НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО ИНДИИ

 

 

Территориальное право в «президенциях» и в мофуссиле

 

Территориальное право в «президенциях».

 

Каким же должно было быть это территориальное право и как оно могло быть создано? Ответ на оба эти вопроса менялся в связи со сложностью положения, а также в зависимости от хода политического и конституционного развития Индии.

 

Принципиальное различие сложилось прежде всего между президенциями — Бомбеем, Калькуттой и Мадрасом, с одной стороны, и остальной Индией (mofussil или muffallal) — с другой. В президенци-ях действовали английские королевские суды, которые, в принципе, применяли английское право в том виде, в каком оно сложилось к 1726 году. Однако здесь имелось два исключения. Английское право применялось только в том случае, если не было регламентов, которые издавались местными властями по тем или иным вопросам. Кроме того, английское право применялось лишь в той мере, в какой его применение казалось возможным в особых условиях Индии. Наконец, компетенция английских судов с самого начала распространялась лишь на те споры, в которых в качестве одной из сторон выступал англичанин, а также на те случаи, когда спорящие стороны признавали эту компетенцию.

 

 Когда в 1781 году компетенция английских судов была распространена на все споры, было оговорено, что в отношении частных сторон, затрагивающих интересы мусульман или индусов, суды должны применять соответственно мусульманское или индусское право. Тем не менее право, опиравшееся на английские источники и применявшееся в президенциях, положило начало тому, что стало англо-индийским правом.

 

 Территориальное право в мофуссиле

 

Первый период. В остальных районах Индии сложилось иное положение. Суды, созданные в этих районах, не были английскими королевскими судами. Это были суды Ост-Индской компании (East India Company), получившей с 1765 года в силу предоставленной ей привилегии право"взи-мания налогов при условии ежегодных платежей императору (Мого-лу), что повлекло за собой право отправлять правосудие по гражданским делам. Такое положение сохранялось до 1856 года, когда управление Индией было передано непосредственно Короне.

 

В этой части Индии не было никаких оснований говорить о применении английского права. Да и применение его было бы затруднительным. Соответственно установилось различие, источник которого следует искать в «плане» генерал-губернатора Уоррена Гастингса, составленном в 1772 году. К вопросам наследования, брака, касты и другим институтам,связанным с религией, следует применять нормы индусского либо мусульманского права; в других областях следует руководствоваться принципами справедливости и совести (principles of justice, equity and good conscience).

 

 

 Эта формула содержалась в регламенте 1781 года, которым было учреждено для провинций Бенга-лия, Бихар и Орисса два высших суда — по гражданским (Sadar Di-wani Adalat) и по уголовным делам (Sadar Nizamat Adalat). Эта же формула была вновь повторена в индийском Законе о верховных судах 1861 года, которым проведена реорганизация всей судебной системы Индии. Таким образом, в мофуссиле сложилось следующее положение: с одной стороны, мусульманское и индусское право, утвердившиеся в ряде областей, не имеют такого широкого применения, как применение в президенциях английского права; с другой стороны, в сферах, не регулируемых мусульманским или индусским правом, не применяется, как в президенциях, английское право. Суды должны, решая спор, находить норму права, наиболее соответствующую принципам справедливости и совести.

 

Эта формула, по разъяснению одного автора, имела целью не расширение, а, наоборот, ограничение сферы применения английского общего права. Она открывала широкие возможности для разумного применения ее теми, кто решал споры; однако это еще не рецепция английского права, во всяком случае во всеобщем плане. Правосудие тогда отправлялось налоговыми чиновниками (Revenue Officers), которые не были юристами, не знали английского права и часто осуществляли правосудие на одном из языков населения Индии. Английское право казалось вовсе не пригодным для применения к населению, среди которого англичане были весьма малочисленны. В принципе, применяли, очевидно, нормы обычного права или нормы, заимствованные из священных текстов, так как население, учитывая его религиозную принадлежность и иные обстоятельства, считало эти нормы более пригодными для справедливости. Применялись нормы индусского или мусульманского права, местные обычаи или нормы. просто казавшиеся более справедливыми судье в условиях «примечательного отсутствия местных правовых принципов».

 

 Второй период. Кодификация

 

Второй период начинается с момента принятия Хартии 1833 года. Идея кодификации, которая восторжествовала во Франции и даже имела многочисленных сторонников в Англии, казалось, могла сыграть особую роль в Индии". Она могла бы послужить утверждению права и его унификации в интересах справедливости и развития страны. Она дала бы возможность рецепции английского права, систематизированного, упрощенного, модернизированного и приспособленного к условиям Индии.

 

В 1833 году в Совет, состоящий из трех человек и созданный при генерал-губернаторе для оказания ему помощи в управлении Индией, был введен еще один член — юрист, выполнявший, по существу, функции министра юстиции. Первым на этот пост был назначен будущий лорд Маколей. Он, как и многие его современники, был большим поклонником Бентама и кодификации, которую предусматривал, по крайней мере формально, 53-й раздел Хартии. Первая Юридическая комиссия под его председательством работала с 1833 по 1840 год и представила свой знаменитый доклад, известный как «lex loci report». Комиссия предусмотрела возможность выработки трех кодексов: кодекса, систематизирующего нормы мусульманского права, кодекса, излагающего нормы индусского права, и кодекса, излагающего нормы территориального права, который будет применяться во всех случаях, где невозможно применение мусульманского или индусского права. Наличие такого кодекса покончит с разнобоем в праве, существующем в различных районах Индии, в частности с разнобоем между нормами и самими принципами решений, принимаемых в президенциях, с одной стороны, и в остальных районах Индии — с другой. Комиссия предложила в качестве основы этого кодекса принять, за некоторыми исключениями и с рядом изменений, английское право. Специальная оговорка должна была предусматривать сохранение имеющихся обычаев и старинных обычаев, которым подчиняются туземцы.

 

Предложения, сделанные первой комиссией, и особенно проект Уголовного кодекса, подготовленный ею, не дали немедленного эффекта. Принцип кодификации, принятый комиссией, встретил сопротивление со стороны юристов общего права. Кроме того, проекты кодексов мусульманского и индусского права вызывали серьезные возражения. Вторая комиссия, созданная в 1853 году, отвергла оба эти проекта и создала несколько более приемлемых проектов, касающихся территориального права. Однако понадобились потрясения, вызванные восстанием 1857 года, и конституционные реформы, последовавшие за ним, чтобы подготовленные проекты были наконец приняты.

 

Активное движение за развитие законодательства последовало в 1859—1882 годах. Его результатом было принятие ряда кодексов и крупных законов. Таким образом, при содействии двух новых комиссий был создан солидный корпус индийского права, авторитет которого вытеснил прежде влиятельное в президенциях английское право, с одной стороны, и судебную практику прочих районов Индии, основанную на принципах справедливости, — с другой. Движение затем замедлилось, однако полностью оно не прекращалось никогда.

 

Кодексы и крупные законы отразили важнейшие элементы индийского права. Любопытно отметить, что название «кодекс» давалось закону только в тех случаях, когда он по своему содержанию соответствовал одному из наполеоновских кодексов. Так, в Индии имеется Гражданский процессуальный кодекс 1859 года. Другие крупные законы, кодифицировавшие общее право Индии, напротив, не назывались кодексами. К их числу относятся Закон о наследовании 1865 года (замененный ныне Законом 1925 г.). Закон о договорах 1872 года. Закон о доказательствах 1872 года. Закон о реальном исполнении обязательств 1872 года. Закон о ценных бумагах 1881 года, Закон о переходе собственности 1882 года (дополненный в 1929 г.), Закон о доверительной собственности 1882 года и др. Надо отметить, что вопросы деликтной ответственности (torts) не были кодифицированы: проект, подготовленный Фредериком Поллоком и предусматривавший кодификацию в этой области, не был принят.

 

 

К содержанию учебника: Давид Рене "Основные правовые системы современности"

 

Смотрите также:

 

Республика Индия. Правовая система Индии, законы Ману   Индия. Индусское гражданское право