ГЕОМОРФОЛОГИЯ КРЫМА

 

 

Развитие рельефа в Крыму с конца миоцена в течение плиоцена и четвертичного периода

 

НЕОТЕКТОНИКА КРЫМА

 

Формирование рельефа Крыма началось после выхода его поверхности из-под уровня моря. В горном Крыму обширные плато нагорий обнажались после отступления сарматского моря, т. е. в конце миоцена, в равнинном Крыму — после регрессии понтического моря и осо­бенно после накоплений континентальных отложений таврской свиты, т.е. после среднего плиоцена.

 

Следовательно, развитие рельефа в Крыму происходило с конца миоцена — начала плиоцена в течение плиоцена и четвертичного периода (подробнее см. главу IX «История геологического развития»).

 

Наблюдая останцы плиоценового рельефа в горном Крыму, можно прийти к выводу, что продольный профиль долин достигал в то время стадии равновесия и был достаточно выработан. Сравнивая абсолют­ную высоту плиоценового уровня с современным положением дна реч­ных долин над уровнем моря, В. И. Бабак дает представление о вели­чине суммарных последующих поднятий той или иной области. Максимальные поднятия в течение четвертичного периода произошли в области Главной гряды, где они достигали 500—600 м. Величина их уменьшалась в северном направлении. Слабые поднятия охватывали весь Крымский полуостров, в том числе и Альминскую впадину, в наи­более прогнутой области которой они составляли от 0 до 50 м. Опуска­ния происходили лишь в северо-восточной части Индольской впадины, где величина их превышала 100 м.

 

Исходными данными для решения вопроса о величине деформаций верхнеплиоценового этапа могут послужить амплитуды верхнеплиоце­нового эрозионного рельефа, врезанного в более древние поверхности. Однако следует отметить, что заложение и развитие ложбин стока в области Главной гряды, как это было отмечено выше, по-видимому, происходило уже в среднем плиоцене, главным образом в его конце.

 

 

Поэтому величину суммарных деформаций средне- и верхнеплиоцено­вых этапов можно оценить лишь очень приблизительно. В области Главной гряды они составляют примерно 400—500 м.

 

В конце плиоцена в горном Крыму происходили интенсивные под­нятия и связанные с ними глубокое врезание речных долин и форми­рование ложбин стока чаудинского уровня террас. Сравнивая высоту верхнеплиоценовых и нижнечетвертичных террас, можно дать прибли­зительную оценку величины поднятий за этот период (в области Глав­ной гряды они достигали 250—300 м). Следует отметить, что прибли­зительно такой же величины достигали поднятия горного Крыма за весь последующий период развития рельефа.

 

Ввиду плохой сохранности нижнечетвертичной террасы в «горном Крыму расположение долин этого возраста восстановить довольно трудно. Тем не менее можно думать, что оно в общем соответствовало расположению современных речных долин, так как именно к ним при­урочены наиболее пониженные участки террас пятого уровня в долинах рек Бельбек, Ангара, Танас, Мокрый Индол и др. Нижнечетвертичные долины достигали значительной ширины и имели более плоский поперечный профиль, чем современные речные долины.

 

В пределах Главной гряды и в особенности ее южного склона в связи с интенсивной эрозией, предшествовавшей чаудинской транс­грессии, развивались грандиозные обвально-оползневые процессы.

  

В западном и восточном Крыму получили четкое оформление возвышенности Внешней гряды, севернее которой формировались мощные покровы аллювиально-пролювиальных булганакских галечников.

 

На Керченском полуострове в конце верхнего плиоцена продолжа­лась начавшаяся после куяльника интенсивная денудация воздымаю­щейся суши. С этим периодом Г. А. Лычагин связывает образование громадных оползней верхней части склона гор Биегр и Опук. По его представлениям, в течение верхнего плиоцена на Керченском полу­острове постепенно формировался «зрелый рельеф в виде равнины со слабо возвышающимися гребнями мягких очертаний», и что «этап выработки пенеплена закончился в основном ко времени существова­ния чаудинского бассейна, когда суша испытала опускания и эрозия ослабела».

 

В конце нижнечетвертичной эпохи в области горного Крыма начался новый эрозионный этап, который завершился формированием манджильской террасы и отложений, соответствующих древнеэвксин- ской трансгрессии.

 

Наиболее интенсивные поднятия и соответственно наиболее значи­тельные углубления долин, как это отмечается и для предшествующих этапов, произошли в пределах Главной гряды. С уровнем манджиль­ской террасы там связано широкое развитие делювиальных шлейфов и выположенных склонов, в которые врезаны более молодые формы эрозионного рельефа.

 

В области Главной гряды величина максимальных поднятий за среднечетвертичный этап достигла 120—140 м, в северном и южном направлении она резко сокращалась. В конце среднечетвертичной эпохи в горном Крыму снова появились поднятия, речные долины углубились и эрозионный рельеф приобрел все основные черты современной гидро­графической сети.

 

В начале верхнечетвертичной эпохи наступил период значительного ослабления эрозионной деятельности, в это время происходило накоп­ление отложений третьей, судакской, террасы, сопоставляемых примерно с карангатской трансгрессией. Максимальные поднятия [26] в этот период в области Главной гряды достигали 45—50 м. Кроме того, в эпоху развития карангатской трансгрессии происходило накопление лёссовид­ных и делювиальных суглинков, выполняющих овраги и понижения рельефа и достигающих значительной мощности.

 

На Керченском полуострове, по материалам Г. А. Лычагина, в первую половину четвертичного периода в древнеэвксинскую, узун- ларскую и карангатскую эпохи преобладали слабые опускания. В это время в понижениях накапливались делювиальные суглинки, нивели­рующие рельеф.

 

С последующими, более слабыми верхнечетвертичными поднятиями в области Крымских гор связано новое углубление речных долин и фор­мирование в конце этапа отложений второй надпойменной террасы.

 

Величина поднятий, разделявших эпохи формирования третьей и второй террасы, достигала в пределах Главной гряды 20—22 м.

 

К содержанию: Сидоренко. Геология СССР. Том 8. Крым. Геологическое описание Крыма

 

 Смотрите также:

 

Науки о Земле    ГЕОЛОГИЯ  Крымоведение