти под прямым углом. На северной окраине Палео-Тетиса располагались Северо-Американский, Западно-Европейский и Казахстанский континенты, а на юге — Африканский континент. Южные континенты были сближены и составляли единый мегаконтинент —Гондвану,

 

Если исходя из палеоклиматических данных попытаться определить положение экватора, то окажется, что он должен был бы проходить через современную Канаду, Южную Гренландию и европейскую часть СССР. Хотя при фиксистском варианте предполагаемый изгиб экватора вполне вероятен при положении Южного полюса в районе Гвинейского залива, оказывается, что реконструированная климатическая зональность отдельных континентов не совпадает друг с другом. Особенно это резко проявляется при сопоставлении палео климатов Северной и Южной Америки, Африки и Евразии, Евразии и Австралии и т. д.

 

С определенной долей вероятности можно считать, как это, например, показывает К. Б. Сеславинский (1978), что северный аридный пояс при фиксистском варианте составляли бассейны севера Восточной Сибири, Китая, севера Канады, Виллистон и Австралии. К южному аридному поясу относились Мичиганский и Балтийский бассейны и бассейн Гудзо- нова залива. Однако в данную схему не вписывается аридный сектор Австралии, который в этом случае оказывается в умеренных широтах, хотя в его пределах распространены индика- горы тропического климата (доломиты, рифовые массивы, красноцветы, теплолюбивая фауна и т. д.). Трудно объяснить также отсутствие на юге Северо-Американского континента поясов субтропического и умеренного климата, несмотря на то что вблизи этого материка располагался Южный полюс с довольно мощным материковым оледенением. Аналогичное противоречие наблюдается и в Западной Европе. Вполне удовлетворительно с фиксистских позиций может быть объяснено лишь наличие климатических поясов вокруг центров оледенений Южного полюса на Южно-Американском и Африканском континентах.

 

Вместе с тем необходимо отметить, что, несмотря на существующие при определении координат Южного полюса по палеомагнитным данным противоречия, большинство из них совпадают с палеоклиматическими результатами, фиксирующими положение Южного полюса в пределах Западной Африки.

 

При нанесении выделенных климатических поясов на мобилистские реконструкции А. Смита, Дж. Брайдена и Г. Дрюри (Smith et al., 1973), Канасе- вича и др. (Kanasewieh et al., 1978), JI. П. Зоненшайна с соавторами (Зоненшайн, Савостин, 1979; Городниц- кий, Зоненшайн, Мирлин, 1978) оказалось, что глобальные палеогеографические реконструкции вполне удовлетворительно совпадают с палеоклиматическими данными. После нанесения климатической зональности на схематическую карту распределения континентов и материков, составленную Л. П. Зоненшайном и А. М. Го- родницким (1977), выявилось, что экваториальный пояс Северо-Американского континента, расположенный между двумя аридными секторами, очень удачно оказался вблизи палеомагнитного экватора. Аридные секторы находились в пределах 20—35° северной и южной широты. Примерно на тех же широтах северного полушария располагались аридные секторы Восточно-Европейского, Сибирского, Китайского и Австралийского континентов. Таким образом, аридные секторы Прибалтики, севера Восточной Сибири, Китая, Северо-Восточной Канады и Австралии вместе составляли единый северный аридный пояс. Фрагментами южного аридного пояса являются аридные секторы Мичиганского бассейна, Гуд- зонова залива и Индокитая. Вероятно, к этому поясу относится и аридная область Аргентины, в пределах которой известны доломиты формации Тинта.

 

Логически правильная картина климатической зональности реконструируется для континентов южного полушария. тропический пояс ограничивается 40° ю. ш. В его пределах существовали как переменно-влажные, так и равномерно-влажные условия. Ледниковые образования Западной Сахары и Бразилии, а также морские ледниковые конгломераты Сапла в Аргентине служат свидетельством справедливости широко распространенного представления о едином гондванском покровном оледенении в позднем ордовике (Berry, Boucot, 1973). Эти образования располагаются в районе древнего Южного полюса, и, следовательно, здесь можно выделить пояс нивального и умеренного климата.

 

Ледниковые образования, известные на территории современной Тюрингии, на севере Армориканского массива, в северо-западной части Испании и Шотландии, вероятно, были сформированы в пределах нивального климата южного полушария. Положение нивального пояса не противоречит находкам морских ледниковых отложений Новой Шотландии и севера озера Ньюфаундленд.

 

Слабая палеомагнитная изученность силурийских отложений все еще затрудняет создание глобальной реконструкции расположения материков. О положении материков в силуре можно судить, только сравнивая глобальные палеогеографические схемы ордовикского и ранне-среднедевонского времени. При этом оказывается, что многие материки проделали довольно длительный путь. Продолжала существовать тенденция к дальнейшему сближению континентов и постепенному закрытию разделявших их океанов.

 

Значительная часть Австралии в силурийский период находилась, как и ранее, в северном полушарии. Аридный сектор (бассейны Карнарвон и Амадиес), по-видимому, являлся фрагментом северного аридного пояса, а равномерно-влажная тропическая область, охватывающая геосинклиналь Лаклан с характерными для нее осадочными железными и марганцевыми рудами, располагалась вблизи экватора. Это предположение подтверждается развитием крупных рифовых массивов и обильным карбона- тонакоплением.

 

Начиная с ордовикского времени Северо-Американский континент постепенно перемещался в южном направлении. Поэтому южный аридный сектор (Мичигано -Предаппалачский) располагался южнее 25° ю. ш., а северный аридный сектор (север Канады и бассейн Виллистон) — между 25 и 35° с. ш. В этом случае вполне логично объясняется прохладный характер силурийской фауны Аляски, которая развивалась в умеренных широтах.

 

Продолжалось смещение в южном направлении Западно- и Восточно-Европейского континентов. Вследствие этого Прибалтийско-Мол дав ский аридный сектор оказался в южном полушарии. В южном полушарии располагалась равномерно-влажная квазитропическая зона Западной Европы. Довольно четко вырисовывается экваториальная область, расположенная между Прибалтийско-Молдавским и Восточно-Сибирско-Китайским аридными секторами. В состав последнего входили Новосибирские острова, значительная часть Восточной Сибири, Селенняхский кряж, Западный Китай и Бирма. К северу от аридного тропического пояса, распространявшегося примерно до 35—40° с. ш., существовали несколько более умеренные условия, близкие к субтропическим. Сравнительно низкие температуры благоприятствовали развитию умеренной фауны нынешнего Северо-Востока СССР, Забайкалья, Приморья, Восточного Китая и Индокитая.

 

В течение силурийского периода происходило постепенное повышение температурного режима. Моренные отложения, известные в Южной Америке, по-видимому, появились после отступания горных ледников (Сеславинский, Каленова, 1975).

 

В середине палеозоя намечается тенденция к постепенному сближению континентов и закрытию разделявших их океанов. В раннем девоне Северо- Американский континент стал приближаться к Восточно-Европейскому, и в середине девона образовался новый, Еврамериканский материк. Место столкновения двух континентов отмечается поясом каледонской складчатости, протянувшимся от Аппалачей до севера Скандинавии.

 

Вместе с тем в южной части Палео- Атлантики продолжал существовать океанический бассейн. Он обрамлялся вулканическими дугами, фиксируемыми развитием вулканитов андезитоба- зальтового состава в Северных Аппалачах, и образованиями, свойственными окраинным морям и континентальным склонам (Мексиканский залив, Новая Шотландия). В восточном направлении южная часть Палео-Атлантики сменялась новым океаническим бассейном, располагавшимся в пределах Южной и Средней Европы и Южной Англии. Возможно, данный бассейн имел характер средиземного типа. Посредством довольно широкого пролива на месте герцинской Европы он соединялся с океаном Палео-Тетис и океаническим бассейном в Азии.

 

В начале девона значительная часть Палео-Азиатского океана перестала существовать. Его окраины подверглись складчатости. Некоторые из них причленились к более древним континентам, а другие образовали самостоятельные микроконтиненты, например Казахстанскую глыбу и Индоси- нийский массив.

 

Между Сибирским, Китайским и Ев- рамериканским континентами, Казахстанским и Индокитайским микроконтинентами располагался ряд небольших бассейнов с океаническим типом коры. Ими были Южно-Монгольский, Южно-Тяныпаньский, Джунгар- ский, Западно-Сибирский и др.

 

Довольно сложная палеогеографическая обстановка господствовала в южном полушарии. Новый океанический бассейн возник на востоке Австралии. Достаточно обширные и глубоководные бассейны существовали между Южно-Американским и Африканским континентами.

 

Исходя из палеомагнитных данных предполагается, что Южный полюс в раннем и среднем девоне располагался в районе Аргентины (Мс Elliny, 1973). Наиболее резкое смещение Южного полюса, отмечаемое многими учеными по намагниченности пород ряда материков, возникло при повороте Гондваны по часовой стрелке относительно центра, расположенного в Индии примерно на 40 (Зоненшайн, Савостин, 1979).

 

По палеомагнитным данным, Сибирский континент располагался в средних широтах северного полушария. В низких широтах северного полушария находились Восточно-Европейский и Китайский континенты и северная половина Северной Америки. В южном полушарии, кроме Гонд- ванекого м е га ко нти не нта, находились Западно-Европейский континент, Иранский и Индостанский микроконтиненты.

 

П ал е о кл и м ат и ч ее к и с данные соответствуют такому положению материков лишь с некоторыми оговорками ( 46). Характерной особенностью девонского периода было развитие на всех континентах индикаторов жаркого (тропического и экваториального) климата. Это может расцениваться как результат или сильного потепления планеты, или расположения материков вблизи экваториальных и тропических широт. В случае верности второго предположения Сибирский континент и Гондванский мeraконтинент должны были бы располагаться между 45° северной и южной широты, а Северо-Американский континент — целиком в северном полушарии. Тогда экваториальный пояс Северной Америки и Восточной Европы, фиксируемый по развитию латеритов Тима на и Урала, рифовых массивов, слабокарбонатных краеноцве- тов и высоким среднегодовым температурам, проходил бы между 10-градусными широтами.

Вместе с тем трудно отрицать существование в девонском периоде аномально-высоких значений средкегло- бальных температур. Зависимость температурного режима земной поверхности от состава атмосферы, и в частности от концентрации углекислого газа, в геологической истории Земли была показана ранее (Ясама- нов, 1981; Теня ко о, Ясаманов, 1981).

 

В девонский период концентрация углекислоты в атмосфере достигла максимальных значений, и, следовательно, в это время на Земле парниковый эффект оказывал сильное влияние. В результате этого можно предположить, что климат был близок к тропическому. Тем не менее нельзя игнорировать факт, на который в свое время обратил внимание Ч. Брукс. Существование высоких температур при сближенном состоянии континентов должно было бы привести к развитию обширных областей с аридным типом климата.

Исходя из п а л е о кл и матическ и х данных, по-видимому, правильнее было бы развернуть Северо-Американский континент по часовой стрелке примерно на 30 и сместить в северном направлении примерно на 20°. Сибирский континент должен быть перемещен на 15° южнее, а Гондванский м era континент —— на 30° севернее. В этом случае простирание климатических поясов будет соответствовать положению континентов на земной сфере.

 

В течение второй половины девонского периода и начала карбона многие континенты, за исключением Сибирского, продолжали сближаться, что выразилось прежде всего в проявлении интенсивных складчатых деформаций, особенно резко проявившихся в пределах Е в р а м е р и к а н с ко г о континента. Большинство сравнительно мелких океанических бассейнов, расположенных в Евразии, закрылось. Одновременно с этим возник и стал расширяться Палео-Тетис второй генерации (П. ал ео-Тетис I) и океанический бассейн южного полушария. П ал ео-Тетис II отделял Китайский континент от Сибирского и Казах- ста некого ( 47). Палео-Тетис И с севера и запада обрамлялся системой островных дуг, которые хорошо реконструируются по поясам развития вулканических комплексов известко- во-щелочного состава (Южная Монголия, Южный Тянь-Шань, Гиссарк Л. П. Зоненшайн и А. М. Город- ницкий (1979) считают возможным существование проблематичного океанического бассейна между Америкой и Гондвакой.

 

Палеоклиматическая зональность раннего карбона хорошо совпадает с палеомагнитными данными, за исключением положения экваториальной области в Северной Америке. Если бы Северная Америка располагалась примерно на тех же широтах, что и в девонский период, то положение 0° совпало бы с экваториальной областью и единый экваториальный пояс охватывал бы Северо-Американ- ский, Восточно-Европейский, Западно-Европейский, Китайский континенты, Казахстанский, Туранский и Индокитайский микроконтиненты. Экваториальные условия фиксируются не только наличием протяженных рифовых массивов, интенсивным уг- ленакоплением и латеритным выветриванием, развитием влаго- и теплолюбивой растительности, но и географическим положением. В это время экваториальный пояс располагался между северным и южным аридными секторами тропического пояса.

 

К северному аридному сектору относятся аридные области Северо-Аме- риканского континента, а к южному — аридные области Южно-Американского, Африканского континентов, Аравийского полуострова. Существование относительно прохладных условий (субтропический тип климата) на Сибирском континенте хорошо подтверждается его положением в средних широтах.

 

На Гондванском мегаконтиненте выделяются два климатических пояса: тропический и субтропический; их простирание хорошо согласуется с палеомагнитными данными. К югу от аридных секторов тропического пояса располагались области с относительно высоким увлажнением. Более умеренные условия — субтропический влажный климат гондванских континентов хорошо фиксируется положением угольных месторождений.

 

В конце палеозоя окончательно оформилась тенденция к группировке континентов. В конце карбона и в начале ранней перми почти все материки спаялись в крупную континентальную глыбу — Пангею, которая впервые была очерчена А. Вегене- ром. Пангея состояла из двух мегакон- тинентов — Гондваны и Лавразии ( 48). Океаном Палео-Тетис Китайский материк отделялся от Лавразии.

 

Места близкого соприкосновения и спаивания континентов отмечаются поясами осадкообразования. Такими являлись Аппалачи, вдоль которых произошло соединение Северной Америки с Африкой, и Урал с Иртыш- Зайсанской областью; вдоль них соединились Сибирский континент и ряд микроконтинентов (Туранский, Казахстанский и др.) с Еврамерикой.

 

На единство Лавразии и Гондваны указывал А. Вегенер, основываясь на сходстве листовой флоры и наземных пресмыкающихся.

 

Глобальные реконструкции свидетельствуют о том, что Южный полюс располагался в пределах Западной Антарктиды, а в приполярных районах находились южная половина Южно-Американского континента, значительная часть Африки, Индостан и Австралия. Экваториальный пояс, по палеомагнитным данным, проходил на юге Северной Америки, на юге Европы и в Южном Китае.

 

Большую роль в обосновании принципов мобилизма сыграли палеоботанические данные по карбону и ранней перми. Согласно С. В. Мей- ену (1969), в конце карбона и первой половине ранней перми выделяются 4 палеофито гео графические области: Еврамериканская, Катазиатская, Ангарская и Гондванская. Первые две характеризуются развитием тропических флор, а Ангарская и Гондванская — внетропических. Еврамериканская флора распространена в Северной Америке, Западной Европе, Северной Африке, Передней и Средней Азии и на Кавказе, а Катазиатская — в Китае и Юго-Восточной Азии. В Ангарской области, охватывающей территорию Сибири, Восточного Казахстана, Северо-Востока СССР и Монголии, практически отсутствуют элементы Еврамерикан- ской области. Гондванская область включает флору Индии, Африки южнее экватора, Южной Америки, Австралии и Антарктиды.

 

Расположение палеофитогеографи- ческих областей на фиксистской основе весьма парадоксально. Практически все южное полушарие занято гондванской флорой, а пояс тропической флоры почти целиком расположен в северном полушарии, опускаясь ниже экватора лишь в Юго-Восточной Азии.

 

Несмотря на то что такая резкая асимметрия была известна давно и никем не отрицалась, многие исследователи объясняли это смещением к северу экватора. Вместе с тем, как правильно отмечает С. В. Мейен (1969), «не акцентируется внимание и на том, что ширина тропического пояса очень неравномерна и резко уменьшается к северу от Индии... недостаточно учитывается удивительное постоянство флоры по всей Гонд- ване...».

 

Для объяснения противоречий, возникающих при допущении фиксированного расположения материков, привлекались сложные схемы атмосферной циркуляции, ссылки на современную асимметрию климатической зональности, а также на зависимость распределения растений от общей палеогеографической обстановки, но все они не давали удовлетворительного объяснения. В частности, современные климатические зоны обладают симметрией (см.  27), а положение флористических границ высшего ранга мало зависит от общей палеогеографической обстановки (Мейен,1969).

 

Парадоксальность в распределении климатических зон позднего карбона легко устраняется при изменении взаимного расположения материков. Климатическая зональность позднего карбона и начала перми хорошо согласуется с палеомагнитными данными. В то время как при фиксист- ском положе/нии материков климатическая зональность, особенно положение экваториального и нивального поясов, не находит удовлетворительного, объяснения, в мобилистских реконструкциях климатическая зональность практически параллельна палео- широтам.

 

Длительное пребывание Гондваны в средних и высоких широтах южного полушария привело к возникновению мощного покровного оледенения. Как следует из геологических и палеогеографических данных, ледники распространялись до 45—50° ю. ш., что примерно соответствует широтам распространения льдов при четвертичном оледенении. Наряду с этим известны и горные ледники; их основная масса располагалась на Аравийском полуострове.

 

Позднепалеозойское оледенение было распространено в южном полушарии, которое было континентальным. В северном, океаническом полушарии следы деятельности льда обнаружены только в ограниченных районах на северо-востоке Сибири. Это ма- риногляциальные отложения, как. например, в бассейне р. Омолон (приток р. Колымы).

 

Исходя из распространенности тиллитовых отложений, направлений ледниковых штриховок и шрамов, мощности тиллитов и других признаков, В. Гамильтон и Д. Кринсли, а позднее JI. А. Фрейк построили генеральную схему распределения гонд- ванского оледенения. Согласно их построениям, центр оледенения располагается в Восточной Антарктиде и Южной Африке. Отсюда ледники длинными языками направлялись к Австралии, Индостану и Южной Америке.

 

Оледенение достигло своего максимума в середине позднего карбона. Это произошло вследствие того, что южная околополярная область располагалась на значительной части Гондваны. Удаленность от источников влаги и высокая степень альбедо привели к сильному выхолаживанию территории. В свою очередь огромные пространства, занятые льдами, существенно увеличивали среднее альбедо Земли. В результате этого Земля недополучила значительное количество тепловой энергии, что в свою очередь привело к снижению средних температур в низких широтах.

 

Вместе с тем существование холодного южного и теплого северного полушарий привело к определенной асимметрии в распределении циркуляционных процессов и в расположении климатических поясов. Особенно хорошо это отмечается смещением в северном направлении экваториального и тропического поясов и в развитии более широкого, чем на юге, умеренного пояса.

 

В позднепермское время началась трансгрессия. Уменьшение отражательной способности увеличило приток тепла, и, как следствие этого, произошло интенсивное таяние ледников и глобальное повышение температуры земной поверхности.

 

Экваториальный пояс располагался более асимметрично, чем в предыдущие периоды, что фиксируется развитием карбонатных, главным образом рифогенных отложений и рифовых массивов, формированием мощных аллитных и латеритных кор выветривания и осадочно-латеритных бокситов, обильным угленакоплением и развитием своеобразной растительности. Эта экваториальная растительная ассоциация оконтуривает Вестфальскую палеофитогеографическую область. К северу и югу от экваториальной влажной области располагались два тропических пояса с характерными для них аридными и переменно- влажными секторами. Северные аридные секторы (между 10 и 30° с. ш.) маркируются распространением карбонатных красноцветов и эвапоритов. Они известны в Западной Европе, на Восточно-Европейской платформе, в Предуралье, Центральном Казахстане и на юге Канады. Южные аридные секторы выделяются на северо-западе Южной Америки, в Северо-Западной Африке.

 

Пояса субтропического и умеренного климатов северного полушария намечаются по развитию обильного угленакопления, каолинитовому типу выветривания и развитию флоры Ангарской фитогеографической области, которая по отношению к Вестфальской более умеренная.

 

Аналогичная природная зональность существовала в южном полушарии. Наряду с тиллитами в нивальном поясе распространена так называемая гондванская флора, ее представители в отличие от всех известных в это время групп обладали кольцами нарастания.

 

 

К содержанию: С А. Ушаков, Н.А. Ясаманов «Дрейф материков и климаты Земли»

 

Смотрите также:

 

Науки о Земле    Мобилизм   Гондвана   Пангея   Эволюция земной коры - спрединг